«Валера сказал: «Давай поднимем «Трактор». Может, моя последняя команда»»

Официальный сайт «Трактора» предваряет выход фильма «Константиныч» фрагментами интервью «Челябинского Обзора» с Виктором Гудзиком, человеком, помогавшим Валерию Белоусову создавать чемпионские команды.


Вы были одним из самых близких друзей Валерия Белоусова. Как вы познакомились?
Летом 1990 года я был с легкоатлетами на Играх доброй Воли в Америке. Тогда Елесина у меня и выиграла с результатом 2,02. Там же была делегация из СССР, практически туристическая, в которую входил и Белоусов. Сами игры проходили в Сиэтле, а недалеко от города было что-то вроде базы нашей сборной. На этой базе, уже после официальных награждений на стадионе, сборная и некоторые болельщики поздравляли спортсменов в своем кругу. Когда поздравляли Лену, объявили, что он и я, как ее тренер, из Челябинска. После этого ко мне подошел Белоусов. И так мы и совпали, оба челябинцы, познакомились, разговорились.

А в 1992 году доктор «Трактора» Миша Суханов попросил помочь в работе с командой. Я начал, втянулся. И открыл для себя большой мир хоккея.

Благодарен Белоусову за его прозорливость. Он опережал свое время, и уже в начале девяностых понимал, что и в хоккее тоже необходимы специалисты из других видов спорта, в частности, тренеры по общефизической подготовке. Я был один из первых таких тренеров в лиге. Может быть, только в московском «Динамо» еще были.

Помните свой первый матч?

Я присоединился к «Трактору», когда был полуфинал с «Динамо». Поехал в эту поездку. Как сейчас помню эти обидные поражения. После них, когда уже все было закончено, сидели в гостинице «Звездной», разговаривали, обсуждали и мое будущее в команде. И тогда Белоусов сказал: «Будем с тобой работать».

Что было потом?
Мы выиграли с «Трактором» еще одну бронзу. Затем Белоусов ушел в «Магнитку», а меня Цыгуров забрал в «Ладу». Там мы стали чемпионами страны, выиграли Кубок Европы. После чего Белоусов позвонил и позвал к себе, в Магнитогорск. Я согласился, тем более, что на второй год в «Ладе» мы стали вторыми, и как-то у меня отношения не сложились с Цыгуровым.

Как вы вернулись в «Трактор»?
В октябре 2010 Валера позвонил мне и сказал: «Давай поднимем «Трактор». Хочу в своем родном городе оставить хороший след. Может быть, это моя последняя команда». Так мы вернулись в Челябинск.

В первом после возвращения Белоусова сезоне команда даже не попала в плей-офф.

После этого был серьезный разговор у Юревича. Белоусов тогда сказал: «Не я собирал эту команду, мне нужно сделать это самому, подготовить игроков, начиная с предсезонки. Нужен год». Юревич дал ему год, сказал: «У вас карт-бланш». Вера Юревича оправдалась, Белоусов достиг результата в Челябинске.

Это было фантастическое время. Бронза. Серебро. Почему «Трактор» весной 2013 проиграл финал «Динамо»?

Команда в целом у нас была готова хорошо. В том числе физически. «Трактор» был готов взять Кубок. Шанс был великолепный. Мне кажется, административный ресурс москвичей задавил. Судейство, давление психологическое, та же истерика в СМИ вокруг Ничушкина и его отъезда в юниорскую сборную тоже повлияла.

Белоусов долго отходил от поражения?
Он был и доволен — финал все-таки, и недоволен — была такая возможность сделать Челябинску золотой подарок. И надеялся, что на следующий год выстроит команду снова. Но не учел, что меня уже нет рядом, упущена общефизическая подготовка. Нужно было почистить команду, от некоторых избавиться, влить свежую кровь. Но ничего этого не было сделано и функционально они все просели, буквально все. С первых игр сезона 2013/2014 было видно — «Трактор» не готов.

Смерть Валерия Константиновича стала для вас неожиданностью?
Конечно. Огромной. Он заболел воспалением легких, 19 декабря я его поздравил с днем рождения по телефону, мы поговорили. Я сказал, что буду уходить из «Витязя», на что Валера мне сказал: «Не спеши выбирать новую команду. Может быть, я что-нибудь возьму, и пойдем вместе дальше». Спустя какое-то время мы опять созвонились, он сказал, что опять в больнице. Я позвонил Нине Григорьевне, его жене, спросил, что за история, почему затягиваются все эти больницы. Сказал, что подключусь. В Екатеринбурге я нашел одного китайца, очень сильного врача. Он должен был приехать сюда, в Челябинск. Но в тот день, когда Нина должна была сказать «Да», Валеру положили в реанимацию. А на утро его не стало.

Не успели на пару дней. А так... удар настоящий, неожиданность. Но врачи говорили, там сопутствующих болезней было много. Все-таки здоровье было сильно подорвано.

В чем заключалась магия Белоусова? К нему охотно шли игроки, они с ним любили работать.
Он был очень тактичным, интеллигентным человеком. У него была такая высокая культура, ко всем он относился по-отцовски. Он умел разговаривать с игроками на нормальных тонах без повышения голоса. Просил их делать те или иные вещи спокойно, по-человечески. А наказание было одно — молчание. Просто садил на лавку и не разговаривал с человеком. Когда команда проигрывала, он просто часто не заходил в раздевалку, говорил: «Там и так у всех стресс, а тут еще я что-то говорить буду». Вот это и была его магия. Люди чувствовали такое отношение. И относились хорошо в ответ, уважали.

А магия хоккея... Он же такой игровик был, настоящий нападающий, с великолепным чутьем, со своим образом игры. Он представлял этот образ, под него искал хоккеистов. У него был редкий дар — он видел хоккеистов, понимал, кто и что может делать в его видении хоккея и как в шахматах расставлял фигуры в своей команде. Он искал всегда импровизаторов, всегда внимательно относился к характеру человека.

И очень большое внимание уделял вратарю. Валера считал, что игру в атаке всегда создаст, но вратарь должен выручать. Должен «подметать», как он однажды высказался. Когда мы и пришли во второй раз в «Трактор», то часто проигрывали, в итоге в плей-офф не попали — потому что вратаря не было. Без голкипера ничего не получится. Поэтому Белоусов и нашел Гарнетта. Он стоит полкоманды. У вратаря бывает удачный год, бывает неудачный год. Но когда у него в картотеке есть победы, медали — это ценный вратарь. Нужно к нему находить ключ, находить общий язык. Белоусов искал и находил ключики к людям. Психологом он был отличным.

Из всего этого у его команд и появлялся фирменный почерк.

У вас есть тысячи личных историй про Белоусова. Расскажите одну.

У Валеры вообще было много интересов, очень разносторонним человеком был. Играл в теннис хорошо, в футбол — пока ноги не стали подводить. Часто ездили на рыбалку, он очень хорошо ловил рыбу, разбирался во всех удочках, наживках, крючках. Тонко чувствовал поплавок — как игрок, который хочет забить. И еще очень хорошо играл в бильярд, с Величкиным часто сражался, обыгрывал его, а тот расстраивался.

Ну а история... Когда мы работали в Магнитогорске, то часто после матчей садились в служебную машину, я — за руль, Валера — пассажиром. И ехали в Челябинск. Домой. Он включал Кучина, очень любил его. Особенно песню «Крестовая печать», там еще есть такие слова...

Гони же, друг, гони, фартовый.
Пусть жизнь сначала мне уж не начать.
Давно на ней как камень стопудовый.
Лежит судьбы крестовая печать.


Душевные, в общем, такие песни. Он как-то сопоставлял себя с героями этих песен. Считал, и справедливо, что его судьба тоже непростая, тяжелая. И всегда очень переживал за дочку, все для нее делал. Помог в Швейцарию переехать, когда она сильно болела.

Все новости
Похожие новости