«Первая работа была на кухне, зарабатывал 10 долларов в час». Интервью Ника Бэйлена

История американца, который стал европейцем.

Защитник «Трактора» Ник Бэйлен о старте сезона, затянувшей его Европе, женском хоккее и желании сделать мир чуточку лучше.

7 очков в 16 матчах, «-9» в графе «+/-». Доволен своей игрой на старте сезона?

У нас была хорошая предсезонка, но на старте мы забуксовали. Сложно иметь положительный показатель полезности, когда у тебя мало голов в равных составах. Да есть шайбы в большинстве, но при игре 5 на 5 забиваем не так часто, как хотелось бы. Когда думаешь об этом – появляется лишняя нервозность. Но такое случается и в карьере любого хоккеиста, и в жизни любого коллектива. Нужно дать время, чтобы команда сыгралась. Сейчас на тренировках мы отрабатываем игру в равных составах. У нас появился Рихард Гюнге – это наш дополнительный козырь.

Почему ты переподписал контракт с «Трактором»?

Мне нравится организация в Челябинске. Хороший город, хороший клуб, хороший тренерский штаб, а любому игроку важно найти место, где ему будет комфортно продолжать карьеру. Я верю, что неудачи на старте – временное явление, что мы сможем добиться чего-то значительного в сезоне.

В Минске ты ходил с родителями на балет. А куда ты поведешь их в Челябинске, когда они прилетят к тебе в гости?

Они планируют прилететь ко мне уже осенью. Мы ориентируемся на ноябрь, но все будет зависеть от их рабочего графика. Моя мама – бухгалтер, а отец трудится инженером в химической промышленности. Их программа будет зависеть и от нашего календаря. Если у «Трактора» появится окно в два-три дня, то я покажу им арену, центр города, свожу на Кировку. Что касается балета в Минске – это решение мамы, а не мое. Я просто был хорошим сыном (смеется).

Репутацию в КХЛ ты заработал в минском «Динамо», откуда ушел из-за проблем с Крэйгом Вудкрофтом. Это худший тренер в твоей профессиональной карьере?

Вообще, как тренер он однозначно хорош. Команда при нем одерживает красивые победы. Что касается наших взаимоотношений – ну, что скрывать, они не сложились. Когда приходит новый наставник – вместе с ним меняется игровая философия, модель, построение звеньев. Все минские легионеры –Лингле, Крайчек, Чичу – покинули клуб. Задержался Мэтт Эллисон, но в межсезонье и он сменил команду. Подобные истории нужно воспринимать спокойно. Они случаются и в КХЛ, и в НХЛ, и вообще в любой лиге мира. 

На отношения с Вудкрофтом в том числе повлияла серьезная травма. За время полугодичного отсутствия ты выгладывал в Инстаграм рисунки парней, похожих на злодеев из мультиков. Ты их сам рисовал?

Команда уехала на выезд, когда я рисовал те рисунки из Инстаграма. У меня была уйма свободного времени, я думал, чем его занять. Мой брат Эрик хорошо рисует – у него это реально круто получается, я ему по-хорошему завидую.

Вы с Щехурой спускались в шахту в Солигорске. Расскажи поподробнее про этот командный выезд, и было ли страшно?

Это был большой спонсор минского клуба. Мы поехали на встречу с боссами этой компании и рабочими. Команда провела на предприятии около часа. Нас водили по производству, мы беседовали с работягами. Когда нас спускали вниз, то, честно говоря, было страшно. Едешь все ниже и ниже – невольно задумываешься, как же тебе повезло. Кто-то вкалывает, трудится на такой тяжелой работе, а ты просто играешь в хоккей. Эти люди вызывают уважение.

Это одна из самых жестких профессий, когда ты постоянно под землей, не дышишь кислородом и не видишь белого света? Сколько бы ты выдержал в таких условиях?

Определенно, работа не из легких. Но наверняка найдутся профессии еще хуже. Круто, что у меня есть возможность заниматься любимым делом. Сколько бы я выдержал под землей? Да сколько угодно. Если это моя профессия, то придется делать свою работу и находиться под землей столько, сколько нужно.

Ты принял белорусское гражданство и решил играть за сборную Беларуси. Что чувствует человек, который выходит играть за флаг чужой страны? Это не тяготит?

Конечно, это другие эмоции и не то же самое, что играть за свою страну. Но за те три года, что я провел в Беларуси, я стал частью их культуры. Я познакомился со страной и чем больше проводил времени с местными хоккеистами, тем сильнее к ним проникался и действительно играл за флаг их страны.

Переезд в Европу – единственный шанс заиграть на профессиональном уровне, учитывая твои габариты?

Я мог остаться в США, у меня были варианты между АХЛ, КХЛ и несколькими европейскими клубами. Я подписывал однолетний контракт с мыслями, что обязательно вернусь обратно. Год в Финляндии получился хорошим, и три клуба КХЛ захотели подписать со мной контракт. Я подумал: «Окей, может быть, съездить в КХЛ на годик, а затем вернуться». Потом поступило предложение о 3-летнем продлении. И я остался. Я всегда держал в уме возвращение домой… Сейчас моя жизнь перенеслась сюда, я здесь всем доволен. Но изначально я ехал в Финляндию с намерением вернуться домой.

Суть была в том, что в Финляндии я заработал в два раза больше, чем если бы остался в Америке. Я сделал выбор в пользу работы на свое будущее, на свою семью. Уровень хоккея там примерно такого же уровня, как в АХЛ.

Что до КХЛ, то эта лига сильнее АХЛ. Если ты играешь в лиге, где хоккей лучше, и при этом получаешь больше, то делаешь очевидный выбор. Такой выбор сделал не только я – многие хоккеисты пошли по этому пути. К примеру, когда перед Полом (Щехурой) возникла такая дилемма, он тоже выбрал КХЛ.

Опять же, с учетом габаритов тебе, наверное, с детства приходилось пахать в два раза больше, чем крупным парням?

Действительно, если ты меньше, работать нужно больше. Приходится быть чуть быстрее, чуть выносливее. Все сводится к профессиональной этике и желании работать. В конце концов, соперник может быть в два раза крупнее меня, но, если мне нужна шайба, у меня всегда будет шанс ее отобрать. Габариты могут быть как минусом, так и плюсом. На маленьких ребят изначально психологически давит то, что они физически не так развиты, поэтому они и пашут больше.

Две пятерки на спине. Ты взял эти цифры под впечатлением от игры Никласа Крунвалля. Почему именно Крунвалль тебя впечатлил?

Мне просто нравится, как он играет, как работает на льду. Он не самый большой парень, но и не самый маленький. Он проделывает большой объем черновой работы и при этом приносит пользу в нападении. Его не пугает перспектива подраться, он всегда стоит за своих партнеров.

То есть в Крунвалле частично узнаешь себя?

Конечно, Никлас играет намного лучше меня. Когда я смотрел матчи с его участием, многое подмечал для себя. Я хочу играть в его манере, с той же полезностью для команды.

Будучи студентом Политехнического института Ренсселера, ты выступал за сборную института и был ее капитаном. Какие преимущества это давало?

В моем институте не было давних хоккейных традиций. Там скорее делали ставку на обучение. Вообще, мой институт был не самым большим, всего 6000 студентов. По американским меркам это маленький вуз. Поэтому и хоккей в нем особого веса не имел. Что касается преимуществ в учебе, они мне были не нужны – я и так хорошо учился, получал сплошные пятерки. Да, я был капитаном, но на улице меня не узнавали. Быть может, в другом университете, который был бы побольше, я стал бы популярнее.

Все равно, наверное, внимание девушек обделен не был.

Некоторым девушкам мы нравились, некоторые нас ненавидели. На нас смотрели, как на качков. Никто не ходил в наш институт из-за хоккея, все пришли за образованием. В Америке студентов делят по спортивным способностям. Те, кто играл в университетских командах, относились к первому дивизиону. Так вот, вся наша школа была третьим дивизионом, а мы – первым. За это некоторые нас недолюбливали.

Ты говорил, что твой любимый предмет макроэкономика. А какой был самый нелюбимый?

Эконометрика. Там было очень много математики, много сложной математики. Дело было в последнем семестре, я уже играл в АХЛ и не ходил на занятия, но экзамен никто не отменял. Все приходилось учить самому, и математические задачи по этому предмету были для меня слишком мудреными.

У тебя был чертовски высокий балл, 3,9 из 4. При этом еще был хоккей и постоянные тренировки. Не было желания отоспаться прямо на занятии?

Нет, ни разу не было. Я хотел бы, но никак не удавалось уснуть. Уж очень неудобно спать на парте, согнувшись пополам.

Все мы прочитали историю про то, как тебе отверткой ткнули в глаз. Ты тогда работал с братом в кафе. Тебе вообще часто приходилось работать в детстве?

Мои родители хотели таким образом научить меня жизненным ценностям. Я не хотел брать у них деньги, и мне нужна была работа, чтобы содержать себя. Все мои братья работали с 14-15 лет. Так у нас в семье учат ответственности. Первая моя работа была на кухне, я с братом готовил. Нас было 3-4 человека в маленьком ресторанчике. Поначалу зарабатывал 10 долларов в час.

Важнейший компонент в жизни американского мужчины – тачка. Какой была твоя первая машина?

Мне было 17, а машина – однолетняя подержанная Subaru Legacy. Ее купили с тех денег, что откладывали мне на колледж. Поскольку я получил стипендию, появилась возможность купить машину. Выбрали не самый дорогой вариант, просто взяли то, что сможет доставить меня из пункта «А» в пункт «Б».

Что или кто поражает тебя в жизни?

Илон Маск. Очень умный человек! Он старается изменить мир – Tesla, изучение глубоководного мира и многое другое. То, что он делает, и что привносит в наш мир, вдохновляет.

Еще один удивительный человек – Эштон Кутчер. Он владеет огромными деньгами и популярностью, но все равно занимается благотворительностью. Кутчер учредил фонд, который борется с рабством. Он создал организацию, противостоящую продаже детей в Африке. И это поражает, ведь у него нет никаких явных причин заниматься этим, но он все равно делает то, что считает нужным, правильным и человечным.

Ты ведь поступаешь так же. У тебя был пост с Баззом Лайтером из «Истории игрушек», приуроченный к борьбе с детским раком.

Да, я стараюсь не оставаться в стороне и как-то менять мир. Мою семью, слава богу, рак никак не затронул, но один из моих друзей проводил такую акцию. Я решил, что это хорошее начинание. Периодически участвую в подобных акциях. Иногда поддерживаю животных, всякие приюты.

К слову про животных, в твоем Твиттере на обложке фотография собаки. Да и вообще в соцсетях у тебя немало фотографий собак.

Да, в моей семье всегда были собаки. Я как родился, так всегда видел рядом собаку. Естественно, я вырос в такого же собачника, как и мои родственники. В США у меня есть собака, и в мое отсутствие за ней присматривают родители.

Ты – фанат сериала «Игра престолов». Кто твой любимый персонаж, и кто должен выжить?

Я еще не видел последний сезон – жду, пока приедет Шелби (невеста Ник Бэйлена – канадская хоккеистка Шелби Брэм – примечание). Но мне нравится Дэйнерис, потому что у нее есть драконы. Мне нравился Кхал Дрого, потому что он был дикарь. Но Мизинец мне не нравится, он постоянно в чем-то замешан. Поэтому пусть Дэйнерис живет, а Мизинец умрет.

Чем тебя зацепили фильм «13 часов Бенгази»?

Мне нравятся экшн и реальные истории. «13 часов Бенгази» красиво снят. Появляется шанс заглянуть в жизнь других людей. Кино дает такую возможность. Я никогда не был знаком с солдатами и не знаю, чем они живут.

Вообще, как ты относишься к солдатам и армии?

К сожалению, в мире нужна такая профессия, как военный. Без нее жить пока не получается. Я, естественно, хочу, чтобы люди жили в мире и спокойно между собой общались, но солдаты есть. Я ценю их вклад и способность жертвовать чем-либо ради других людей.

Следишь сейчас за женским хоккеем?

До встречи с Шелби я женский хоккей вообще не видел. У нас в колледже была команда, но я как-то не обращал внимание на ее результаты. Сейчас я могу сказать, что женщины работают не меньше мужчин. Но у них нет такой финансовой поддержки, такого количества болельщиков.

Что чувствуешь, когда видишь, как играет твоя супруга? Боишься за ее здоровье?

Нет, за травмы я не переживаю. Я болею, как обычный фанат, прямо-таки ерзаю на стуле. Меня распирает, когда появляется шанс забить. Круто, что она тоже часть хоккейной культуры. Мы всегда можем обсудить игру, и она понимает, когда этого делать не стоит. Нам, определенно, проще жить, потому что мы оба – часть хоккейного мира.

В интернете мы видели, как ты поешь кантри, чисто американский музыкальный стиль. Назови трех исполнителей, которых нужно послушать, чтобы проникнуться музыкой кантри.

Tomas Rhett, есть у него шикарная песня “Die Happy Man”. Можно еще послушать Keith Urban, Jason Aldean, Ed Sheeran.

Летом ты с Шелби и братом съездил в «Мир Гарри Поттера» во Флориде. Ты – поклонник сказочной серии?

Мне нравится «Гарри Поттер». Джоан Роулинг – талантливый автор, и ее книги были очень популярны в моем детстве. Я был в третьем-четвертом классе, когда книги начали появляться. Мне было интересно съездить в «Мир Гарри Поттера». Хорошая была поездка, всего 3-4 часа от моего дома.

Верил в детстве волшебство?

До сих пор верю. Я, может, сам волшебник, ты же не знаешь наверняка.

В России есть мудрость, что мужчина за свою жизнь должен построить дом, посадить дерево и воспитать сына. Какие три жизненные мудрости можешь назвать ты?

1. Относись к другим так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе.

2. Делай все для своей семьи.

3. Живи сегодня, как будто это твой последний день.

Все новости