МХЛ. Анвар Гатиятулин: Все игроки рвались в бой, уговаривать не приходилось

Главный тренер «Белых Медведей» подвел итоги самого успешного сезона в пятилетней истории команды.

В понедельник состоялась ваша первая тренировка с «Трактором».
Да, но я не знаю, в качестве кого присутствовал на ней (смеется). Сказали прийти и помогать работать, я просто вышел как тренер «Белых Медведей».

То есть, пока нет никакой конкретики по поводу вашей дальнейшей работы с первой командой?
Конкретики нет, да и разговоров до этого никаких не было.

Могли вы в начале сезона предположить, что дойдете до полуфинала Кубка Харламова? И как оцениваете такой результат?
Честно говоря, перед началом сезона были опасения. По окончанию прошлого многие из ребят покинули команду – кто-то по возрасту уже не мог играть в «молодежке», кого-то подняли в «Челмет» и «Трактор». И были мысли, что, возможно, придется бороться за попадание в восьмерку. Но это мое мнение. Перед командой мы с первого дня работы ставили задачу бороться только за самые высокие места. Потихоньку в процессе тренировок у нас стал складываться коллектив, сплоченная команда. Уже в сезоне стала приходить уверенность, что у нас действительно боеспособный коллектив, который может решать самые высокие задачи. Мы постоянно напоминали ребятам –  у нас есть цель и к ней надо двигаться. Дошли до полуфинала. Может, что-то где-то не получилось, какие-то ошибки были допущены. Когда прозвучала финальная сирена в Москве – было какое-то разочарование, потому что мы не дошли до того, к чему стремились. Если сравнивать с прошлым годом – то результат удовлетворительный, но нам было по силам бороться и в финале.

Бронзовые медали Чемпионата МХЛ вручаются двум командам. Как вы считаете, это правильно или стоило определить третьего призера по очкам или провести серию матчей?
Это  решение Лиги, и не хотелось бы обсуждать его. Раз МХЛ так сделала – значит, это правильно. Но особой радости бронзовая медаль на сегодняшний день не приносит. Я все же считаю, что мы могли побороться за Кубок.
 


Почему же сильнейшая школа страны не может взять золото уже пять лет? Что мешает?

Трудно ответить, почему не можем. Да, у нас одна из сильнейших школ в России. Но система первой команды и ВХЛ такова, что как только ребята проявляют себя – их тут же расхватывают. Всех лидеров обычно очень быстро разбирают, за год-полтора. Молодежная команда, конечно, и создана для того, чтобы как можно быстрее готовить игроков под первую команду. Именно этим мы здесь и занимаемся, стараемся привить ребятам профессионализм - чтобы они как можно быстрее росли и давали результат уже в «Тракторе». Ну и конечно, воспитывать победителей, можно только побеждая.

То есть, причина – в отсутствии психологии победителя? Ведь «Белые Медведи» играли с командами, которые уже завоевывали Кубок Харламова – «Стальными Лисами», «Омскими Ястребами», «Красной Армией».
Может какой-то опыт был у «Омских Ястребов» потому, что у них в составе на тот момент были уже двукратные обладатели Кубка. «Красная Армия» - такая же молодая команда, как и мы. Опыта у москвичей, на мой взгляд, не особо много. Скорее всего, мы подошли к полуфинальной серии не в той форме, возможно, предыдущий раунд отнял слишком много сил, и нам их не хватило. Может быть да - психология: кто-то из ребят не до конца поверил в свои силы, в свои возможности. Трудно дать оценку сходу.
 
Говоря о прогрессе. Вас кто-нибудь из подопечных удивил в плане профессионального роста?
Опасения присутствовали - наверное, так и должно быть. Но мы довольны тем, как влились в коллектив ребята 1995-го года рождения. В прошлом году они практически не выходили на лед, получили игровое время только под конец сезона, а в нынешнем чемпионате взяли на себя роль лидеров и с ней справились. Эти ребята тут же получили хорошие отзывы и приглашение в сборную, правда, пока в расширенный список. Сыграли в высшей лиге за «Челмет» и не потерялись там. Надеюсь, что и в следующем году они смогут побороться за место в составе старших команд, и не просто быть «лимитчиками», а выступать в основном составе первой команды.
    


То есть, если говорить о «Белых Медведях» образца следующего сезона, то лидерами там должны будут стать ребята, которые в этом году играли в четвертом звене?

Я считаю, да. У старших ребят есть прогресс, они растут, и им надо двигаться дальше, играть уже на более высоком уровне. А наша школа выпускает много молодых хоккеистов, в которых тренеры вкладывают душу. Молодые игроки придут сюда, и мы будем готовить их, чтобы затем уже они пошли дальше.
 
Про серию с «Красной Армией»: чего все-таки не хватило? Боролись на равных, проигрывали всего лишь в одну шайбу. Почему эта одна шайба оказалась на стороне соперника?
Наверное, везения не хватило. И если брать все матчи в целом, то я бы отметил то, что эта команда показывает более активный хоккей, нежели другие. Все играют в атакующей манере, но такого напора со стороны «Красной Армии» мы не ожидали. Также нам не хватило какого-то элемента реализации или мастерства. До конца мы еще не разобрались в причинах, после просмотра и анализа игр я смогу дать более точную оценку.
   
А удивило количество болельщиков на трибунах в Москве? Если в Челябинске собиралось по семь тысяч, то там было всего две сотни человек.

Мы слышали, что там и на матчах КХЛ не так много людей собирается, как у нас. Что приятно удивило – это поддержка со стороны наших болельщиков. Это стало для нас неожиданностью, и нам очень хотелось бы поблагодарить их. Спасибо!
 
А кто был самым сильным соперником в этом плей-офф?

Раз мы уступили «красноармейцам» – значит они. Но, в то же время хотелось бы отметить и Омск, который играл в основном на тактике. То есть, если «Армия» подавляла нас своей активностью, то с «Ястребами» нам приходилось больше думать, чтобы не уступать в некоторых игровых аспектах. Ну, и матчи с «Ладьей» и «Лисами» - я бы не сказал, что там все было так легко, несмотря на счет в сериях. Хорошие команды, но мы были лучше готовы на тот момент, поэтому и прошли их в трех матчах.

Схема розыгрыша плей-офф такова, что первые три раунда проводятся внутри конференций, а потом на перекрест. Как вы считаете, это удобно или стоит что-то поменять - сразу играть с Западом или встретиться только в финале?
Я хотел бы встречаться с командами Запада и в регулярном чемпионате, потому что хоккей там отличается от восточного. А про плей-офф – наверное, было бы интересно сыграть раньше, потому что мы не выходим на лед против Запада в «регулярке».
 
Журналисты уже задавали вам этот вопрос в Москве, но все-таки.  В «Спартаке» и в «Красной Армии» сборники U18 остались в расположении команды, а вот наши ребята – Сема Афонасьевский и Женя Назаркин уехали в Новогорск.
Что я могу сказать – для нас это, конечно, была потеря. Женя Назаркин - один из ведущих защитников в плей-офф. Семен Афонасьевский тоже набрал хорошую форму. Но так сложились обстоятельства, и мы были вынуждены играть без ребят. Отдельно хотелось бы поблагодарить руководство и тренерский штаб юниорской сборной России за то, что не забрали их раньше и дали доиграть серию против «Омских Ястребов» с Семеном и Женей в составе.



Какие дальнейшие планы, когда собираетесь распускать ребят?

Мы дали команде отдохнуть до четверга, до 17 апреля. В данный момент, наши доктора занимаются теми хоккеистами, которые играли с травмами. Их основная задача – быстрее восстановить ребят. У нас еще будут тренировки, но скорее всего уже не на льду, а на земле, чтобы плавно вывести ребят из сезона. А потом раздадим игрокам планы на отпуск и будем готовиться к следующему сезону.

Много было травмированных?
Я думаю, что медицинская помощь потребуется половине команды точно – у кого-то мелкие травмы, в отношении пяти игроков стоит вопрос об операциях: колени, плечи. Ребята играли с повреждениями – хотелось бы поблагодарить их за это. Все вывозили на характере, рвались в бой, никого не приходилось уговаривать. Они выходили на лед и боролись.

Не планируете подключать к завершающим тренировкам ребят из «Трактора-97» и «Трактора-98»?
Да, я хотел пригласить молодежь, как и в прошлом году. Ребят 1997 и 1998 годов рождения хотели привлечь, чтобы посмотреть ближайший резерв. Я думаю, их предстоит вводить в команду в следующем году. И конечно, надо дать ребятам 1998 года возможность посмотреть, что такое МХЛ, какие здесь требования, чтобы привыкали и были готовы к ним. Возможно, мы будем задействовать этих хоккеистов в сезоне, и нам нужно, чтобы они все знали. Не знаю, будем ли мы привлекать молодых ребят на землю, все-таки хотелось бы, чтобы они тренировались на льду.
 
И еще один вопрос. Говорят, в этом году бывало, что ребята сами просились на базу. Как удалось добиться такого неожиданного результата?
Скорее всего, это связано с декабрьской паузой между играми – тогда у нас были двухразовые тренировки, а добираться до дома далеко. Если говорить серьезно – ребята понимали, что сезон тяжелый, нужно время для восстановления. Домашние дела все равно отвлекают, игрокам необходим отдых, а на базе можно лечь спать пораньше, восстановиться. Наверное, причина и в этом.
Все новости