Сергей Бабинов: Челябинск дает много хоккеистов высокого класса. Сейчас почти в каждой команде КХЛ найдутся челябинцы

Сергей Бабинов: Челябинск дает много хоккеистов высокого класса. Сейчас почти в каждой команде КХЛ найдутся челябинцы

Сергей Бабинов – один из самых титулованных воспитанников в истории челябинского хоккея. В составе сборной СССР он побеждал на чемпионатах Европы, мира и Олимпийских играх. Сегодня Бабинов – нечастый гость в Челябинске, но благодаря «Трактору» он получил хороший повод побывать в родном городе и встретиться со старыми хоккейными друзьями. В конце сентября стяг с его фамилией занял заслуженное место под сводами Арены «Трактор» имени Валерия Белоусова.

О стяге в челябинском зале славы

Конечно, это очень приятно. Я здесь начинал, здесь вырос. Очень благодарен команде и тем людям которые меня воспитали, вложили в меня умения, которые я приумножил в Москве. Рад возможности встретиться с бывшими одноклубниками по «Трактору». Не так часто удается со всеми увидеться, к сожалению.

О первом тренере Петре Дубровине

Легендарная для Челябинска личность. Его всегда отличало умение разглядеть черточки таланта и трудолюбия, которые позволяли мальчишкам вырастать в больших мастеров. Он проверял своих подопечных всегда: в быту и на поле, оценивал везде где только можно. Говорили, что у него был сложный характер… Это правда, но, наверное, у всех одаренных людей так. У него огромное количество воспитанников, которые стали профессионалами. Это говорит о том, что Дубровин был выдающимся человеком.

О дисциплине

Петр Васильевич всегда требовал строгой дисциплины. В те времена не было такого количества катков с искусственным льдом, как сейчас и нам, мальчишкам, приходилось ездить играть за команды старшего возраста в других районах города. И тренировки были в 11 часов вечера. А Дубровин строго следил чтобы все ночевали дома. В Ленинский район ночью ехать было страшно, и однажды я решил остаться ночевать со старшими ребятами в раздевалках. Мобильных в то время не было и отец, когда я не вернулся в положенное время, поехал прямиком к Дубровину. Разумеется, Петр Васильевич меня после этого просто выгнал из команды. Сказал: «Все, уходи, нам такие не нужны». Пришлось отцу ходить к нему, уговаривать, чтобы взял обратно.

Вообще, наше поколение было очень дисциплинированным. Мы с детства помогали заливать лед. Это было несложно, нормой для нас. Мы жили в спортлагерях, в палатках по 10-12 человек, а в качестве наказания мыли посуду или кололи дрова. И это все помимо тренировок.

О дебюте в «Тракторе»

После окончания школы я не попал в основной состав и полгода играл за «Сельхозвузовец». Только после этого меня пригласили в «Трактор». В то время там играли Николай Макаров, Валерий Белоусов, Николай Шорин, Анатолий Картаев, Сергей Григоркин, Юрий Могильников, Николай Бец. Приняли меня в команде замечательно. Поставили в пару с Николаем Макаровым. Вообще надо сказать, что все эти люди были моими наставниками и в жизни, и в игре. Могу с уверенностью сказать, что они дали мне путевку в жизнь. 

О первой славе

В Челябинске на хоккее всегда была великолепная атмосфера. Даже молодежная команда собирала по 7-8 тысяч человек на трибунах. Это было событие для города. Приходили работяги с заводов в «Юность» и отрывались там по полной. Я был молодой, застенчивый и никак своей популярностью не пользовался. Это сейчас в каждом клубе есть пресс-служба, и хоккеисты с юношества начинают общаться с журналистами. У нас такого не было.

О переходе в «Крылья Советов»

Целая история. Тогда было много событий, о которых многие не знают. Я был молодым, отыграл два сезона в команде мастеров и меня пригласили в «Крылья советов». В начале я дал согласие, но потом отказался. Приходили представители «Трактора», отговаривали. Я посоветовался с ребятами и вроде окончательно решил остаться. Началась предсезонка, предварительные турниры. Мы поехали в Череповец, где также были «Крылья». Я не хотел ехать, чтобы не дразнить волков, но мне руководство сказало, что надо ехать и все будет нормально.

И вот, в Череповце ко мне подходит Виктор Кузнецов (игрок «Крыльев Советов») и говорит, чтобы я зашел к Борису Кулагину. А я говорю: «Да чего я пойду, я уже все сказал». Но Кузнецов не успокаивается: «Пойми, Сереж, меня выгонят из команды, если я не приведу тебя». Может он преувеличивал, но зная характер Кулагина, я действительно верил, что такое могло случиться. Поэтому пошел к нему в номер. Он мне с порога говорит: «Ну что, в сборной играть хочешь?». Отвечаю: «Хочу». «Тогда переходи в «Крылья Советов». Что было дальше все знают.

Сейчас я, конечно, признаю свою вину за тот поступок, но что мне еще оставалось делать? В сборную брали только из московских клубов. В газете «Труд» потом вышла разгромная статья под названием «Хоккейный детектив или как украли защитника». Но Кулагин свое слово сдержал, и я поехал на Олимпийские игры.

О первом матче за сборную СССР

Была определенная последовательность: сначала юношеская сборная, потом молодежная. Но когда ты попадаешь в первую команду, это, конечно, восторг. Непередаваемые чувства. Хотя в быту все похоже на первый день в команде мастеров – тоже не знаешь куда сесть, куда вещи положить. В то время в сборной играли такие мастера как Михайлов, Якушев, Цыганков. Они уже легендами были. Но отношение было исключительно доброжелательное.

О матчах в Канаде

Канадцы играли в совершенно другой хоккей. Маленькие площадки, огромное количество людей, которые против тебя болеют. Плюс мы застали то время, когда шла холодная война. Нашу команду сопровождало множество охранников, чтобы исключить любые инциденты. Когда ты прилетаешь и на третий день выходишь играть, у тебя акклиматизация. Тебя бьют по любому поводу на площадке, приходится быстро перестраиваться. Первые матчи были очень тяжелыми, но это закаляло характер. От нас требовали только победы.

Канадцы были очень быстрые, ловкие, вели борьбу на любом участке. Нужно было и терпеть, и в то же время не давать себя в обиду. Если не дашь сдачи – тебя просто заклюют. Победить канадцев можно было только в их же стиле, но надо было быть еще быстрее и сильнее. Мы выросли в таких условиях, когда нужно было постоянно выживать: и на улице, и в быту, так что могли за себя постоять.

О противостоянии с Чехословакией

Принципиальными были и все матчи с чехословаками. Если канадцы били открыто, то у чехословаков совсем другой стиль: уколоть незаметно для судей, сыграть в мелкий фол, постоянно давить на судей разговорами. Руководители команд общались, были прецеденты, после которых чехословаков наказывали за неспортивное поведение, но все равно играть с ними было еще неприятней, чем с канадцами.

О политике в советском хоккее

О политике мы не думали. Все были заточены только на победу, не было других целей. Конечно, был и финансовый стимул. Игроки сборной жили очень хорошо по советским меркам. А если проиграешь – лишишься места в составе. Поэтому ни себя, ни других не жалели.

О достатке игрока сборной

Хоккеистам предоставляли жилплощадь, оказывали помощь в приобретении мебели, продуктов. У простых людей в то время с этим были сложности. За победу были определенные премии. Например, за золотую олимпийскую медаль мы получили по 400 долларов. У нас не было контрактов, мы считались любителями. Кто-то в цеху работал, кто-то служил.  

О загранице

При выезде за границу мы всегда проходили инструктаж. С нами обязательно выезжали представители компетентных органов, которые все контролировали, следили за обстановкой. Не сказать, что нельзя было шагу ступить, но контроль чувствовался.

Больше всего запомнился визит к нам Владимира Высоцкого в 1976 году в Монреале. Он тогда пел для команды. Он был живой легендой, нас поразило, когда он к нам приехал.

Об окончании карьеры

Я закончил играть в 31 год – рано по современным меркам. Но в те времена была очень высокая конкуренция. К тому же, постоянные сборы, тренировки, поездки вдалеке от семьи морально надламывают человека. Я выиграл практически все, что можно было, стало сложно находить мотивацию продолжать играть дальше.

О сегодняшнем «Тракторе»

Конечно, по возможности смотрю игры. Все-таки Челябинск – родной город, а «Трактор» –   родная команда. Челябинск дает много хоккеистов очень высокого класса. Сейчас в КХЛ, наверное, почти в каждой команде найдутся челябинцы. Во все времена перспективных ребят из Челябинска забирали, как только они начинали показывать хороший хоккей. У нас был стимул – играть за сборную, а сейчас – контракты. Понятно, что карьера спортсмена коротка, и за нее нужно постараться обеспечить себя. Поэтому я не осуждаю ребят.

О работе с детьми

Сейчас я руковожу культурно-спортивным объединением «Хоккей Москвы», куда входит 11 спортивных школ города. Мы занимаемся детским хоккеем, контролируем, направляем, помогаем. Основная трудность в детском хоккее – это родители. Они часто вмешиваются в тренировочный процесс, хотят назначать и снимать тренеров. Появилось очень много обеспеченных людей, которые позволяют себе критиковать профессиональных тренеров, говорят детям не слушать их. Это делает детей жестокими.

Профессиональный хоккеист состоит из 10% таланта и 90% адского труда. А как ребенок будет трудиться и соблюдать дисциплину, если его родители не уважают людей, которые работают с их детьми? Не всем дано стать хоккеистами и этого многие родители не понимают. У них свои неудовлетворенные амбиции, которые они на детей перекладывают. Я считаю, что главная задача хоккейной школы не в том, чтобы подготовить мальчика к попаданию в сборную, а чтобы привить ему здоровый образ жизни, дисциплину. Поэтому развитие детского спорта – это задача государственного уровня.

16 октября 2017
Все статьи
Отдел информации и PR ХК «Трактор» Челябинск