Нашли ошибку?

«Мы играем для людей». Правила жизни Валерия Белоусова

«Мы играем для людей». Правила жизни Валерия Белоусова

Шесть лет без великого хоккеиста и тренера «Трактора». 

В детстве играл во многие игры. Но в Свердловске, где хоккейные площадки чуть ли не в каждом дворе, а мальчишки встают на коньки, едва научатся ходить, почти у всех ребят одна мечта - стать хоккеистом. Я не исключение. Кататься научился задолго до того, как взял в руки букварь... После юношеской команды попал в «Кедр». Затем недолго поиграл в «Спутнике» из Нижнего Тагила, откуда летом 1971-го года был приглашен в «Трактор». После женитьбы, после рождения дочери Лены - стал челябинцем.

Не такие уж мы были атлеты. Легкие, подвижные, техничные, очень быстренькие, с хорошим катанием и умели делать все: в любой момент отдать передачу, уйти от борьбы. А сейчас многие хоккеисты идут в борьбу, за счет силовой обводки обыгрывают своего соперника. Поэтому у нас была своя тактика: не ввязываться в борьбу, играть на свободном льду, опережать соперника на любой части поля.

Самый памятный гол - когда мы стали бронзовыми призерами. Так называемый «золотой буллит» с рижским «Динамо», с Василенком - моим извечным партнером по выходу один на один. На этот раз нервы у него дрогнули, а у меня оказались покрепче. Этот матч был очень важен: если мы выигрываем, то становимся бронзовыми призерами.

Самый памятный матч - когда я играл за сборную СССР в 1976-м году на Кубке Канады против канадцев, где действовали такие знаменитые хоккеисты, как Бобби Халл, Бобби Орр, Фил Эспозито.

О-о-о, Япония. Хорошо, что там уже был Владимир Шадрин, который мне помог. Рассказал, показал, как себя надо вести, где что лежит, где что покупать. Я очень доволен, что был в Японии, поработал там играющим тренером. Много чему научился. Самое главное – выдержке. Японцы такой народ, все время сдерживают себя. И у меня появилась эта сдержанность. Раньше-то мог где-то сорваться, закричать.

Никогда не орал на игроков, ни разу в жизни. У меня ни разу не было конфликта с подопечным, всегда уходил от этого. Конфликт-то создать можно каждую минуту. Думаете, Белоусов все знает? Ох, как часто бывает - команда проигрывает, и не поймешь почему.

Когда хоккеисты начинают философствовать, особенно на льду, – это самое страшное. Или, например, на скамейке, в раздевалке. Это беда. Игрок должен выполнять то, что ему говорят. Да, есть импровизация, но либо ты ее делай хорошо, либо не делай вообще. В любой команде должен быть такой закон.

Считается, что чем больше талант игрока, тем сложнее с ним работать. Сейчас любой хоккеист – свое­образный. У хорошего игрока обязательно есть свои причуды. У каждого. Нет ни одного, чтобы и хоккеистом был хорошим, и человеком, и семьянином, и так далее. Просто не бывает такого.

Зуев, Тертышный, Гомоляко встали на тренерский мостик. Пусть работают, учатся. Некоторые, что приятно, звонят, спрашивают совета. Думаю, к этому тренеры старой закалки должны стремиться. Есть тренеры-теоретики и тренеры-практики. Меня всегда выручал собственный опыт, который приходил с годами. В свое время прошел большую тренерскую школу, ознакомился с методиками Тихонова, Тарасова, Чернышева, Майорова, Черенкова, Карпова. От каждого помаленьку что-то в голове откладывалось. И потом, иногда что-то обсуждали с ведущими игроками.

Даже когда наступает перерыв, здесь работы еще больше. Два-три раза в день тренировки, физическая подготовка… Когда идут игры, и то бывает полдня свободных. Но и в это время работаешь – готовишься к вечеру. На базу приезжаю – надо все посмотреть, объяснить команде, с игроками индивидуально поговорить. Благодарен пацанам, что они все внимательно слушают, впитывают. Конечно, не все сразу получается.

Первая команда – это, конечно, «Трактор». Здесь я начал карьеру на высшем уровне, завоевал две бронзовые медали. В Омске и Магнитогорске были большие победы. Так что, наверное, в каждом из этих городов оставил свой след. Теперь хотелось бы еще один след в «Тракторе» оставить, и все – можно быть счастливым и ехать рыбачить.

Мечта… Вот, наверное, это она и есть. Нехоккейная? В моем возрасте, пожалуй, уже только про хоккей можно говорить. Надо постараться, чтобы «Трактор» был конкурентоспособным в КХЛ, чтобы болельщики – мы же для людей играем, для своего родного Челябинска – приходили сюда, радовались, болели за команду. Наверное, это и есть мечта.

Серебряные награды в розыгрыше Кубка Гагарина - это успех для клуба, и лучшее достижение в истории команды. Мои поздравления всем, кто ковал эту победу - болельщикам, команде, руководству клуба, всем южноуральцам, и тем, кто болел за «Трактор». Большая часть игроков клуба впервые выступает в финале Кубка Гагарина. Это бесценный опыт.

Всю жизнь провел в хоккее – а своего угла, дачки не было. А мне так хотелось хоть клок земли! Все думал: почему жизнь прошла, а вот этого – не было?! Купили с женой два года назад. С таким удовольствием копаюсь в земле! Это теперь мое хобби. Еще рыбалка. В пятидесяти километрах от Челябинска есть домик на озере Аргаяш – специально соорудил, чтоб рыбачить. Все родственники собираются в этом имении – и дочь, и внучка! Я наслаждаюсь! На рынок стал ходить, в ценах разбираюсь. Знаю, какую сметану брать, какое молоко. Прежде не обращал внимания на цену. Наберешь тележку, отдашь деньги – а сдачу и не пересчитываешь. Потом в автомобиль, и на дачу.