Алексей Тертышный: Эпидемия травм нас накрыла и не отпускала

И.о. главного тренера «Трактора» - о неожиданном приглашении в основную команду, об эпидемии травм, игре Виталия Кравцова, шансах в серии с «Автомобилистом» и многом другом.

Сезон для «Трактора» получился противоречивым. С одной стороны – смена тренера, череда травм ведущих игроков, низкая результативность. С другой – несмотря на все проблемы челябинская команда сумела попасть в плей-офф незадолго до окончания регулярного чемпионата. Кубковый путь «Трактора» оказался коротким – подопечные Алексея Тертышного в четырёх упорных поединках уступили победителю Восточной конференции «Автомобилисту».

«О спасении сезона речи не шло»

Алексей Викторович, вам пришлось заступать на пост главного тренера по ходу сезона. Стало ли это для вас неожиданным?
Конечно. Я работал в «Челмете», уже начался регулярный чемпионат, в котором мы провели несколько матчей, и на выезде, и дома. Тут и поступило предложение от руководства «Трактора».

Сразу согласились, попросили время на раздумье, или это было такое предложение, от которого нельзя отказываться?
Кто же отказывается от такого предложения? Это же команда КХЛ, высший уровень. Поэтому согласился сразу.

Каково это – взваливать на себя такую ответственность? По сути, вам надо было спасать сезон.
О спасении речи тогда не было. «Трактор» сыграл всего 16 матчей, это, по сути, четверть регулярки, большая часть чемпионата впереди. А что касается ответственности - об этом некогда было размышлять. Сразу включились в работу. Обновился тренерский штаб, в нём уже начал работать Андрей Соколов, потом пригласили Андрея Мезина. До ближайшей игры оставалось всего три дня. Так что не до размышлений — дело надо было делать.

Часто и.о. назначают людей, работавших в тренерском штабе команды. Вы были, хоть и в системе клуба, но не внутри команды. Насколько это усложняло вашу задачу?
Это не совсем мой случай, ведь концовку прошлого чемпионата и весь плей-офф вплоть до финала конференции я провёл в штабе «Трактора». Так что почти всех ребят знал, состав по сравнению с прошлым сезоном не сильно изменился. Да и вообще, мы все в одной клубной системе. 

Наверняка вы смотрели игры «Трактора» в начале чемпионата, что-то отмечали для себя. Был ли у вас в голове хотя бы схематичный план того, как исправлять ситуацию?
Повторюсь — впереди было три четверти регулярного чемпионата, ситуация вполне рабочая, никаких авралов. Конечно, смотрел и анализировал игры «Трактора», понимал, в какой хоккей команда играет, и что нужно будет изменить.



«Травмы - стечение обстоятельств, причём в самой худшей его форме»

Какой вы нашли обстановку в команде, прежде всего, психологическую? Пришлось проводить индивидуальные беседы или ограничились командной?
Нормальная обстановка, а вот времени на индивидуальные беседы не было совсем. Потом уже в сезоне — да, общались практически с каждым хоккеистом. Сначала была командная установка: рассказали план действий на три дня, которые оставались перед домашней серией, обсудили, в какой хоккей будем играть, видео посмотрели. Показали, что нового хотим внести в игру, где вернёмся к прошлогодним схемам, которые давали результат. Сразу нашли с ребятами общий язык, понимание того, как будем двигаться дальше.

В октябре-ноябре команду накрыла эпидемия травм. Бергстрём, Гюнге, Пеньковский, Рясенский, Щехура, потом и Глинкин. Как считаете, это могло быть следствием недостаточно качественной предсезонки, или просто стечение обстоятельств?
Мое мнение - стечение обстоятельств, причём в самой худшей его форме. Как эта эпидемия нас накрыла, так до конца чемпионата и в плей-офф не отпускала. За сезон 24 хоккеиста побывали в лазарете, некоторые не по разу. Причём травмы эти практически все игровые.

Бергстрем — шайба попала в конёк, перелом. Глинкин — то же самое. Гюнге, Полыгалов и Рясенский — падают на ногу в борьбе, летят связки. Пеньковский — грубость соперника, Щехура — игровое столкновение, травма плеча и рецидив колена. Так что это не результат какой-то неправильной предсезонки, а именно серия несчастных случаев.

По ходу сезона довольно часто раздавались голоса, обвинявшие «Трактор» и его тренерский штаб в том, что команда стала очень мало забивать. И действительно, по итогам регулярки меньше вас забил только записной аутсайдер – «Слован». Есть объяснения этому?
Конечно. Мы провели аналитическую работу, в том числе сравнили этот сезон с прошлым. Так вот, если брать только нападающих, то в прошлом сезоне без учёта плей-офф они забили 105 голов, в этом - 89. Разница в 16 шайб. Смотрим, чьих голов нам не хватило? Как раз тех лидеров, которые выбывали из-за травм по ходу сезона. Тех же Гюнге, Полыгалова, Щехуры, Глинкина, Бергстрема. На них делалась ставка. И когда они выпадают, их сложно заменить. Только Гюнге, Щехура и Полыгалов, сыграй они все матчи в своей боевой форме, могли добавить больше 20-25 шайб.

В то же время «Трактор» стал и гораздо меньше пропускать. Можно ли сказать, что для спасения сезона в этом и был главный выход – быстро переделать модель под сугубо оборонительную?
Нельзя сказать, что мы сделали именно так. Просто вернулись к той системе игры, которая была и в прошлом сезоне, и в позапрошлом. По большому счёту, есть клубная вертикаль, в такой хоккей мы играем и в молодёжке с «Белыми медведями», и в высшей лиге с «Челметом», и в «Тракторе». Эта модель понятна всем: и игрокам, и тренерам.

Основной костяк главной команды сохранился с прошлого сезона, все знали, как играть. Поэтому тем ребятам, которые приходили по ходу сезона из вышки или молодежки, было легче втягиваться. Главный момент этой тактики: при хорошей обороне всегда удобнее начать атаку. А там уже искать свои шансы и реализовывать их.



«Кравцов отыграл нормально»

Как проявили себя в сложной ситуации лидеры команды? Можете ли кого-то выделить?
Буду говорить за всю команду, потому что те хоккеисты, которые изначально считались лидерами, как могли старались и помогали. Выходили с недолеченными травмами и бились в полную силу, забивали нужные голы, отрабатывали в обороне, принимали на себя шайбы. А в их отсутствие все остальные работали с удвоенной нагрузкой.

У нас практически все ключевые игроки побывали в лазарете. Все 62 игры регулярного чемпионата сыграли, по-моему, только Рыбаков, Кокуев и Бэйлен. Так что все ребята старались по полной программе. Поэтому и вышли в плей-офф.

Насколько сильно помогло появление такого игрока, как Кристиан Томас?
Из-за тех проблем, которые мы испытывали по ходу чемпионата, нам очень нужны были хоккеисты, которые умеют играть перед воротами, забивать. Искали с генеральным менеджером именно такого игрока на замену травмированным нападающим. Кристиан - удачное приобретение, он очень сильно помог, быстро влился в коллектив, с первых же игр начал показывать хороший уровень и приносить пользу команде. За 35 игр 19 очков - достаточно хороший показатель.

Оцените сезон для Кравцова. От него ждали чуть ли не сверхрезультативности. Нет ощущения, что молодой игрок не справился с грузом ответственности?
Так говорить будет неправильно. Возьмём статистику, ведь цифры не обманешь. В прошлом сезоне Кравцов сыграл 35 матчей, в этом - 50. Добавим матчи за сборную. Получится очень серьёзный объём работы. Большую часть прошлого сезона Виталий играл в третьем-четвертом звене, ближе к концу чемпионата и плей-офф сложилась их связка с Шаровым и Кручининым, они выстрелили в кубковых матчах.

В этом году у него постоянно менялись партнеры всё по той же причине эпидемии травм. Когда на несколько матчей сложилось устойчивое сочетание Кравцова с Глинкиным и Полыгаловым - сразу пошли голы, в том числе и в большинстве. Уверен - если бы они играли вместе весь сезон, результаты были бы намного лучше. Хотя, и сейчас у Виталия 21 очко, хороший показатель.

Ключевой момент — парень взрослеет, матереет. Нельзя перескакивать ступеньки роста, сразу взваливать на него груз ответственности. Всегда нужны опытные партнеры. Тот же Женя Кузнецов, с которым часто сравнивают Виталия, хотя они и разные по манере игры, в своё время играл с Чистовым и Булисом. И сочетание не менялось практически весь сезон. Так что нормально Виталий отыграл. Понятно, что всем хотелось лучшего, но всё ещё впереди.

Оцените игру вратарской бригады.
Василий Демченко провёл 46 матчей, Александр Судницин — 24, Влад Сухачев — 3. В начале регулярки Вася и Саша играли примерно через матч, в какой-то момент Демченко конкуренцию выиграл и достаточно уверенно действовал на некоторых отрезках чемпионата. С нагрузкой, которая на него ложилась, справлялся. Были и отличные матчи, в которых только за счёт вратарских действий нам удавалось набирать очки.

У Саши Судницина игр поменьше. И, тем не менее, был ряд важных матчей, когда он нам очень помог. Особенно в декабре-январе. В таком сложном сезоне, который получился у «Трактора», ребята проявили себя хорошо. Наверняка мог бы больше помочь и Сухачев, если бы не травма.

Ник Бэйлен с одной стороны – единственный человек, проведший все матчи регулярки, второй бомбардир команды, с другой – ужасающий показатель (-22). Что скажете о его действиях?
Бэйлен — атакующий защитник. И когда составляется пара, к нему должен добавляться «домосед». В течение чемпионата из-за травм выбыли его партнёры: Шинин, Никитин, Рясенский. Поэтому Нику приходилось играть в паре и с молодыми ребятами: Алексеевым, Карпухиным, Исаевым. Соответственно, на него ложилась дополнительная нагрузка — надо было выкладываться в обороне и ещё что-то создавать в атаке. Мы все знаем, что он тяготеет к атакующим действиям, поэтому не надо сильно обращать внимание на эти (-22). Пропускает не один человек, вся команда. Не забываем, что Ник набрал 24 балла за результативность. И свою задачу как защитник атакующего плана он выполнил.



«Панических мыслей в конце регулярки не было»

Кубковая судьба команды висела на волоске – допускали мысль, что можете не попасть в плей-офф?
Панических мыслей не было точно. Понимали, что всё на грани, что соперники поджимают. «Куньлунь», «Нефтехимик», потом «Сибирь» накатила — серьёзные конкуренты. Но старались играть каждый матч на максимуме. Особо не зацикливались на конкурентах, но в таблицу смотрели. Тут всё зависело от нас.

Несмотря на все трудности, «Трактору» удалось достойно посопротивляться лидеру Востока «Автомобилисту». Чего в итоге не хватило для того, чтобы зацепить хотя бы один матч?
Голов, потому что было мало забивающих хоккеистов в составе. Боролись на равных, создавали моменты, после которых могли забивать. Не хватило где-то везения, где-то мастерства. Здесь всё логично. Если бы забивали, могли бы зацепить одну-две встречи. А там неизвестно, как бы всё повернулось. И в Екатеринбурге неплохо выглядели, и особенно дома.

Какая игра на ваш взгляд, стала определяющей?
Третья в серии и первая на домашнем льду. Хороший матч, но овертайм сложился не в нашу пользу. Случись наоборот — всё могло быть иначе, и четвёртый матч, и дальше... И соперники бы уже по-другому играли, и для нас был бы шанс плотно зацепиться за серию. Нашим ребятам проще стало бы психологически, а екатеринбуржцам, наоборот, сложнее. 

Немного о вашей карьере. Позапрошлый сезон вы провели в «Куньлуне». Какие впечатления остались от работы в Китае?
Положительные. Новая команда, которая создавалась практически с нуля. Большой объём работы сделал китайский персонал, тренерский штаб во главе с Владимиром Юрзиновым, менеджмент клуба. Тот сезон, когда я там работал, сложился удачно. Есть, конечно, свои нюансы в китайском хоккее. Но я думаю, что у «Куньлуня» самое лучшее ещё впереди.

Что дал вам нынешний сезон – первый в качестве главного тренера команды КХЛ?
Я благодарен руководству «Трактора» за шанс поработать на таком уровне. Самое важное, что мне дал этот сезон в КХЛ — колоссальный и неоценимый опыт. Уровень Лиги совершенно иной, нежели в ВХЛ. Есть много высококлассных игроков, которые всё умеют в хоккее, легионеры. Совсем другое общение. Уровень соперников намного выше, больше ответственности. Я почувствовал КХЛ уже не как игрок, а как тренер. Многому научился, но ещё больше учиться мне предстоит.

Все новости
Похожие новости