«В Канаде советские диссиденты устраивали демонстрации, чтобы сорвать наши матчи»

Легендарный вратарь «Трактора» Леонид Герасимов вспоминает адские тренировки Анатолия Тарасова, делится рыболовными историями Валерия Белоусова и рассуждает о перспективах Василий Демченко.

Работа
Долгое время я тренировал в школе «Атланта», но там сменилось руководство. Пришли люди некомпетентные, которые к хоккею отношения не имеют. Год с ними поработал и мне хватило. Не захотел участвовать в дальнейшем развале школы. Сейчас тренирую в Балашихе, меня туда позвал Евгений Ларионов — брат Игоря Ларионова. Веду группу 2002 года.

Хоккеисты
Дети изменились, стали менее подвижными. Большинство ребят час-полтора работают на льду, потом ОФП и все. Даешь им задания на дом — никто не делает. Хоккей больше родителям нужен, чем пацанам.

Родители
С мамами и папами начались проблемы еще, когда я в школе ЦСКА работал. Пацан говорит: «Вот уеду в НХЛ, куплю вам джип и коттедж построю!». И родители верят, у них значок доллара в глазах загорается. Хотя мальчишке до Америки, как до Китая пешком. Не дай Бог подхватит «звездочку» — сразу остановится в развитии, и сверстники его за два года «съедят».

Родители иногда недовольны, хотя я всем ребятам даю одинаковую программу. Просто одни ее выполняют, а впереди других лень бежит. Раньше в ходу была фраза: «Подумаешь тренировка — игра все покажет!». В том-то и дело. Как ты дурака валял на занятиях, так и на льду в лужу сядешь.

Когда папы на меня наседают я их спрашиваю: «Вы кем работаете? Прорабом на стройке? Отлично, я же вам не говорю, как дома строить, вот и вы от меня отстаньте!». Не нравится — до свидания. Школ много, тренеров много. Я не из тех, кто будет по блату ставить в состав.

Вратари
Тренеры вратарей в детском хоккее кошмар творят. Ребята толком кататься не умают, потому что их на колени посадили. Стиль называется — баттерфляем, хотя я такой только в плавании знаю. Понятно, когда на коленях играют гиганты вроде Брызгалова или Кошечкина. Им даже сидя — штанга по плечу. Хотя я считаю, что вратарь должен играть в воротах, а не выполнять роль живого щита. Ребята моего поколения помнят, что если ты на колени встал и пропустил — в газетах на следующий день тебя чихвостили в хвост и в гриву. А сейчас это в порядке вещей и называется «баттерфляй».

Молодежка
Когда работал в «Атланте» — постоянно видел, как попадая в МХЛ, ребята останавливаются в развитии. Особенно из богатеньких семей. К арене приезжают на дорогущих автомобилях, у самих пальцы веером будто они Овечкины и Малкины. Постоянно им твердил: «Парни, задумайтесь, неужели это ваш потолок? Вам же выпал шанс попасть в КХЛ, цепляйтесь за него зубами!». К сожалению, не на всех действовало.


Различия

В наше время все иначе было, потому что в хоккей попадали ребята из бедных семей — шпана! Отличники стремились в университеты. Даже анекдот расхожий ходил: «Встречаются две подруги. Одна спрашивает — как твои сыновья? Та отвечает — Сашка мой, молодец, инженер, а Петька ( махнув рукой)... футболист». Спортсмены почти не учились. Недаром знаменитый Тарасов любил повторять: «Если школа мешает хоккею — бросайте школу». С другой стороны, наш тренер Петр Дубровин с дураками работать не хотел и следил, чтобы мы учебу не бросали.

Футбол
В хоккее я с 59-го года, хотя и на футбольных воротах стоял хорошо. Классе в 9-ом подменял травмированного вратаря в городской команде и дошел до финала всесоюзной Спартакиады. Возвращаемся домой, Дубровин меня спрашивает: «Кого из наших в сборной на карандаш взяли?». Я назвал пару фамилий, а он буровит меня взглядом — а еще, мол? «Ну, вроде я приглянулся» — говорю. Дубровин серьезно посмотрел на меня и сказал: «Так, с футболом ты, считай, закончил!». Спустя годы я узнал, что в «Трактор» приходил на меня вызов из футбольной сборной. Тренеры бумажку порвали и ничего мне не сказали. Может и к лучшему!

Тренировки
В Советском Союзе занимались серьезно, кроссы в 18 километров были в порядке вещей. У Виктора Тихонова самым страшным упражнением считались спринты в формате 10 по 400 метров. Бежишь с максимальным ускорением полный круг на стадионе, отдыхаешь две минуты и по новой. Некоторые после таких нагрузок за печень хватались и блевали.

Самым жестким из тренеров, с кем мне довелось поработать, был Анатолий Тарасов. Настоящий деспот и изверг! Пацаном я в счет службы в армии выступал за чебаркульскую «Звезду», где на полгода разминулся с Харламовым и Гусевым. И вот меня как-то вызвали на общий армейский сбор. Первая тренировка была такой интенсивной, что дыхание сбилось. В организме обезвоживание страшное, но воду пить нельзя. Иначе у тренера подозрение возникнет, что ты вчера с алкоголем переборщил. Значит, присел я к бортику и незаметно снежок ко рту поднес. Тут же подъезжает Тарасов и спрашивает: «Молодой человек, в чем дело?». Я оправдываюсь, мол, немножко подустал. «Даю вам отдых, две минуты!» — кричит он и уезжает (смеется). Ну, ничего... две-три тренировки и я втянулся.

Философия вратарей
Анатолий Тарасов говорил: «Умный человек в ворота не встанет!». Мы — последняя инстанции. Не справился с броском и за спиной красный фонарь загорается. Любой твой промах на виду. Ты можешь вытащить пять мертвых моментов, но профукать свою шайбу, которая станет решающей. Все хорошее сразу забывается. Поэтому нужно в первую очередь ловить свои броски и не думать о том, как бы выше головы прыгнуть.

Защита
Нынешняя экипировка — чистейший бронежилет. Я бы с ней до 50 лет играл. Раньше-то у нас была фуфаечка. Где шайба «пропищала», где обожгла тело — туда мы подшивали губку. Чтобы в следующий раз мягче было. Да, броски сейчас мощнее, но и раньше щелкать умели. Блинов, Фирсов и Коля Макаров стреляли так, что руку «отсушивало»...

Помню, перед игрой в Горьком тренировались с Петей Природиным и Валерой Белоусовым. Валерка бросил и попал мне в конек, да так, что шайба палец сломала. На следующий день ногу разбарабанило, пришлось домой лететь. В общем, советская защита совсем не спасала.

Белоусов
Валера был заядлым рыбаком, даже на пустой крючок ловил. Как-то рассказывал мне забавный случай, который произошел на озере Смолино. Стоит значит с удочкой, неподалеку от него рыбаки. У них не клюет, а он вытаскивать не успевает. Мужики решили, что у него участок рыбный и к нему. Ну, Валера их пустил, а сам на их место ушел. И снова все по-старому. Рыбаки не выдержали и спросили: «На что ловишь?». А Валера ответил: «Да по-простому на мякиш. Вы хлебушек смочите, на крючок нацепите и все нормально будет!».

С Белоусовым мы жили рядом, дружили, а дочери наши в одном классе учились. Частенько после победных игр «Трактора» отмечали у меня на Соне Кривой — благо квартира была большой. Собирались с женами, с детьми — все как положено.


Кострюков
Приход Анатолия Михайловича изменил «Трактор» навсегда. Раньше московские гранды относились к нам, как к глухой периферии и мальчикам для битья. Мы на матчи с «ЦСКА» и «Динамо» тоже выходили с мыслью, что нас порвут. Поэтому в наши ворота и залетало по 10-15 шайб. Кострюков сразу сказал: «Не будьте колхозниками! Я вас научу играть нагло, как москвичи». Со временем ему удалось перевернуть нам сознание.

Разгромы
Когда в мои ворота залетало много шайб — под землю провалиться хотелось. Был один случай в «Юности». Матч начался, я пропустил три шайбы. И тут один мужик с трибуны орет на весь дворец: «Герасимов! Можешь сегодня домой не приходить, жена тебе все равно не даст!». Все смеются, а ты стоишь как оплеванный. Но были и позитивные моменты. Порой идешь вечером мимо хоккейной коробки, а там мальчишки шайбу катают. И вратарь кричит: «Я как Герасимов, я все отобью». До сих пор мне такие воспоминания душу греют.

Амнистии
Лучший момент карьеры — бронза с «Трактором», которая для нас была сродни золоту. Перед последним матчем в Саратове мы уже были недосягаемы и начали добросовестно обмывать медаль в поезде. Помню Кострюков нам сказал: «Ребята, если вы аутсайдерам проиграете — это будет позор!». Мы собрались и вынесли Саратов 6:2.

Раньше, если тренеры ловили кого-то на пьянке, то наказывали рублем. Но были матчи, когда команде объявляли на установке: «Если выиграете сегодня, то мы всех ребят амнистируем». И, знаете, весь состав пластался и умирал на льду лишь бы выиграть. Потому что среди проштрафившихся мог оказаться любой. И в следующий раз мы бы также бились, помогая ему не потерять зарплату.

Челябинск
Когда мы привезли домой бронзовые медали — нас встречали как героев. Хоккей был для города главным развлечением, а «Юность» вмещала всего 3200 человек. Чтобы раздобыть билетик люди занимали очередь за три дня.

Каждому хоккеисту команды мастеров выдавали на сезон контрамарку (аналог абонемента). Плюс мы могли на каждый матч выкупить по два билета. К нам приезжали люди с бензаколонок и предлагали пачку талонов на бензин, лишь бы получить проходку. Понятно, что когда мы попали в призеры на ушах стояла вся область.

На банкете каждому хоккеисты подарили по магнитофону «Комета». Ходили слухи, что по машине выдадут, но не получилось (улыбается).

Турне
Важным событиями в жизни команды были заграничные турне. Мы играли в Австрии, Германии, Швеции, два или три раза ездили в Северную Америку. За границей на всем экономили, чтобы купить одежду себе, детям, женам и родителям. Настрой у нас был запредельный! Из семи запланированных матчей нужно было выиграть минимум четыре. В противном случае нам платили не положенные суточные, а сущие копейки.

Одевались не в фешенебельных магазинах, а на рынках у еврейчиков. Они в цене двигались, потому что подход такой: чем больше продал, тем выше товарооборот. Продавцы нам еще и майки дарили с надписями иностранными. Мы потом в них на родине гоголем ходили, потому что ни у кого таких не было.

Канада и США
Иногда мы выезжали на арены в сопровождении полицейских эскортов. В города восточного побережье после войны эмигрировало множество советских диссидентов и предателей. Особенно среди украинцев. В нас они видели агентов КГБ и устраивали демонстрации, чтобы сорвать матчи. Их разгоняли сами же канадцы, которые готовы были на все лишь бы увидеть противостояние своих команд с советскими хоккеистами.

В каком-то маленьком городишке (не помню название) наткнулись на 50-летнего дядечку. При нас он стал браниться, ну и зацепились языками. Спросили: «Ты почему эмигрировал?». А мужик с гордостью рассказал, что был летчиком и бомбил грузовики с советскими людьми во время эвакуаций. У нас лица такой злобой перекосились — что предатель деру дал. Догонять не стали, все-таки чужая страна. Зачем нам лишние проблемы?

Америка оставила противоречивое впечатление. Небоскребы оказались фасадом, за которым скрывались трущобы с неграми. Невероятный контраст!

Цыгуров
Гена объявил, что на меня больше не рассчитывает на свадьбе Славы Быкова. Не знаю почему. Мы 10 лет отыграли, жили в одних номерах на сборах, жены у нас дружили. А тут такое... Может хотел сделать ставку на Серегу Мыльникова. Что произошло — то произошло. Самое интересное, что мне было 32 года и я подумывал завершать карьеру. Но начальники «Трактора» Казарин и Шустов хотели мне «Волгу» выбить — чтобы я еще на пару сезонов задержался. О вручении автомобиля собирались объявить на той же свадьбе, но Цыгуров их немного опередил.

Из «Трактора» я перешел в «Химик», с которым также выиграл бронзовую медаль, а карьеру завершил в ЦСКА. Потом перешел на тренерское поприще. Среди моих воспитанников были Самсонов, Кваша, Жарков, Моня, Каблуков, Анисин... Про Мишку пишут, что под откос пошел, но я его помню другим. Спортсменом от мозга до костей. Не знаю, что с ним случилось.

Демченко
Я Васю видел на прошлогоднем матче с московским «Динамо» и уже тогда подметил, что парень уверенно стоит. Знаю его смальства. Мы же с его отцом Витькой хорошо дружили, хоть он и младше меня на пять лет. Горжусь тем, что Витя такого сына воспитал. В нынешнем сезоне Вася мощно добавил, получил вызов в сборную. Я вам скажу так — попасть на заметку к Знарку дорогого стоит. Если Демченко не сбавит, то за безопасность ворот «Трактора» лично я буду спокоен.

Все новости
Похожие новости