Нашли ошибку?

Номер 73. Илья Проскуряков: «Первый раз я увидел хоккей вживую в 14 лет»

Илья Проскуряков

Вратарь

Родился 21.02.1987 в Сургуте. Начинал тренироваться в местном «Олимпийце», затем перешел в хоккейную школу магнитогорского «Металлурга».

Рост 180 см, вес 77 кг.

Карьера: «Металлург» Магнитогорск, ЦСКА Москва.

Контракт с «Трактором» до 2012 года


Илья, когда вратарь узнает, что именно он будет играть на том или ином матче?

Как правило, это говорят после утренней раскатки. Все решает тренерский штаб. Обычно мы утром перед игрой приезжаем на раскатку, работаем, после чего нам объявляют, кто будет играть. А так, за день до игры, все вратари одинаково готовятся.

Как именно ты готовишься?

Перед матчем мы живем на базе. Вечером приезжаем туда, ужинаем. Проводим собрание, просматриваем видео. Затем отдых, восстановительные мероприятия.

Что за видеопросмотры? Матчи предстоящего соперника?

Смотрим и игры соперника, и свои. У нас есть Коля Вахнов – видеооператор, он делает нарезку основных моментов, на которых надо заострить внимание. Валерий Константинович комментирует, указывает на ошибки.

Что скажешь о сопернике – магнитогорском «Металлурге»?

Мы уже встречались с ними в этом сезоне на выезде, проиграли 5:1… «Металлург» - серьезный соперник, традиционно сильная команда. В этом сезоне у них много игроков сменилось…

Тебе, наверно, хотелось выйти на лед в том матче 16 сентября, показать свое мастерство перед магнитогорскими трибунами?

А какой смысл кому-то что-то доказывать? Мне важнее быть полезным для команды. Я лучше самому себе докажу, что я дееспособен и что-то могу. Да, был период времени, когда я играл в Магнитогорске, теперь в моей жизни новый этап, страницу перелистнули, живем дальше. Я хорошо отношусь к этому городу, надеюсь, что болельщики в Магнитогорске тоже хорошо относятся ко мне. Нам не надо друг другу что-то доказывать. Кому легче-то от этого станет? (улыбается)

Какой матч был для тебя самым сложным в «Тракторе»?

На предсезонке все матчи были тяжелые, потому что мы были под нагрузкой. Физическое состояние было не такое хорошее, и играется нелегко. А сейчас нагрузки снизились. Мы дали организму отдохнуть, восстановились, и теперь играем с новыми силами, свежие. Сейчас все будет гораздо легче.

Расскажи о своем детстве. Ты начинал играть в родном Сургуте…

Я пришел в хоккей в 8 лет. Сначала даже не знал, что в Сургуте есть секция хоккея. Так, случайно. Раньше в городе не было профессионального хоккея, никто не думал, что местный клуб будет достаточно серьезно выступать. Был обычный спорткомплекс, где дети занимались. Потом это все раскрутилось, команда начала выигрывать, и все стало гораздо серьезнее. Я в детстве ходил в бассейн и занимался настольным теннисом, спорта в жизни хватало. Поэтому и получилось, что я довольно поздно пришел в хоккей. Но, опять же, 8 лет - это поздно по нынешним меркам. Потому что сейчас родители считают, что чем раньше ребенка приведешь в хоккей, тем лучше он будет играть… Но я думаю, в этом нет смысла, зачем приводить 3-летнего ребенка в хоккей? Он должен сам выбрать, что ему нравится, и хотеть этим заниматься. А в 3 года он ничего не понимает, просто родители его куда-то водят. Грубо говоря, он еще маленький совсем, а родители уже мечтают, чтобы он первый контракт подписал.

Когда ты понял, что хоккей будет твоей профессией?

Когда домой позвонили из Магнитогорска и пригласили в школу «Металлурга». Мне тогда было 14 лет. До этого еще звонили из Ярославля, но мы с родителями решили остаться. А когда последовало довольно-таки серьезное предложение от «Металлурга», я понял, что чего-то добился, если кто-то заинтересовался мной, и что нужно продолжать. Родители дали добро и отпустили меня. Мы тогда вообще не спорили. Мама с папой видели, что у меня есть большое желание играть. Конечно, это тяжелый шаг для родителей – отпустить ребенка в 14 лет в другой город, чтобы он там жил один. Неизвестно, чем это все могло закончиться.

Как ты устроился в Магнитогорске, где жил?

Первые два месяца, когда приехал, я доучивался в школе последнюю четверть и жил в семье у Ляпуновых. Потом мы стали жить с парнем из команды, Никитой Горбуновым. Вдвоем в квартире. Никита из Златоуста, это не так далеко, как Сургут. Его дедушка и бабушка приезжали к нам, готовили, помогали. Потом с этим же Никитой мы переехали в общежитие. Мы все время с ним вместе были.

Ты хорошо учился в школе?

На 4 и 5. Честно. (улыбается) Правда, до 9 класса. Потом нас перевели в ПЛ, там мы отучились 4 года. А затем в институт поступили – в магнитогорский филиал УралГУФКа. Специальность – тренер, факультет зимних видов спорта.

Никогда не задумывался, что мог бы заниматься в жизни чем-то другим?

Честно, нет. Я всегда с удовольствием на тренировки ходил. Может, в детстве, еще до хоккея, когда я занимался теннисом и плаванием, у меня были мысли, что можно попробовать что-то еще. А когда пришел в хоккей, все эти мысли сразу отсеялись. А вообще я люблю и баскетбол, и футбол, и тот же настольный теннис, и большой тоже. Я разносторонний.

Ты сразу стал вратарем?

Да. Мне просто нравилось это дело – что в футболе, что в хоккее. Сразу определился с амплуа.

В футболе ты тоже вратарем играешь?

Нет. Хочется разнообразия, просто поиграть в поле, стукнуть по мячу.

И тебе не жалко расстреливать вратарей?

Нет, там же ворота большие. Во вратарей особо не попадаешь.

Что самое сложное в профессии хоккеиста?

Надо подумать… Наверно, режим и дисциплина – все это вместе взятое. Живешь постоянно по расписанию: дом, база, работа. Питание определенное. Все время нужно держать себя в ритме.

А как ты расслабляешься?

Отдыхаю дома, провожу время с женой и сыном. Особо никуда пока не ходим. Раньше любили в кино ходить, сейчас нет, потому что Глеб еще маленький, ему недавно исполнился год.

Расскажи, как ты познакомился с женой?

Эта история началась с магнитогорской общаги, где я жил с Никитой Горбуновым. Женя - его родная сестра. Она приехала навестить брата, и мы с ней познакомились. Но на этом все закончилось. Мы были просто знакомы. Родители и сестра Никиты приезжали, мы здоровались, проводили вместе несколько часов, и все. Потом Никита уехал из «Металлурга», я остался. Через несколько лет мы с Женей пересеклись в Челябинске. Начали поддерживать отношения, общаться, и тогда все как-то закрутилось.

Ты сразу произвел на нее впечатление?

Это лучше у нее спросить. (смеется) Ну, мы же давно друг друга знали, но ничего такого не было, мы даже не общались близко, просто здоровались. А отношения начались через несколько лет. Довольно-таки случайно получилось.

Кто она по профессии?

Первое образование у нее в сфере туризма, сейчас учится на юридическом факультете, в этом году окончит.

Расскажи про сына. Какой у него характер?

Не знаю даже… Хороший! (смеется) На месте не сидит, ему все время надо куда-то идти, что-то брать, играть, разговаривать. Сейчас ходить научился и бегает - не остановить ребенка. Бывает, приходится из-за него рано просыпаться. Вот недавно мы вернулись с выезда, прилетели из Нижнего Новгорода ночью. Дома я был в 5 часов утра. А в 9 уже - «Папа, вставай!» (улыбается) К сожалению, не удается много времени проводить с ним. Сезон начался, я мало бываю дома.

У тебя были кумиры в хоккее?

Именно кумиров не было. Но в детстве очень нравилось смотреть игры NHL. Раньше российский хоккей не показывали по телевизору, только NHL, и то были только передачи с обзорами. Еще мы смотрели матчи на кассетах, из вратарей мне нравился Доминик Гашек. Ну и полевые игроки, звезды NHL тех времен – Линдрос, Форсберг. А из российских мы знали игроков советского времени. Своих современников мы толком не видели. Я вообще хоккей первый раз увидел вживую в 14 лет, когда в Магнитогорск приехал.

Тебе понравилось?

Конечно!

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.