Максим Якуценя: Челябинск стал мне домом, а «Трактор» - родной командой

Лидер нападения «Трактора» поговорил с «Комсомолкой».

 

Максим Якуценя — 35-летний крайний нападающий. Воспитанник серовского хоккея. Поиграл за «Мечел»,ЦСКА, «Авангард», «Донбасс», магнитогорский «Металлург» и другие клубы. Главные успехи в карьере связаны с Челябинском. Был важной частью белоусовского «Трактора», с которым взял Кубок Континента и серебро чемпионата КХЛ.

«НЕ ОЖИДАЛ, ЧТО ГЕЛАШВИЛИ НАКИНЕТСЯ НА МЕНЯ С КУЛАКАМИ»

«Трактор» объявил о продлении контракта с вами до 2018 года. Когда начались переговоры?
В конце сезона ко мне подошел Сергей Гомоляко и спросил, не хочу ли я продлить договор на год? Раздумывал недолго. Челябинск стал мне домом, а «Трактор» — родной командой.

Первая половина чемпионата у вас и других лидеров «черно-белых» вышла неудачной. Многие связывают спад с тяжелыми летними сборами, которые устроил команде Андрей Николишин.
Люди — не машины, хотя и машины иногда ломаются. Матчи чередовались с тяжелыми тренировками, а под постоянными нагрузками сложно показывать результат. Я бы сказал — практически невозможно.

В чемпионате вы поучаствовали в хоккейной драке, что редкость для вашей карьеры. Напавший на вас с кулаками вратарь «Югры» Гелашвили как-то прокомментировал эпизод после матча?
Я и близко во вратарскую площадь не заехал и, естественно, не ожидал, что на меня набросятся сзади. Потом мы летели в Челябинск вместе с Георгием. Он подошел, сказал: «Извини, я не видел, что это был ты!». Это хоккей. Мы проигрывали «Югре», заперли соперника в их зоне. Я стоял на пятачке, мешал голкиперу, вот он и вспылил. Георгий вообще человек эмоциональный. Все нормально, я извинения принял.

Раньше вы читали о себе комментарии в соцсетях и на форумах. Продолжаете?
Воспринимаю только адекватную критику. Понимаете, люди со стороны не находятся в раздевалке и не знают всех тонкостей. Болельщик в порыве может написать: «Хоккеист никакой, выгоняйте его из клуба!». А на самом деле игрок нормальный. Просто он провел матч на обезболивающих уколах или вышел на лед с высокой температурой. Или у парня тяжелая ситуация в семье. Понятно, что мы оставляем бытовые проблемы за пределами арены, но и они порой сказываются на игре.

«МУЖИКИ ДОЛЖНЫ ИГРАТЬ С МУЖИКАМИ»

Когда «Трактор» не попал в плей-офф, менеджеры клуба устроили вам серию выставочных матчей в городах Челябинской области.
Я поначалу скептически относился к идее, пока не увидел, как люди встречают «Трактор». Единственный минус — против нас выходили на лед порой уж совсем маленькие ребята. Приходилось перестраховываться, чтобы не травмировать их ненароком. Мужики все-таки должны с мужиками играть.

Маленькие города, наверное, напомнили вам родной Серов?
Безусловно. Жаль, что у нас хоккейная школа закрылась. В Челябинской области у детей хотя бы есть дворцы, где можно комфортно тренироваться.

У вас на улицах Серова детство спокойное было?
Иногда приходилось драться с хулиганами, как без этого. Выбор перед ребятами в Серове стоит следующий: либо ты хорошо учишься и потом поступаешь в вуз Екатеринбурга, либо идешь на завод, либо занимаешься спортом. Я с детства видел возможность вырваться из города с помощью хоккея. Так и произошло.

Серов — депрессивный город?
У нас полстраны — депрессивные. О маленьких городах и говорить нечего.

«ИЗБЕГАЮ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕМ С ДОНЕЦКИМИ ЗНАКОМЫМИ»

Вы были одним из лидеров серебряного «Трактора», но в 2013-ом году неожиданно переехали в клуб «Донбасс» на Украину. Почему?
Закончился контракт. Валерий Белоусов хотел меня сохранить, он мне как отец был. Но с Владимиром Кречиным (прошлый генменеджер «черно-белых» — прим. ред.) мы не пришли к общему мнению по договору. Вариантов было много, но хотелось поиграть в другой стране. Донецк — красивый город. Город роз. Природа там классная, воздух — чище, чем в Челябинске.

А еще его тренировал импульсивный Андрей Назаров, который помимо прочего прославился матом в раздевалке.
Ну и что? В хоккей же мужики играют, а не неженки... Накачка Назарова бодрит и веселит (смеется). Лично я все с юмором воспринимал. Перед важными матчами результат довлеет. Появляется скованность, которая только мешает на льду. Андрей Викторович встряхивал людей в раздевалке, заставлял их расслабиться эмоционально.

Самым запоминающимся на Украине, наверное, был матч со «Львом», который длился 126 минут.
Не то слово! Помню, как сильно проголодался в игре. В перерывах съел все шоколадные батончики, которые припас партнер по команде Руслан Федотенко. Затяжные матчи отнимают кучу энергии. Чтобы выдержать — хоккеистам необходима углеводная закачка.

В Донецке кто-то запустил утку, что вы избили двух парней на перекрестке, которые подрезали ваш «Лексус».
Уличный тафгай Макс Якуценя (смеется). Я посмеялся, когда прочитал о своих «приключениях». У меня ведь и «Лексуса» никогда не было... Люди, которые меня хорошо знают, сразу в эту историю не поверили.

Продолжаете общаться со своими донецкими знакомыми?
Почти всех разбросала судьба. Кто-то переехал в Киев, кто-то к родственникам в Россию. Я порой переписываюсь с ними, но избегаю политических тем. Знаю, что время лечит. Однажды россияне и украинцы помирятся. Вопрос лишь в том, сколько лет на это уйдет?

Фотографии разрушений в Донецке — как лезвием по сердцу?
Конечно. Я улетел в начале апреля и почти сразу в сторону Донецка двинулись войска. Очень переживал, что на улицы такого красивого города пришла война. Мне жалко аэропорт, который с землей сравняли. Он был очень современным. И вообще: ломать — не строить!

«ВЫИГРАЛ В ЛАС-ВЕГАСЕ 75 ДОЛЛАРОВ»

В «Тракторе» у вас репутация заядлого путешественника. Где провели последний отпуск?
Поездил по США, несколько дней провел в Нью-Йорке. «Большое яблоко» — огромный кипучий муравейник. Движуха не прекращается даже ночью. Первое время раздражали бесконечные сирены скорых и полицейских машин, но к ним быстро привыкаешь. А вообще на улицах города ощущения интересные. Как будто ты попал в знакомые локации голливудских фильмов.

Какие еще города посмотрели в Штатах?
Побывал в Лас-Вегасе. Везде огни, шоу, музыка. Люди пьяные садятся за руль, полиция их не трогает. Самолеты все время взлетают и улетают, поток туристов сумасшедший. Крупные казино — в шаговой доступности, пять минут от аэропорта и ты на месте. Я заметил, что люди совсем не переживают из-за проигрышей, потому что тратят деньги, с которыми изначально готовы расстаться. Себя я азартным человеком не считаю, но тоже не удержался и сыграл в рулетку. Удачно, кстати. Выиграл 75 долларов (улыбается).

Америка была единственным пунктом назначения?
Нет. Из Орландо мы компанией полетели в Мексику, чтобы 10 дней поваляться на пляже.

Криминальная страна. Недавно гангстеры похитили в ней мексиканского футболиста Алана Пулидо. А он, как герой боевиков, в одиночку одолел бандитов и вызвал полицию.
Наслышан о мексиканских опасностях и картелях. Но я был в курортном городе Канкун, который считается безопасным. Улицы и береговую линию патрулируют стражи порядка. Над городом летают полицейские вертолеты. Экономика Канкуна держится на деньгах туристов. Если начнутся похищения, то люди перестанут ездить, и денежный поток прекратится. Властям выгодно поддерживать порядок.

Наверное, желания выезжать за пределы Канкуна не возникло?
Почему же? Мы арендовали машину и поехали в Чичен-Ицу — культурный центр цивилизации Майя. Погуляли немного, посмотрели на древние строения. От них исходит очень мощная энергетика. Я ходить там толком не мог. Чуть шаг сделаешь — голова кружится. А может, во всем жара виновата? (улыбается).

«В ДУШЕ МНЕ 23 ГОДА»

Правда, что вы любите музыку и дружите с челябинскими рэперами?
У меня в машине действительно большой и разносторонний плей-лист. Из рэперов знаю участника «Триагрутрики» Джамала, нас общий друг познакомил. Темыч постоянно ходит на матчи в майке «Трактора». Меня радует, что наши челябинские парни делают неплохой рэпчик. Горжусь ими. Песни Джамы «Капелька добра» и «Хеннесси привези» слушаю до сих пор.

Ваш сын ведь тоже музыкантом растет?
Он увлекается баскетболом и учится в музыкальной школе играть на балалайке. У сына вообще интересный и необычный вкус. Например, идешь с ним по Дубаю, показываешь на красную «Феррари»: «Смотри, сынок, какая крутая тачка!». А ему не нравится. Зато потом он видит какой-нибудь ретрокар и говорит: «Вот это, папа, по-настоящему крутая тачка!».

По хоккейным меркам вы — ветеран. А сами на какой возраст себя ощущаете?
Когда общаюсь с молодыми парнями в «Тракторе», то не чувствую разницы. В душе мне 23-24 года. И, честно говоря, хочется задержаться в этом возрасте.

Фотография Валерия Звонарева
Все новости
Похожие новости