Александр Тыжных: «Трактор» – прекрасная организация с амбициями, здесь есть, где проявить себя

Известный вратарь и агент – о конкуренции между Демченко и Францоузом, семейной драме Войнова и самом талантливом челябинском проспекте.


«Кросби уже в восемь лет был феноменальным»

– Я уехал из СССР играть в Канаду, с тех пор живу там, но своим родным домом считаю Челябинск, – начинает Александр Тыжных. – Здесь мои родственники и друзья, к сожалению, некоторые из них уже ушли из жизни. Здесь я могу встретить на матче с ЦСКА братьев Макаровых, с которыми вместе играл. Сергея помню еще по школе «Восход». Он уже тогда выделялся совершенным хоккейным IQ, хорошим катанием и руками. Способен был в одиночку обыграть всю команду.

Вам как агенту такие бриллианты как Макаров попадались?
Когда я закончил спортивную карьеру, то открыл несколько хоккейных школ. Как-то в одну из них пришел 8-летний мальчик по имени Сидни Кросби. Он уже тогда был необыкновенным и опережал сверстников в развитии года на четыре. В нашей школе Сидни занимался пять лет, и я всегда знал, что однажды парень вырастет в большую звезду. Так и произошло.

Чем отличается хоккейное образование за океаном от российского?
В России выстроена четкая вертикаль. Взять Челябинск: здесь есть «Трактор», фарм, молодежка, школы разных возрастов. И это все одна структура. В Канаде же детские команды никак не связаны с клубами НХЛ. Секции при этом в основном платные. Если взять все хоккейное образование ребенка с 7 до 15 лет, то оно обойдется родителям минимум в 30 тысяч долларов. И это не считая летних лагерей, мастер-классов и затрат на гостиницы. Минимальная отдача начинается лишь в 15-16 лет, когда парень через драфт юниоров попадает в команду с профессиональным тренером. Клуб обеспечивает его экипировкой и зарплатой 50 долларов в неделю. Но выбирают на драфте далеко не всех.



«История с Войновым стоила мне бессонных ночей»

Вы работаете с вратарем «Трактора» Василием Демченко, которым активно интересуется «Аризона».
«Койоты» предлагают двухлетний контракт, есть интерес и российских клубов, но я думаю, что Василий свое ближайшее будущее свяжет с Челябинском. Понимаете, агент существует для того, чтобы дать парню правильный совет. Контракты – дело второе. А я считаю, что нужно оставаться в родном клубе, отдать ему дань уважения и пройти с ним вместе какие-то этапы. «Трактор» – прекрасное место, президент Борис Дубровский внимательно относится к любым вопросам, у клуба есть амбиции – здесь есть, где проявить себя.

Демченко начинал сезон первым номером, но затем стал больше играть Францоуз.
Нужно отдать должное Павлу, который зацепился за шанс и показывает феноменальную статистику. Василию же нужно добавлять в стабильности. Бывают и такие игры, где один голкипер в поле не воин. Как недавняя выездная с московским «Динамо». Три большинства – три шайбы. Вроде и вратарь заряжен и настроен на матч, но просто не его день. В любом случае, конкуренция помогает расти. Очень хорошо, что в «Тракторе» есть два сильных воротчика. Играет тот, кто лучше готов.

Ваш клиент Вячеслав Войнов пережил обвинение в домашнем насилии и американскую тюрьму. Случившееся его как-то изменило?
Во всех семьях случаются споры и тяжелые моменты. Вячеслав и Марта с достоинством вышли из ситуации. Нам очень помогли Геннадий Тимченко, Роман Ротенберг, Владислав Третьяк, Олег Знарок, наше посольство в США. Сейчас Вячеслав великолепно играет за СКА, он заново обрел себя в России. Контракт с питерцами действует еще полтора года, если Войнова и дальше все будет устраивать, то он, возможно, останется в КХЛ. Тем более что дисквалификация в НХЛ еще не снята.

Чего история стоила вам?
Бессонных ночей! Но в отчаяние я не впадал. Знаю Вячеслава с 15 лет – уже тогда он был лидером и мужиком, способным преодолевать трудности.

«Агент не нянька или друг, а бизнес-партнер»

Ваш коллега Шуми Бабаев считает, что агент помогает хоккеисту не превратиться в раба. Алексей Дементьев уверен, что агент – друг игрока, помогающий тому стать лучшим. Как бы вы сформулировали миссию вашей профессии?
Главная цель – развитие клиента! Нужно помочь 18-летнему мальчишке с тренировочным процессом, с выбором правильного питания, дать правильные советы. Агент – не нянька и не друг игрока, а бизнес-партнер. Когда мой хоккеист не дорабатывает – я спрашиваю с него жестко. Если я узнаю о нарушении спортивного режима, то иду на конфликт. А что касается «кандалов», то не нужно бояться длинных контрактов на два-три сезона. Это абсолютно нормальная ситуация. Конечно, случается, клуб навязывает контракт по регламенту… Нам, агентам, хотелось бы, чтобы все хоккеисты были свободными и могли сменить работу в любой моменту. Но в России так не получится. Начнется бардак, все побегут из своих клубов.

Как именно вы помогаете расти клиентам?
Каждый год я собираю их в Оттаве и организую кэмпинг: лед, ОФП, легкая атлетика, йога, гимнастика. Специалистов нанимаю сильных, например, по катанию с ребятами работает тренер «Монреаля». Для каждого игрока своя программа: кому-то надо над скоростью поработать, кому-то над физикой. В течении сезону я слежу за всеми одинаково и подмечаю их недоработки, неважно идет речь о подающем надежде молодом проспекте или Андрее Василевском, или Кирилле Петрова.



«Хоккеист не должен обсуждать политику и критиковать тренеров»

Вы работаете только с российскими хоккеистами?
Нет, мы ведем дела канадцев и словацкого вратаря «Лос-Анджелес» Питера Будая. Поиск талантов ведется постоянно. У меня есть помощники в России, которые мониторят молодежь и отправляют мне рапорты. Но перед подписанием контракта я стараюсь увидеть игру парня воочию. Когда был в Челябинске, например, посетил матч «Белых Медведей». Там многие ребята могут вырасти в неплохих хоккеистов.

Кто из незасвеченных челябинских проспектов может выстрелить в ближайшем будущем?
Я наслышан о Виталии Кравцове. Он интересный мальчишка, вызывается в сборную 1999 года. Уже дебютировал за «Трактор». Еще – Владислав Сухачев. Он может вырасти во вратаря национальной сборной.

Молодые игроки активны в соцсетях и порой это приводит к катастрофам. Интернет-разборка экс-игрока «черно-белых» Игоря Величкина с фанатами, например, чуть не привела к реальному кровопролитию. Вы даете рекомендации клиентам, что выкладывать в инстаграме и ВК?
Я не могу запретить парню рассказывать о своей личной жизни, но он должен быть умным и помнить о публичности. Выкладывать провокационные вещи в сеть – это неправильно. Мы постоянно объясняем игрокам, как работать медиа. Для клубов НХЛ – это тоже норма. Для новичков проводятся лекции по работе с журналистами. Им объясняют, что нужно быть открытыми, но в то же время уходить от провокаций. Не обсуждать политику, не критиковать клуб, тренеров и партнеров, не выносить сор из избы.

Последний молодежный чемпионат мира показал, что Россия выращивает все меньше звездочек. Феерило звено Капризова, остальные были рабочими лошадками.
В команде Брагина каждому игроку отводится своя роль. Тренер, например, не взял на чемпионат моего клиента Никиту Коростелева, который в молодежном канадском хоккее набирает чуть ли не по два очка за матч. Но вы правы, у российских тренеров нет такого выбора, как у канадцев, американцев или шведов. Это подтверждают последние драфты НХЛ. Раньше на них выбирали по 20 наших ребят, сейчас по 7-10. И дело тут вовсе не в «русском факторе». Не хочу никого обижать, но проблема в тренерских кадрах. Детские наставники не развиваются. Им, в отличие от предшественников, которые на льду ночевали, не хватает энтузиазма. Сегодня все упирается в зарплату. Нужно делать хорошие премиальные для тренеров, чьи воспитанники попадают в КХЛ и НХЛ. И, возможно, это как-то повлияет на ситуацию. Хотя в России есть сильные школы, и наш хоккей не стоит на месте.

Все новости