Андрей Попов: Еще будучи игроком, Николишин держал раздевалку «Трактора» в своих руках

Нападающий «черно-белых» о Еврохоккейтуре, Андрее Николишине и ситуации с Вячеславом Войновым.

Андрей, что скажете по итогам двух матчей за сборную России в Чехии?
Мы проиграли оба матча, значит, радоваться нечему. Тем не менее, это действительно большой опыт для меня, ведь я впервые был вызван в первую сборную, впервые сыграл на такой большой арене как O2 в Праге. Открыл, опять же, счет голам за национальную команду.

Во вторую сборную России вы ведь вызывались не раз и не два?
Да, с 2011 года каждый год меня вызывали, кроме прошлого. Куда только мы ни ездили: Дания, Швейцария, Белоруссия, Словения, Латвия, Франция – пол-Европы посмотрели.

Андрей Попов - форвард первого звена сборной России. Могли ли такое представить?
(Улыбается) Да, получилось неожиданно. Здорово и приятно, конечно, что нам сАнтоном Глинкинымв обоих чешских матчах доверили сыграть в первом звене. Не могу сказать, что когда-то представлял себя игроком именно первого звена. Здесь разницы никакой нет, главное - выходить на лед в форме национальной команды.

Ряд экспертов после чешских матчей сборной отметили, что у связки Попов – Глинкин есть шансы попасть на чемпионат мира…
Честно, не думаю об этом, далеко это все. Есть сегодняшний день, мы вернулись в клуб, сегодня у нас важнейший матч в Минске. Сейчас все мысли только о «Тракторе», нам нужно выходить в плей-офф, а календарь впереди - не самый простой.

Находясь в Чехии, не разрывались мыслями между сборной и клубом?Конечно, мы с Антоном постоянно следили, что происходит в клубе, переживали, что не можем помочь. Ситуация ведь на самом деле непростая: сегодня ты можешь быть в восьмерке, а завтра – уже нет. Но правила есть правила, и они для всех одинаковые.

К слову о непростой ситуации. «Трактор» начал год с шести побед подряд, вышел на пятое место в конференции по потерянным очкам. Что случилось после? Почему команда проиграла шесть из семи следующих матчей?
Может быть, после шести побед появилась какая-то самоуверенность. И очень обидное поражение в Ярославле, когда мы пропустили за семнадцать секунд до конца третьего периода, психологически надломило команду. Бывает так, что команда теряет игру, мы стали допускать ошибки, которых раньше не было. Команда может играть, знает, как играть, просто надо исправить какие-то моменты. Где-то и фортуна отвернулась, тот же матч с «Нефтехимиком» взять, который мы с Глинкиным пропустили – там судьи сказали свое слово.

И понесли наказание.
Только нам-то что? Очков у команды не прибавилось.

Есть мнение, что седьмое место на Востоке получается «бонусным». Вам хотелось бы получить «Сибирь» в соперники по первому раунду?
Не знаю, кто может такое говорить. А в прошлом сезоне, как сыграла «Сибирь» в первом раунде, вы не помните? (Улыбается) В Казани помнят, я думаю. Абсолютно все равно на кого выходить, в плей-офф будет другая игра, где любой может победить любого.

Лучше проведу время дома, чем куда-то двигаться

Вы уже побили личные рекорды по очкам и по голам за сезон, набрав 30 (18+12) баллов за результативность. Чувствуете себя увереннее, чем прежде?
Просто так получается. Во-первых, есть фарт, который всегда играет немалую роль. В прошлом сезоне было много хороших матчей, но шайба не шла в ворота. Во-вторых, в этом сезоне наше звено постоянно выходит в большинстве - соответственно и набранных очков стало больше.

Десятый сезон в «Тракторе», пройдена отметка в 500 матчей за челябинский клуб. Что для вас значат эти цифры?
Да в общем, ничего.

А если серьезно?
Серьезно - ничего. Надо играть дальше, а не оглядываться, не смотреть на цифры. Я считаю, что на такие вещи стоит обращать внимание, когда ты уже закончил карьеру.

Чувствуете себя ветераном в клубе?
(Улыбается) Мне кажется, до ветерана мне еще далеко. Двадцать шесть лет – уже не молодой, но еще и не ветеран, средний возраст.

Можете себя представить себя в форме другой команды?
Почему нет? Вполне. Жизнь хоккейная такая, что не все и не всегда зависит от тебя – в любой момент ты можешь оказаться в другой команде. Сколько вокруг историй, когда игроков просто ставят перед фактом.

Но пока у вас – «Трактор» и только «Трактор». В жизни вы тоже домосед?
(Смеется) Да, я могу так сказать про себя, я больше люблю дома время проводить, чем куда-то двигаться. Даже те же фильмы предпочитаю смотреть в домашнем кинотеатре. Откровенно говоря, я не так часто куда-то выбираюсь из дома.

Такого капитана, как Николишин, в «Тракторе» больше не было

Вы, Глинкин и Олег Пиганович играли с Андреем Николишиным в «Тракторе». Сильно ли он изменился с тех пор?
Сложно говорить, потому что тогда мы были одноклубниками, и у нас были приятельские отношения, а теперь он главный тренер, и это совершенно другое. Сейчас мы должны исполнять то, что он говорит - отношения строятся совершенно по-другому.

Читалось ли лет пять-шесть назад, что после завершения карьеры Николишин станет тренером?
Думаю, он сам тогда еще не представлял, чем займется.

Я к тому, что Николишин управлял командой и будучи игроком, делая не меньше тренеров для сплочения коллектива. За десять сезонов, что вы играете в «Тракторе», были ли в команде еще такие лидеры?
(Улыбается) Да, Антон Глинкин - уже восьмой сезон, получается.

Вот как.
На самом деле, конечно, другого такого капитана, как Николишин, в «Тракторе» не было. Он крепко держал раздевалку в своих руках.

Впечатлены физической формой Николишина?
Да, он и катается, и бегает, и в тренажерный зал с нами ходит - делает абсолютно все, что делаем мы. Если бы он хотел, думаю, мог бы играть еще и играть.

С приходом Николишина в «Тракторе» началась перестройка. С чего все началось?
Главное, Андрей Васильевич поставил нам тактику. От тренировки к тренировке нам прививали понимание, как нужно играть в каждой линии, в каждой зоне, чтобы все были на своих местах. Второе – мы здорово подтянули «физику». И, конечно, он эмоционально зарядил команду.

Николишин не первый тренер-дебютант в вашей карьере. Много ли отличий между ним и Андреем Назаровым образца первого сезона?
Нет, отличий не так много, я бы сказал. У обоих - эмоции и амбиции на максимуме. Оба мотиваторы, оба заряжают команду, заряжают по жесткой схеме. (Улыбается) Очень все жестко.

Ваша первая ассоциация, когда вы слышите выражение «Трактор» Назарова?
(Смеется) Не буду говорить.

Можно что-нибудь безобидное.
(Улыбается) Я бы рад, но безобидного ничего не было.

Понял. Что дал тренер Андрей Назаров хоккеисту Андрею Попову?
По-настоящему заиграл именно при Назарове. Сезон-2009/10, когда он поставил меня в центр, был одним из лучших для меня. По очкам он оставался лучшим до этого чемпионата, тогда я третьим бомбардиром команды стал. Назаров дал мне уверенность, дал игровое время, после того сезона я по-настоящему освоился во взрослом хоккее.

Кстати, вы ведь не так давно играли в центре и, насколько я помню, говорили, что вам нравится эта позиция.
Когда меня только поставили обратно в край, то сначала было не очень удобно, но через несколько игр я привык, и сейчас назад уже не хочется. Просто начиная играть на одной позиции, ты привыкаешь к ней. Поставь меня сейчас снова в центр - через пару матчей мне станет комфортно. В общем, для меня не столь принципиально, на какой позиции играть.

Ехать в Северную Америку было неохота, да и смысла не видел

С Глинкиным вы играете вместе еще со школы? Вспомните, кто объединил вас в одно сочетание, и сразу ли вы нашли общий язык?
Вместе нас поставили наши тренеры в школе «Трактор» Игорь Калянин и Владимир Глинкин, отец Антона. Первые матчи я уже не вспомню, но, по-моему, мы сразу заиграли хорошо. По школе мы всегда играли хорошо, это уже когда мы перешагнули во взрослый хоккей, то был провал, тяжело было сначала подстроиться под другие скорости.

Вы с Глинкиным неразлучны и вне льда?
Да, мы самые близкие друзья.

С кем еще дружите из хоккеистов?
Друзей хватает, но с самого детства, как и с Антоном, дружу соСтаниславом Галимовым(вратарем ЦСКА), мы все вместе играли за «Трактор-88».

После выпуска из школы вас задрафтовала«Филадельфия». И было время, когда вы не расставались с кепкой «Флайерз».
(Улыбается) Это когда было-то, десять лет почти прошло.

В Северную Америку вы так и не поехали.
(Смеется) Домосед потому что. Я был не готов уезжать в восемнадцать лет.

Но возможности были и позже.
Неохота было, наверное, ехать, да и смысла не видел. Мне звонили первые три года из «Флайерз», а потом, видимо, решили, что бессмысленно.

Никогда не жалели, что не попробовали?
Не задумывался об этом, даже не вспоминаю. Было и прошло.

А та кепка еще жива?
(Улыбается) Не знаю даже, дома, может, где-то валяется.

Последний вопрос хочу задать о челябинце, уехавшем за океан. В следующем месяце решится судьба Вячеслава Войнова из «Лос-Анджелес Кингз». Поддерживаете ли вы связь с ним?
Мы отыграли вместе два сезона, но я не скажу, что мы близко общались. У нас есть общие друзья, я интересуюсь у них, как Слава. В 2012 году я летал на седьмой матч финала Кубка Стэнли, когда Войнов завоевал свой первый перстень. Мы поужинали после игры, а кроме этого особо связь не поддерживали. Кого-кого, а Славу в последнюю очередь можно было представить в такой истории. Мы не знаем всей правды, но трудно поверить, что такой спокойный человек, как Войнов мог совершить что-то подобное.

Все новости