Борис Видгоф: «Не боюсь закатать рукава и показать, как надо работать»

Борис Видгоф: «Не боюсь закатать рукава и показать, как надо работать»

Борис Ефимович, без ложной скромности скажите, гордитесь тем, чего достигли? 

Допустим, я излишней скромностью никогда и не страдал. Например, когда в Думе (Челябинской городской Думе. – Прим. АН «Доступ») возглавлял комиссию по градостроительству, всегда показывал коллегам на свои объекты и говорил: «Идите и учитесь, как надо строить». Считаю, что имел право так говорить, потому что сделал это сам.

Вы «Трактором» поэтому и согласились заняться? Чтобы показать, как должно быть? Или были другие мотивы еще? Зачем Вам это надо?

Я всю жизнь к хоккею так или иначе был причастен. И сегодня, имея возможность что-то сделать и что-то поправить, наверное, отказаться было бы неправильно. Уверен, что это именно такой случай, когда можно много рассуждать, в интернетах писать, как у нас сейчас многие любят, а можно просто пойти и сделать так, как надо. В принципе, я это делаю не впервые (ранее Борис Видгоф руководил клубом в 2005 и 2011 годах. – Прим. АН «Доступ»), и это всегда было успешно. Больше скажу, и сейчас то, что мы сделали, все очень правильно. Хотя не все решения, конечно, популярны, многим они не нравятся. Ну, как многим – 0,1 процента.

Это Вы сейчас про перестановки в составе?

И в составе, и в тренерском штабе, начиная от школы, «Белых медведей», «Челмета» и заканчивая самим «Трактором». Это касается всех. Действительно, приходится непопулярные меры принимать, но я точно понимаю, что без этого не достичь результата, о котором мечтает весь город. Ответственно заявляю, что действую исключительно в интересах болельщиков, горожан, которые искренне любят «Трактор».

Я так в этом уверен, потому что много общаюсь на эту тему. Меня даже посторонние люди останавливают – в лесу на пробежке, например, или в лифте где-нибудь, в коридорах – и говорят: «Борис Ефимыч, мы с вами! Давайте! Мы в этом году купим абонементы, пойдем на хоккей». Это дорогого стоит и меня очень воодушевляет.

В школе «Трактора» мы тоже видим серьезные перестановки, что не может не радовать, потому что даже мне, человеку от спорта достаточно далекому, очевидно, что в последние годы она, да и весь юношеский хоккей были несколько заброшены, верно? 

К сожалению, вся вертикаль работала по остаточному принципу, никого не интересовало все то, что ниже основной команды.

Но это странно – воспитанники нашей школы известны всему миру.

Это как раз не странно – наоборот, все понятно. Никому это не надо было и неинтересно. Мы (Группа компаний «БОВИД». – Прим. АН «Доступ») практически 25 лет поддерживаем юных хоккеистов, видели, конечно, что происходит в школе, что все идет не так, неправильно. Сейчас все меняется, и я уверен, что в ближайшее время увидим плоды. Уверен!

А помните, в прошлом году прогремела история, когда общественники-урбанисты выступили с заявлениями о том, что власти должны перестать финансировать «Трактор» и раздать «всем сестрам по серьгам» – на социалку деньги, например, направить. Как Вы к этому предложению относитесь? 

Давайте тогда закроем и все музеи – их же тоже государство содержит! А зачем нам тогда обучать детей? – Давайте их оденем и отправим на улицы – вырастут как-нибудь и пусть идут работать. А театры, филармония, дворцы? Я считаю, это путь не туда, тем более, хоккей у нас в городе всегда востребован – на нашей арене одна из самых высоких посещаемостей в КХЛ. И потом, в сумму, которую предлагается у «Трактора» забрать, заложено не только содержание команды – это деньги и на «Челмет», и на «Белых медведей», и на юниорскую лигу и – главное – на школу, а хоккеем у нас занимается около 5 тысяч (!) ребятишек.

Предполагаю, что люди, выступавшие с такими предложениями, не разобрались в вопросе досконально. В любом случае, они имеют право на свое мнение, но я его не разделяю.

Лично Вы ставите какие-то задачи перед командами – основной и всеми остальными?

Подождите. Я считаю, команда собирается для того, чтобы завоевать первое место или взять Кубок Гагарина, или выиграть какой-то турнир – других целей нет и быть не может. Понятно, что иногда это будет сложно и очень сложно – все команды-соперники к этому стремятся, понятно, что иногда идет соревнование и бюджетов, что немаловажно. Тем не менее, цель у спортсмена должна быть одна – победа. Если такой цели нет – это неправильно.

Борис Ефимович, Вы в детстве знали, кем хотите быть?

В детстве, наверное, нет. Но вот в армии я понял одно: буду руководителем, причем не в том смысле, что лишь бы руками ничего не делать, ни в коем случае. А потому что я точно понял, что у меня это лучше получается, чем у других: я готов брать на себя ответственность, я готов отвечать за результат и самое главное – у меня всегда было сил и духа чуть больше, чтобы вести всех остальных вперед.

Что касается знаний, всегда были рядом люди точно не глупее меня, но – и это, наверное, такой дар божий – я умел всегда все лучшее от них брать, прислушаться, вычленить главное и не совершать каких-то ошибок, которых можно избежать. Последнее особенно важно, потому что для меня что-то переделывать или сделать неправильно – большой удар.

То есть правильно сказать, что Вы человек, который учится на чужих ошибках, не на своих?

Да, однозначно. Это, наверное, вопрос не столько знаний, а скорее, мудрости, чтобы найти и воспринять от кого-то знания, правильно ими воспользоваться. Согласитесь, это глупость какая-то – допустить ошибку из-за своей гордыни, из-за того, что ты чего-то не спросил или не изучил. Для меня это дикость, и я от этого очень нервничаю.

Но если ошибка все-таки происходит, ее просто надо быстро исправлять. Для меня очень важное качество в людях – умение признавать свои ошибки. Я это делаю за секунду, даже если вспылил или еще что-то – тут же извинюсь, если принял неправильное решение – в тот же момент, как только увидел это, тут же буду исправлять, а не буду сутками, неделями, месяцами думать об этом, рефлексировать, пускать ситуацию на самотек – авось, само рассосется. Ни в коем случае! Я исправляю все и сразу.

Что еще Вас может задеть, вывести из себя? Непрофессионализм, непорядочность?

Непорядочность вызывает другие какие-то чувства, скорее, брезгливость, хочется с этим человеком перестать общаться.

Раздражает – лень. Сейчас с этим очень много сталкиваешься, причем удивительно для меня, что мужчины сегодня намного более ленивы и менее ответственны, чем женщины. Это не только мое мнение, со мной согласны большинство руководителей из тех, с кем я общаюсь.

Что касается непрофессионализма. Тут многое зависит от руководителя: нельзя давать человеку то задание, с которым он не справится. Я считаю, что это компетенция руководителя определить, куда надо идти, с кем, какие задачи решать и как.

А насколько Вы жесткий руководитель?

Я жесткий.

А в чем это проявляется: отчитать, наказать материально?

Нет. Вопрос не в этом. Я приведу один пример. После армии, в 1986-1988, я работал на ЧТЗ слесарем-сборщиком на моторах, пахал в три смены, по выходным и праздникам, план выполнял и перевыполнял. И вот через полтора года такой работы я один раз, один (!) опоздал на пять минут. У меня уже родился Миша, маленький ребенок в доме, вы понимаете, – я банально проспал на третью смену. Один раз! На пять минут! Меня наказали на 125 рублей – и это когда средняя зарплата в стране была около 90 рублей. Понимаете? Я, конечно, тогда всех ненавидел. Но это был очень хороший урок. Да, это было жестко, но такая жесткость приводит к порядку, дисциплине, а дисциплина приводит к культуре труда.

Поэтому когда я понимаю, что должен поступить жестко, не жалея чьи-то сопли, часто даже для блага человека – я это делаю. И готов пережить тот факт, что человек какое-то время, пусть даже полгода-год, будет на меня обижаться. Жизнь показывает, что потом большинство понимает, почему так случилось, и даже благодарит.

И реальные примеры есть?

В октябре этого года «БОВИДу» 28 лет. И практически все люди, с которыми вместе работали, говорят, что настоящий университет – это здесь, рядом со мной, в общении, а не там, где они получали «корочки». Да, может, высокопарно звучит, но я просто передаю то, что слышу постоянно – от мужчин, от женщин как младше меня, так и старше.

Я вам больше скажу: работа в «БОВИДе» уже считается достаточной рекомендацией для некоторых работодателей. По крайней мере, если мы говорим про гостиничный или ресторанный бизнес – 100 процентов. Мне часто говорят: если уж вашу школу прошли – точно надо брать, лучше мы не найдем, тренировать человека уже не надо.

Здания вашей компании – настоящие архитектурные доминанты, а какой отсюда вид!

Тут мы точно ничего нового не придумали. Вы посмотрите на Екатеринбург. Они на десять голов выше нас, таких зданий там очень много. Мы рады за них, но пока мы только завидуем им, к сожалению. К сожалению – по одной причине: нам хочется, чтобы у нас было больше таких зданий, чтобы они были востребованы, потому что это будет означать, что экономика живет, идет развитие, есть драйв. Помните, в середине нулевых была активность в Челябинске, мы уже думали: вот-вот, чуть-чуть – и Екатеринбург догоним и перегоним, но последние годы мы стоим на месте, а значит, регрессируем.

Это как у Кэрролла в «Алисе в Зазеркалье»: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее», да?

Именно. По крайней мере, сейчас, в период экономического кризиса, в условиях конкуренции, нужно не просто работать, что-то делать и придумывать, а работать вдвое больше и эффективнее. Надеюсь, что с новым руководством и желанием перемен мы, наконец, чего-то достигнем. Жалко, конечно, что ШОС отменили, но хорошо, что в городе остались дополнительные средства – остается их правильно и эффективно использовать, мы, мне кажется, сможем сделать шаг вперед.

Главное, чтобы было кому делать этот шаг: за последние три года масса людей – деятельных, инициативных – покинули Челябинск. А Вы, кстати, почему не уехали?

Куда мне ехать.

Как куда – на бережок, на островок полежать-позагорать.

Пока еще, я полагаю, рано. Есть еще силы что-то делать, чего-то достигать. Да и честно говоря, я считаю, что где родился – там и пригодился.

Нет, конечно, я люблю съездить отдохнуть, полюбоваться достопримечательностями, поплавать в море, но меня всегда тянет домой, мне здесь хорошо. И потом, у меня не только бизнес здесь, но и все дети, внучки – София и Раечка, им пять и два, у меня здесь друзья, я создал вокруг себя то, что я хотел, и мне здесь комфортно. Я точно понимаю, что мне в другом месте лучше не будет, и не хочу этого.

Есть у вас традиции, которые всю вашу большую семью собирают вместе?

А мы и так вместе: и дети, и супруга Светлана – все подключены, все не просто работают, а эффективно работают. Приведу пример, мне мало кто верит, но тем не менее: весь дизайн во всех наших заведениях – это заслуга моей супруги. У нас нет ни одного привлеченного дизайнера. Это, пожалуй, и есть наша традиция – пахать. 

Как Вы все успеваете? Во сколько начинается и заканчивается Ваш рабочий день?

Около девяти начинается, заканчивается поздненько: и в полночь, и в час.

Тут надо сделать важное уточнение. Не знаю, может, это тоже дар свыше – я умею создавать команду, которая может и умеет достигать целей, которые я ставлю. Умею находить людей, заинтересовать их, сделать так, чтобы это стало и их целью тоже. Конечно, мои первые помощники – это моя семья, мои друзья. Если бы их, моих единомышленников, не было, может быть, не успевал бы и половины. 

Я очень благодарен моей супруге Светлане, которая меня понимает и никогда не пилит, когда я задерживаюсь или еще что-то. Меня, конечно, наверное, пилить невозможно, уж больно занятие неблагодарное. Но взять тот же хоккей – она понимает, что мне это интересно и важно, и относится с уважением.

Впрочем, отдыхать мы все тоже умеем. У нас есть прекрасная «дача» – это наш великолепный комплекс «Березка», мы все любим там собираться, особенно летом, поводов у нас, слава Богу, хватает: праздники, а одних дней рождения сколько. Мы даже до сих пор отмечаем день рождения моего дедушки – 1 мая. Для меня этот день всегда был и остается праздником, который я отмечаю вне зависимости от того, нахожусь я в России или за ее пределами.

В списке вопросов, которые мы готовили, одним из первых был вопрос, за что бы Вы в свои 55 поставили себе 5/5. Сейчас, после разговора, я понимаю, что он, наверное, излишний. И все-таки – есть какие-то конкретные вещи – за что?

Тогда, наверное, надо начинать с самого начала. Наверное, я был неплохим внуком, сыном, мужем, отцом, другом, работником и остаюсь не худшим руководителем. Но это надо доказывать и подтверждать каждый день. В общем, спасибо моим родителям, что я такой получился, наверное, маме, в первую очередь. Это им 5/5 точно.

А дед? Я правильно поняла, что это особенный для Вас человек? Он успел Вам сказать, что гордится Вами? А Вы ему? Мы часто жалеем, что чего-то не успели сказать близким.

Есть такое. Дед… Он был и остается для меня примером неимоверного трудолюбия. После того как он ушел с завода в 68 лет – после второго инфаркта ему запретили работать на ЧТЗ, – он стал внештатным корреспондентом «Вечернего Челябинска», и до последнего дня он из-за письменного стола выходил в два часа ночи, а вставал в семь утра и уже бежал что-то делал. Так что постоянно работать – это, наверное, генетически заложено.

Я так понимаю, внутренний стержень в Вас – это от деда?

Да, однозначно, фамильное, согласен. А об отношении деда ко мне: я был очень непростым пацаном, нелегким, но мой дед сделал для меня гораздо больше, чем, наверное, любой другой родитель или дед, которых я видел и знал. Не принято было тогда о чувствах говорить, но конечно, я знал и чувствовал всегда его отношение. Так, если надо было в семь утра встать и поехать купить для меня билет на «Трактор» – он вставал и ехал.

Да я и сам такой. Считаю, что надо меньше говорить, а больше делать и показывать отношение своими поступками, делами. Чего стоят слова? – Сотрясение воздуха! Женщины, конечно, больше любят ушами, но дела, на мой взгляд, важнее.

Вы уже и сам дед – когда ваши внучки к вам приходят, что чувствуете?

Классно. Тискаешь их, восхищаешься, хочешь, чтобы они были счастливыми. И идешь работаешь еще больше.      

А что для Вас счастье?

Счастье – это, наверное, когда вся твоя семья рядом и все вокруг улыбаются. Все друг в друге нуждаются, хотят друг другу сделать приятное. Когда так происходит – чувствуешь себя счастливым человеком. Это классно.

06 августа 2019
Все статьи