Дмитрий Пестунов: Я все еще голоден до хоккея

Форвард «Трактора» вспомнил, как играл вместе с Ягром, выигрывал кубки с «Магниткой» и «Динамо» и ночевал на гамаке в джунглях.

Дмитрий Пестунов проводит мощный сезон и занимает третье место среди лучших бомбардиров клуба. В интервью он вспомнил детство на улицах, удары казацкой плёткой за двойки, игру с Яромиром Ягром в одном звене и путешествие по бразильским фавелам.

«Пацаны с соседних улиц не связывались с нашим двором»

Как вы попали в хоккей?

В секцию привёл отец, когда мне было четыре года. Дворец находился от дома в паре трамвайных остановок, добираться было несложно. Усть-Каменогорск – в принципе хоккейный город. Оттуда много игроков вышло: Набоков, братья Корешковы, Курьянов, Пережогин. На местную команду всегда собирался полный стадион. Мы с отцом тоже постоянно смотрели хоккей с трибуны, ни одного матча не пропускали.

Вы росли в 90-е. Опасно было на улицах?
Случалось, что зайдёшь не в тот район, и начинали докапываться: «Дай кроссовки потаскать, а деньги есть?». Но потом, когда постарше стал, – перестали трогать. Я жил в большом доме на 10 подъездов. Ребят много – все спортивные. У двора была определённая репутация, пацаны с соседних улиц с нами не связывались.

Маленьким коллекционировали хоккейные наклейки, постеры?
Нет, но зато у меня был журнал чемпионата мира по футболу 1994 года. Мы даже обменивались во дворе наклейками. До определённого возраста все фанатели от футбола, пока ребята некоторые чудить не начали. Но я до последнего вытягивал их мяч попинать, чтобы отвлечь от плохих вещей.

Детство прошло во дворе?

Особенно в летние месяцы, когда не было учёбы и тренировок. Позавтракал, повесил на шею веревочку с ключом – и на целый день гулять. Играли с пацанами и в казаков-разбойников, и в войнушку, и в футбол. На ГТС (городская телефонная станция) кабели воровали, а потом их к дереву привязывали, и получались качели. В сады чужие залезали. У одних стариков росли очень вкусные груши в огороде, так к ним со всей округи пацаны наведывались. Калитка всегда открыта была. Потрясёшь дерево, наберёшь груш и бежишь… Каждые два года я езжу в Усть-Каменогорск. Отец мой там похоронен, его проведываю. С друзьями встречаюсь, с которыми рос. Постоянно вспоминаем истории из детства, когда видимся.



«За двойки нас били казацкой плёткой»

В 14 лет вы переехали в Тюмень. Быстро освоились в чужом городе?
Я же поехал с другими ребятами из Усть-Каменогорска. Нас восьмерых поселили в одной комнате. На комфорт никто не смотрел: главное — кровать была, а в холле стоял телевизор с видеомагнитофоном – можно было фильмы смотреть. Учились мы в местной гимназии, на уроки всегда ходили в костюмах и при галстуках. По вечерам смотрели с трибуны игры местного «Рубина», который тогда в Вышке выступал. Если лёд был свободен, переодевались и играли между собой.

Тренеры следили, чтобы вы не совершали вылазки в город?
Конечно, но в принципе мы на контроле ещё в Усть-Каменогорске были. Тренер постоянно заглядывал в дневники, за двойки и записи о плохом поведении были предусмотрены удары казацкой плёткой. Причём бил пацан по команде, которого проверяли перед тобой. Мы хитрили. Подкладывали под пятую точку тетрадку, чтобы удар не ощущался. Сейчас такие истории кажутся дикими. Попробуй современному ребёнку дать клюшкой по заднице. Он сразу пожалуется родителям, а они начнут заваливать письмами директора секции. Но тогда это считалось частью воспитательного процесса.

Первую зарплату получили в Тюмени?
Нам полагались 300 рублей в месяц. Но деньги выдали не сразу, а заплатили всей суммой после финала в Нижнем Новгороде. На руки я получил 1800 рублей. Помню, сразу же пошёл в магазин «Адидас» и купил себе фирменные кроссовки за полторы тысячи (улыбается).



«Кинг показывал на бабушек-уборщиц и кричал: «Почему они работают каждый день, а вы нет?»

В профессионалах вы дебютировали в чемпионской «Магнитке». Дедовщина там была?

Молодые клюшки таскали, станки. Но мы в быту себя скромно вели – никто не жаловался. Мне ещё повезло, что в команде много земляков играло: братья Корешковы, Игорь Земляной, Лёха Литвиненко.

Мандражировали перед первой игрой?
Валерий Константинович, который тогда тренировал команду, выпустил меня на лёд с опытными Валерой Карповым и Олегом Беловым. Нужно было просто делать то, что они советуют. Хорошо, что забил уже в первом периоде, сразу отпустило. Дальше два сезона выходил в тройке с Гусмановым и Кудерметовым. Каждый из нас знал, что будет делать на площадке партнёр, где открываться. Поэтому наше звено хоть и было четвёртым, но набирало много очков.

Бывший тренер «Магнитки» Дэйв Кинг любил детали, часто объяснял хоккеистам, как клюшку правильно ставить, как коньки заворачивать. Канадец сразу нашёл подход к российским хоккеистам?
Была одна весёлая история. Команде дали выходной, а на следующий день парни вышли немного разобранными. Упражнения выполняли, но не на 100 процентов. Кинг, естественно, начал ругаться. Грозился, что больше выходных не даст, показывал на бабушек, убирающих трибуны, и говорил: «Почему они свою работу выполняют каждый день, а вы нет?». Это подействовало (смеётся).

В 2003-м вас задрафтовал «Финикс», но за океан вы так и не полетели. Жалеете?

Сейчас понимаю, что надо было съездить в тренировочный лагерь, попробовать зацепиться. Но там какая ситуация была: «Финикс» предложил пройти кемпинг, а потом подписать контракт новичка. Кинг советовал лететь, сказал, что если с НХЛ не получится, то смогу вернуться обратно. Но руководство меня не отпустило, потому что из команды за океан одновременно уехали Малкин и Кайгородов. Других вызовов от «Финикса» я не получал.



«Ягр тренировался по своей программе. Никто ему не мешал»

Карьера вас вознаградила. Чемпионство с «Магниткой», два Кубка Гагарина с московским «Динамо», золото с «молодёжкой» в 2003 году. Часто вспоминаете тот турнир в Галифаксе?

Интересный чемпионат получился. За сборную мы играли с Кириллом Кольцовым, а в финале одолели канадцев с Дереком Роем. На том чемпионате, кстати, за чехов выступал Иржи Новотны. А сейчас мы все вместе собрались в «Тракторе» – удивительный факт.

Как «обмыли» золотые медали?
Ребята пошли в клуб на дискотеку, но нас с Денисом Ежовым секьюрити не пустили, так как по правилам вход был с 21 года. Поэтому мы развернулись и пошли спать в гостиницу, а утром полетели домой.

С «Металлургом» и «Динамо» вечеринки, наверное, покруче были.
В Магнитогорске церемонию награждения вёл Губерниев, а потом для нас Орбакайте пела. Когда с «Динамо» отмечали завоёванные кубки – там тоже целая россыпь звёзд была.

За счёт чего москвичам удалось обыграть в финале белоусовский «Трактор»?
Мы были одной семьёй, бились друг за друга и показывали системный хоккей. Явного лидера по набранным очкам не было, всё потихоньку вкладывались в командный успех. Очень помог Еременко, который вытаскивал для нас матчи.

Легендарные динамовские сборы в Пинске вы переносили нормально?

Для меня с детства все летние сборы тяжёлые. Программу-то я выполняю в полном объёме, но через силу, на характере. Когда первый раз в Пинск попал – тогда да, целое испытание пережил. На следующий год уже проще. Ты по крайней мере знаешь, что тебя ждёт.

В отпуске арендуете лёд?
Этим летом катался с любителями в Москве, а так обычно совершаю 40-минутные пробежки с пульсометром и хожу в зал. Штанги я тягать не очень люблю, но надо, иначе потом на тренировках не сможешь веса поднимать.

Ещё один факт из вашей удивительной биографии – игра в одном звене с Яромиром Ягром. Каким вам запомнился великий чех?
На льду он тренировался вместе с командой, а на земле занимался по своей программе. Никто из тренеров Ягра не трогал. Человек чувствует своё тело, понимает, какая нагрузка нужна, зачем ему мешать? В этом, может, и кроется секрет его хоккейного долголетия. Что касается игры, то Яромир тогда был главной звездой не только «Авангарда», но и всей КХЛ. На площадке его опекали несколько человек. Нам это только на руку было. Пока Ягр отвлекал защитников, у нас появлялись моменты.



«Не видел людей с автоматами в бразильских фавелах»

Среди хоккеистов «Трактора» вы один из главных путешественников. Видели Амазонку, Мыс Доброй Надежды в ЮАР, водопад Виктория на реке Замбези. А где вы провели последний отпуск?

Так получилось, что последние два года мы с моей девушкой путешествовали по Южной Америке. Побывали в Венесуэле, Колумбии, Бразилии и Эквадоре. Запомнился водопад Анхель, который считается самым высоким в мире. Мы плавали к нему на лодках, а потом ночевали в джунглях в гамаках.

Южная Америка – весьма неспокойный регион.
Самым криминальным считается Каракас в Венесуэле. Заметили, что гид, который встретил нас в аэропорту и повёз в гостиницу, не останавливается на светофорах. Спросили почему. Парень ответил, что на перекрёстке могут ограбить бандиты, поэтому если дорога свободна, лучше лететь на красный. В Рио-де-Жанейро тоже небезопасно. Но там главное соблюдать элементарные правила: не брать с собой много налички, не надевать золотые часы, цепи и другие ювелирные украшения. На одной из экскурсий мы побывали в фавелах и людей с автоматами не видели, в принципе, всё было спокойно. Власти перед Олимпиадой вынесли самые криминальные фавелы за пределы города.

Где планируете побывать в будущем?
США хочу посмотреть. Я был в Америке, когда выступал за «молодёжку», но мы останавливались в захолустьях Северной Дакоты. Один городок на восемь тысяч человек, другой на 50. Даже названия их не запомнил, знаю только, что рядом находилась индейская резервация. Но мы в неё не ездили.



«Я все еще голоден до хоккея»

«Трактор» проводит один из самых успешных сезонов за последние годы. По ощущениям команда способна выстрелить в плей-офф.

Нужно сначала закончить «регулярку», а дальше исходить от итогового места в таблице и соперника. Я не люблю загадывать даже на два-три дня вперёд.

Вам 31 год, вы, по большому счету, выиграли всё, что могли на клубном уровне. Как удаётся находить спортивную мотивацию?
Мне просто очень нравится играть в хоккей. Я получаю удовольствие, когда обвожу защитника, обыгрываюсь с партнёрами, создаю красивую комбинацию. Люблю создавать моменты и отдавать голевые передачи. В этот момент ты чувствуешь, что из ничего рождаешь что-то новое. Так что я не устал и всё ещё голоден до хоккея.

Все новости
Похожие новости