Руководство «Трактора» подвело итоги сезона

Если вспомнить сезон 2010/2011, в середине которого Валерий Константинович принял команду, то перед ней была поставлена задача попасть в финал Кубка Гагарина. Прошло совсем немного времени, цель достигнута. На тот момент многие специалисты, мягко говоря, скептически отнеслись к этому. Валерий Константинович, вы сами верили тогда, что за два сезона сможете выйти в финал?
Белоусов:
Сроки мы перед собой не ставили. Просто, когда сезон закончился, и мы не попали в плей-офф, то собрались всем составом, был и Михаил Валериевич, поговорили и решили, что нужно привлекать молодежь, ведь у нас хорошая школа, каждый год ребята вливаются в команду, но необходима пара опытных хоккеистов, чтобы поднять «Трактор» на тот уровень, который бы хотелось видеть. Он согласился, мы поработали на рынке, поговорили со всеми игроками, которых хотели бы видеть, и, я считаю, неплохо получился у нас прошлый сезон, когда «Трактор» завоевал Кубок Континента и бронзовые медали. Дальше уже дело техники. Нужно было оставить в Челябинске эту команду, подобрать несколько нужных игроков. На сегодняшний день большая часть команды - челябинцы, поэтому необходимо продолжать в том же духе. К «Трактору» с уважением стали относиться. В первый год не так это все было, в этом же сезоне чувствовалось, что соперник выходит и настраивается на нас. За эти два года все приобрели большой опыт и ребят молодых наиграли. Хотелось бы все это продолжить.

Валерий Константинович, команда завоевала две медали подряд, в начале 90-х было то же самое. Какая команда сильнее?
Белоусов:
Нельзя сравнивать. В 90-х годах команда была полностью сформирована из челябинцев. Тогда ребята были крупней, здоровей, многие играли за сборную. Вы хотите, чтобы они сыграли между собой? Та команда против сегодняшней команды? Конечно, они разные. Состав 90-х можно было и сохранить, если бы нам дали его сохранить. Тогда бы «Трактор» на протяжении лет пяти-шести был лидером российского хоккея.

Вы - самый титулованный тренер в России и все всем уже давно доказали. Есть ощущение, что последние две медали - наиболее яркая реализация вас как профессионала?
Белоусов:
Конечно, приятно, когда команда «Трактор» занимает такие высокие места. Мы в этом году вышли в финал и достойно, как я считаю, сыграли. Все ребята хотели выиграть и чувствовали, что могут это сделать, поэтому шли до конца. Может быть, теперь по порядочку пойдем: бронза, серебро....(смеется)

Евгений Константинович, говоря о селекции, кого бы вы выделили как удачное приобретение клуба или как неудачное?
Цыбук: Не хотелось бы переходить на персоналии. В целом же могу сказать, что все ребята молодцы, отыграли хорошо, и результат сам говорит за себя.



После вызова Ничушкина в сборную приходилось вести какие-то «военные» действия?
Кречин:
Конечно. У нас была жесткая позиция, что Ничушкина мы никуда не отпустим. Федерация нас полностью поддержала, поэтому последний матч Кубка Гагарина он играл за «Трактор». Скажу, что если бы дело дошло до седьмой игры, то Валера все равно бы остался в команде.

Валерий Константинович, в сборной Ничушкин перестал забивать. Это совпадение или вполне естественный после игр с «Динамо» результат?
Белоусов: Повышенное внимание соперника уже приковано к Ничушкину. Тренер дает установки больше смотреть за ним, не давать раскатиться, местами играть в тело. Но Валера все равно отлично делает свою работу.
Кречин: Я думаю, что повлияло и то, что ему вот-вот исполнилось 18 лет. А сыграть 25 игр в плей-офф практически в 17-летнем возрасте, еще и с такими габаритами…конечно, все это сказывается на физической форме и дает определенную усталость.

Продолжая тему Ничушкина, как известно, в этом году предсезонку по большому счету он не проходил.
Белоусов: Почему?

Ну, есть же официальные данные…
Белоусов:
Для него была разработана индивидуальная система подготовки: Валера на льду занимался, с вратарями работал, кроссы бегал. То есть прошел фактически полноценную предсезонку. Единственное - штангой мы его не нагружали в этот период, потому что нельзя было, а все остальное он прошел наравне со всеми.

Вы не боитесь, что в следующем сезоне Ничушкину будет гораздо тяжелее, потому что столько внимания приковано к нему. И что в связи с этим планируете предпринять?
Белоусов:
Давайте доживем для начала, а потом посмотрим. Сейчас говорить об этом, наверное, рано. Все может быть. Может, завтра соберется парень и уедет в НХЛ. Этот факт тоже нельзя отрицать, как и с Кузнецовым в прошлом году. Я не удивлюсь, если так получится.



Владимир Николаевич, контракт после этого сезона с ним не пересмотрели?
Кречин:
Работаем над этим вопросом, работаем с агентом. Но пока его агент хочет, чтобы Ничушкин уехал заграницу. Правда, с самим Валерой пока поговорить на эту тему еще не успели. Если у него будет желание остаться, то контракт, безусловно, будет пересмотрен.

Есть ли еще желающие уехать заграницу?
Кречин:
Есть, многие хотят уехать. В детской школе «Трактора» у двоих ребят 1996 года рождения уже фактически куплены билеты. Встречались вчера с родителями, с игроками, пытались переубедить. Не буду называть фамилии, обозначу только амплуа. Это два защитника. Ребятам объясняем, что уехало в юниорские лиги Канады множество защитников из России, и ни один из них полноценно не заиграл в НХЛ. Говорим это и родителям, которым агенты обещают красивую сказку. Скажу и то, что в те годы, когда я уезжал за океан, здесь не было никаких условий. Не было и Молодежной хоккейной лиги. Сейчас все есть. И форма, и клюшки такие же, как у первой команды, питание, проживание, арена - созданы все условия, чтобы расти, превращаться в больших мастеров, стать полноценными игроками и при желании уехать в НХЛ. Пройдет год-два и многие хоккеисты даже думать о Канаде не будут. У нас все условия созданы, чтобы играть и развиваться.

А как дела с Андреем Костицыным?

Кречин:
Думаю, сами все видите. Андрей Костицын — профессионал. Когда пришел, много голов забивал, удачно отдавал, в силовой борьбе здорово выглядел, потом же случился небольшой спад. Но в плей-офф своей игрой, я думаю, он не оставил никого равнодушным.

Он останется в команде?
Кречин:
Андрей рассматривает наше предложение. У него есть только два варианта: или в НХЛ уехать, или остаться в «Тракторе».
Белоусов:
В ситуации, когда выигрываешь, попадаешь в финал, на следующий год очень сложно сохранить команду. Появляется много охотников на наших хоккеистов, которые предлагают большие суммы, поэтому сложно подписывать контракты. Задача сохранения команды очень серьезна.

А сколько сейчас в команде легионеров, с которыми уже подписаны контракты?
Цыбук: На данный момент три человека.

Озвучьте, пожалуйста, информацию по хоккеистам, которые точно останутся в команде.
Кречин: Вся информация после первого мая.

Продолжая тему легионеров, будет ли в команде Аалтонен? И, учитывая прошлогодний опыт, хотите вы видеть его в составе?
Белоусов:
Мы и в прошлом году его хотели видеть, но там были серьезные семейные проблемы и проблемы со здоровьем, поэтому - почему нет? Я знаю его хорошо, и с Контиолой они друзья, неплохой тандем может получиться.

После попадания «Трактора» в финал, есть ли дополнительный интерес со стороны хоккеистов играть именно в Челябинске?
Белоусов: Конечно, когда хотят попасть к нам, это хорошо. С другой стороны, им надо больше платить.
Кречин: Сегодняшняя команда создавалась два года назад, и со всеми игроками контракты были подписаны на два и три года, поэтому в прошлом сезоне голова не болела, кого брать, кого оставлять, за исключением нескольких человек. В этом году - это большая головная боль. Ребята играли в финале, и такие денежные команды как «Донбасс», естественно, не сидят сложа руки. Когда мы формировали эту команду, цены на игроков были небольшие, сейчас же рынок растет и сложно удержать планку. Я говорю это не в оправдание, мы ищем выход.



Значит, Панова все-таки салом соблазняли?
Кречин:
Да нет, он ведь сказал, что сало не любит (смеется).

Гарнетту больше всего неприятностей в плей-офф доставили североамериканские игроки. Нам повезло, что в других командах их не было?
Белоусов: Вы имеете в виду первый круг плей-офф с «Барысом». В прошлом году мы и с «Югрой» тоже помучались. Зато, как видите, очень серьезно отнеслись к следующим играм.

Многие уважаемые в хоккейном мире специалисты неоднократно отмечали, что по стилю игра «Трактора» очень сильно напоминает советскую машину, которая сметала все на своем пути. Вы сами согласны с этой точкой зрения?
Белоусов:
Мы большое внимание уделяем комбинационному хоккею, и все время говорим ребятам, что любая передача должна доходить до партнера. Это в советском хоккее было всегда. Я помню сам себя, и в пример даже ставил, если у меня шайба, и я не бросил по воротам или не отдал партнеру, то мне стыдно было возвращаться на скамейку и смотреть ребятам в глаза. Поэтому наши игроки должны постоянно быть с шайбой, постоянно должен быть рядом партнер. Даже если трудно и тебя бьют, ты должен отдать эту шайбу, только тогда это и называется хоккеем. А просто выбросить ее из зоны или отбросить - таким хоккей не должен быть. Я привык к другой игре и буду так же учить ребят.

Грели душу такие сравнения?
Белоусов:
Конечно, приятно видеть, когда команда играет и друг другу помогает, когда ребята хорошие комбинации проводят. Бывает, стоишь, и по телу дрожь пробегает от того, какие красивые голы они забивают.

Владимир Николаевич, не секрет, что в течение сезона в клубе происходили определенные организационные изменения. Сейчас, после сезона, можно как-то это прокомментировать?
Кречин:
Это внутренняя ситуация. И она должна остаться внутри клуба. Давайте лучше посмотрим, что сделано в «Тракторе» за год помимо хоккея. Открыли современный музей, открыли исторический музей, который ждали болельщики на протяжении многих лет. Я думаю, что все отметили качественный скачок по атрибутике. Приведу несколько цифр: три года назад при предыдущем руководстве клуб зарабатывал на атрибутике 700 тысяч рублей в год. Все это отдавали на откуп другой фирме, которая занималась атрибутикой, и на ее продаже зарабатывали деньги все, кроме «Трактора». В этом году на атрибутике мы заработали 56 миллионов рублей, И это второй результат в Лиге после СКА. Сами видите, сколько точек сейчас открывается, в ближайшем времени появятся точки на заправках «Роснефть». Все эти деньги идут на развитие клуба, и, можно сказать, что на контракт одного хорошего игрока мы заработали. Был бы дворец на 12 или 15 тысяч человек, цифра была бы в два раза больше.

Можно уточнить сумму собственного дохода клуба?
Кречин:
С учетом продажи Дадонова и Бурдасова мы заработали 110 миллионов, на спонсорах - 124 миллиона, на билетной программе - 105 миллионов, и на атрибутике - 56. Это доход без вычета налогов. Так что, в районе 350 миллионов мы заработали сами.

А аренда площадей, точки питания?
Кречин:
Арендой площадей занимается арена. К клубу они отношения не имеют.

Какой процент от общей расходной части занимают зарплаты игроков первой команды?
Вы сами сказали, что есть «Челмет», «Белые Медведи», школа, питание, проживание и все прочее…
Кречин:
Теперь еще и «Факел» - женская команда.
Белоусов:
Еще не посчитали (смех в зале).
Кречин:
Да, пока считаем.
Белоусов:
Посмотрите на раздевалки, на тренажерные залы, базу вот отремонтировали. Все профессионально. Вы же заходите в раздевалку, и можете вспомнить, что там было два года назад, тогда и тренажеры были старые, невозможно было на них заниматься. Клуб становится очень профессиональным.
Кречин:
Слава Войнов отметил, когда тренировался у нас во время локаута, что даже в «Лос-Анджелесе» нет таких условий. Мы сделали тренажерный зал для приезжих команд. Здесь созданы все условия, чтобы хоккеист думал только о хоккее. И это правильно. Мы это сделали, поэтому и результат соответствующий.



Вы сейчас случайно о Войнове вспомнили?
Кречин:
Почему? Не случайно. Я про него не забываю ни утром, ни вечером. Поэтому разговор этот и состоялся.

Валерий Константинович, какой из матчей этого сезона запомнился вам больше всего?
Белоусов:
Очень много было хороших матчей, когда мы выигрывали. Но самый-самый – это последний с «Ак Барсом», после которого мы попали в финал. Ребята здорово отыграли, тем более не дома, а там - в Казани. Видели бы вы, насколько собраны они были, насколько каждый отрабатывал. На скамейке работали, в раздевалке работали, было просто все прекрасно.

Та серия была больше похожа на финальную, чем сам финал?
Белоусов: Да нет, я бы так не сказал. И с Омском, и с Казанью, и в финале мы играли прекрасно. Ребятам огромное спасибо, что они настраивались на все эти игры сами, постоянно говорили, что в этом году мы можем. В общем, прекрасно провели этот сезон.

Что вы сказали игрокам после шестого матча с «Динамо»?
Белоусов:
Во-первых, я зашел в раздевалку и поблагодарил каждого игрока за работу, проведенную в этом сезоне, попросил, чтобы не расстраивались. Понимаете, когда попадаешь в финал, серебряные медали уже в кармане, а затем проходит шесть матчей, и ты проигрываешь Кубок. Тогда достоинство «серебра» уже не кажется столь высоким. Всегда хочется большего, я попадал в такие ситуации много раз, поэтому знаю, что это такое. В истории, которая пишется про «Трактор», это будет вспоминаться, ребята все понимают, но это нормальное желание - раз уж ты попал в финал, нужно выиграть главный трофей и идти до конца.

После последнего матча с «Динамо» как отдыхали, как приходили в себя?
Кречин:
На даче.
Белоусов:
Мне нужно было немного переключиться. Не то чтобы забыть, я об этом буду помнить всегда. Но когда играешь, ты же работаешь и в голове все время хоккей: просыпаешься, моешься, бреешься, а в голове только игра, тренировки, составы. Переключился в том плане, что надо дальше продолжать жить.

Давление уже в норме?
Белоусов:
Да, давление в норме.

Чем в ближайшее время планируете заниматься?
Белоусов:
Селекцией. Надо ведь каждому дозвониться. На самом деле много еще проблем. Это кажется, что сезон закончился и можно жить спокойно. Самая главная проблема окончания сезона – эту команду сохранить или, наоборот, что-то поменять. Здесь-то все и начинается. Понимаете, очень непросто поблагодарить игрока и сказать, что мы не будем продлевать с ним контракт.

С некоторыми игроками вы лично договаривались о контрактах. В этом сезоне будет так же?
Белоусов:
Ну а почему нет? Мы же одно целое.

В сезоне в заявку попадали Основин, Горечишников. Кого еще из игроков вы присмотрели?
Белоусов:
Есть ребята в «Челмете», за которыми мы следим. Смотрим и за игрой «Белых Медведей». Если брать школу, посмотрите, как много там «сборников». И когда у нас бывают десятидневные перерывы в чемпионате на Евротур и ребята уезжают в сборные, мы на тренировки и из школы приглашаем хоккеистов. Так что многих «прокрутили», посмотрели, что за ребята. Этим вопросом у нас занимается Виктор Демченко. Скажу, что в школе «Трактора» плохих игроков просто не бывает. Все они хорошие, просто им нужно время. В первый год здесь меня ругали за то, что я привык работать только с мастерами высокого класса, очень много камушков было брошено в мой адрес. Но эти люди, наверное, просто не вспомнили, что в 93-м году молодые Карпов, Лазарев, Гомоляко, Гусманов, Кудинов, Тертышный пришли. Ничего, работали, добивались хороших результатов.

Вопрос по физическим кондициям. Вы как-то будете по-особому в июле оценивать физическую форму хоккеистов?
Кречин:
Да. Серьезный штраф за каждый лишний килограмм и дополнительные круги по стадиону до тех пор, пока не приведут себя в форму.
Белоусов: В том году я ни у одного не видел лишнего веса. Вот увидите, пройдет пару недель и они придут в арену, будут самостоятельно заниматься штангой и попросят лед, чтобы покататься. Я сам по себе знаю, раньше ездили на юг, «динамовцы» и «спартаковцы» там отдыхали, так мы выходили на футбольное поле и играли каждый день. Без этого нельзя было, потому что без нагрузки чувствуешь себя некомфортно. Совмещать все это надо.