День в истории

5 октября родились Альберт Данилов, Виктор Панин и легендарный воспитанник челябинского хоккея Сергей Михалев.

Альберту Петровичу Данилову – 85!!

Альберт Данилов родился 5 октября 1934 года в Челябинске. Нападающий. Мастер спорта СССР. Заслуженный тренер РСФСР. В «Тракторе» провел 6 сезонов, сыграл 116 матчей, в которых забросил 48 шайб.  Старший тренер «Трактора» в сезонах 1965/1966, 1972/1973-1973/1974.

Не заинтересоваться хоккеем с шайбой в 40-е годы ХХ века, в период его появления и распространения в СССР, было, наверное, невозможно. В 1945-году футболисты (!) московского «Динамо» привезли его в страну, а в 1946-ом данный вид спорта впервые пришел в Челябинск. Маленькому Альберту было тогда 12 лет. Юношеская активность в те годы проявлялась в постоянных игровых сражениях - хоккей ли с мячом, футбол, лапта - двор на двор, улица на улицу. Любознательные мальчишки постоянно бегали на стадион тракторного завода, втайне перелезая через забор, чтобы подсматривать, как «большие дядьки» гоняли клюшками маленький мячик. Та команда «Трактор» (потом - «Дзержинец») и стала первой в Челябинске, принявшей участие в 1947-м году во втором (!) союзном чемпионате по хоккею с шайбой.
- И тогда я, как активная часть подрастающего поколения, был втянут в эту орбиту - вспоминает Альберт Петрович. - Хоккей стремительно завоевал популярность. Сначала ледовые баталии шли во дворах, а вскоре я, «заразившись» ими по-настоящему, был принят в созданную в Челябинске юношескую команду. В 1951 году начал привлекаться к тренировкам с мастерами, а через год в 17 лет уже играл на официальных соревнованиях.

Столь быстрое восхождение было связано с отсутствием квалифицированных игроков в командах в начале становления и развития хоккея в Союзе, или более высоким уровнем мастерства молодых хоккеистов тех лет?
Не надо забывать, что в те годы коллективы комплектовались из «старичков», игравших в хоккей с мячом. Сначала они выступали параллельно в обоих видах спорта, а потом полностью переключились на хоккей с шайбой, поскольку он быстро снискал общенародное признание и стал престижным хобби руководителей, которые начали организовывать команды на своих заводах и предприятиях. Спортивная же «образованность» тогдашней молодежи была высокой: в нашем распоряжении были просторные дворы, в каждом - площадка, где мы могли заниматься, и занимались едва ли не круглые сутки. Нас не обучали целенаправленно, но мы росли, возможно, даже быстрей, чем под руководством тренера. Нас никто не сдерживал, наша активность ничем не ограничивалась, мы формировались как самостоятельные единицы. Поэтому в 50-70-е годы и появлялась целая плеяда ярких личностей: организованная учеба в хоккейных школах сочеталась с многочасовыми индивидуальными занятиями.

Одни спортсмены, заканчивая игровую карьеру, оценивают ее как яркую, другие - называют неудавшейся. Как бы вы охарактеризовали данный период своей жизни?
Удовлетворительно. Несмотря на хорошие сезоны, когда я становился лучшим бомбардиром команды, моя карьера прошла на среднем уровне. Надо признать, виной тому были мои личностные качества. Не хватало и физических кондиций, и отваги с настойчивостью. Я был - командный игрок, и не обладал умением в одиночку вытаскивать матчи.

Какой из сезонов сохранился в вашей памяти игрока, как один из лучших?
Пожалуй, 1954 год, когда «Трактор» стал играть международные матчи, а мне удавалось проявить себя и показать собственные наработки: выезд из-за ворот, так называемый «бобровский финт», и броски. В то время ведь самой большой сложностью считалось попасть в ворота верхом со средней дистанции. Оторвать шайбу ото льда могли единицы. Первыми учителями русских хоккеистов в этой сфере были рижские динамовцы, которые к моменту попадания в чемпионат страны имели за плечами 20-летний стаж выступлений в различных турнирах, вплоть до первенства Европы. А уж вот когда мы овладели искусством обращения с шайбой, и начался расцвет нашего хоккея…

Раньше ведь вопросы зарплаты игрокам никогда не стояли, каким же образом вы зарабатывали деньги на содержание семьи?
Неофициальное денежное вознаграждение давалось (и то не всегда) лишь «ветеранам» команды. У молодых и мыслей подобных не было, мы считали за счастье играть в основе! Деньги я стал получать только в Омске, там руководители на свой страх и риск приняли смелое по тем временам решение неофициально оплачивать труд хоккеистов. Официально это запрещалось, у нас не было профессионалов, даже в трудовой книжке не могли записать, что ты - спортсмен или инструктор физкультуры, все игроки числились на предприятиях. Я сам был то слесарь, то токарь, хотя по-настоящему лишь полгода проработал технологом в конструкторском бюро тракторного завода.

Зимний стадион ЧТЗ. На первом плане А.Данилов.

Второстепенные роли в команде, в конце концов, заставили Альберта Петровича, тогда еще молодого 25-летнего парня, задуматься о будущем. Очень кстати подоспело приглашение в омский институт физкультуры. Учась и одновременно играя в «Спартаке» («Аэрофлот», «Авангард» - так потом называлась команда), Данилов добился вместе с ней права выступать в классе «А». На высшем уровне нападающий, правда, провел лишь сезон: дали о себе знать старые травмы - шутка ли, три сотрясения мозга! Заканчивать в 27 лет даже по тем временам считалось рано, но состояние здоровья не позволяло стабильно играть в классе «А», а размениваться, уходить на понижение не хотелось. Тем более что уже к тому моменту у форварда стали проявляться зачатки тренерского умения, что позволило руководителям институтской команды, где он также играл, привлекать его к проведению тренировочного процесса. Но и это был не первый наставнический опыт Данилова: ранее была краткосрочная работа с детской футбольной командой, с которой он, вернувшись из армии, выступал на первенстве Челябинска.
- Уже в то время, в 22 года, я понял, что у меня есть интерес к этой работе, - вспоминает сегодня Альберт Петрович. - Хотя я осознавал, что моя будущая профессия сопряжена с трудностями. Сейчас наставнику и легче работать, и тяжелее. Легче, потому что сегодня тренером руководят президент и генеральный менеджер, а раньше он находился «под микроскопом» двух десятков высших чинов, которые могли его снять, начиная от партийной и профсоюзной организации завода, если это команда при заводе, и кончая городским и областным начальством обкома партии. Но уж больно прагматична стала нынче тренерская доля. Давай результат - и никаких гвоздей, а творческая сторона отходит на второй план. Иногда нет даже возможности проверить в деле свои идеи, наработки. А где в таком случае рождаться тренерской концепции? Только методом проб и ошибок можно ее формировать, и в прежние времена это было значительно проще.
Первой командой Данилова был златоустовский «Таганай». Подопечным по 25 лет, а новоявленному наставнику - всего 29. Были, конечно, проблемы, помогал лишь игровой опыт да интуиция. Содержать хоккеистов, даже неофициально, запрещалось, и игроки вместе с наставником в свободное от матчей время работали на стройке… собственного стадиона. Потом был родной «Трактор», где и пришли первые успехи: чего стоит выход в финал Кубка СССР в 1973-м и последовавшее на следующий год приглашение в Давос на «Кубок Шпенглера», где челябинцы опять же вышли в финал, но проиграли чехословацкому «Словану». Затем - пермский «Молот», череповецкий «Металлург». Но пик тренерской карьеры пришелся на время, проведенное в свердловском «Автомобилисте», и как ее апогей - звание заслуженного тренера РСФСР, полученное в 1977 году за достижения именно с этой командой.
- Это был сильный коллектив, к моменту моего прихода подошедший к пику не только своей результативности, но и расцвету кадрового состава, - рассказывает Данилов. - Мне удалось собрать лучших игроков области - и из Нижнего Тагила, и отслуживших в свердловском СКА, а главное - убрать антагонизм между армейской командой и «Автомобилистом», отдав предпочтение последнему. Мы вышли в высшую лигу, в первом же сезоне заняв в ней 7-е место. И тихоновский ЦСКА со «сливками» хоккейного общества обыгрывали, и «Динамо», и «Крылья». Из той плеяды игроков - Сергей Шепелев, Михаил Малько, Александр Асташев.

Команды вы меняли по собственному желанию, или вас отстраняли от должности?
И сам уходил, и снимали. В то время «подковерные» интриги были обычным явлением: процветали анонимки, доносы. Мне довелось стать «жертвой» одного из них в Свердловске. «Автомобилист» тогда существовал сам по себе, но, что удивительно, в городе было две хоккейные школы, никак не связанные ни друг с другом, ни с командой. Она нуждалась в притоке молодежи, но когда я поднял вопрос об объединении, сразу нашлись люди, которые меня «убрали».

Череповец, Пермь не стали для Альберта Петровича городами, которым можно было доверить свою душу и сердце. Около «Металлурга» крутилось много дельцов, и сразу было понятно, что творческой работы там не получится, а быть приспособленцем Данилов не умел и не хотел. С «Молотом» он мог бы связать свою судьбу, вытащил команду из пропасти, строил планы по выходу в высшую лигу, но… не выдержал откровенного обмана. Было стыдно смотреть в глаза игрокам, которых месяцами кормили «завтраками» и «послеобедами». Отношение руководителей пермского клуба с тех времен не изменилось, команда бедствует и сейчас.
- И тогда в моей жизнь появился Ярославль, - рассказывает Альберт Петрович. - Сергей Николаев, пригласивший меня сюда, хотел, чтобы я не только помогал ему, но и взял под контроль местную школу. Он имел к ней серьезные претензии, хотел заняться подготовкой собственного резерва. Узы у нас с Николаевым - земляческие, он сам «тракторист», играл у меня в молодежной команде, был знаком с моими методами работы и посчитал, что я смогу реализовать в Ярославле многие свои идеи. Приехал я в 1988 году.

А в 1990-м, оставив «Торпедо», Николаев уехал в Германию. Почему, по-вашему, вам не удалось добиться серьезного результата в главной команде города?
Нужно было время, чтобы группа молодежи, которую я стал привлекать - Горшков, Мартынюк, Красоткин и другие - серьезно заиграли на высшем уровне. Но его не хватало. Ну, и, конечно, у меня были свои взгляды, я их отстаивал, но не всегда успешно.

Сначала Ярославль был для вас очередным местом работы, а когда вы поняли, что остаетесь здесь навсегда?
Когда взял мальчишек 1980 года рождения и позднее работал с ними во второй команде. Я впервые взаимодействовал не со сложившимися игроками, а с молодыми, из которых можно было что-то лепить, которых надо было учить и учиться самому. Для меня это был колоссальный опыт, получается, что с детским хоккеем вплотную я фактически столкнулся только в 1993-1994 годах и плохо тогда знал, как формируется юношеский характер. Приходилось уповать на интуицию да создание жесткой дисциплины. Безусловно, были и ошибки. Одному не уделял достаточного внимания, другому, наоборот, этим вниманием досаждал, с кем-то был излишне строг, а кому-то давал слишком много свободы. Но я был счастлив работать с ними, видеть, как они растут, мужают, превращаются из мальчишек в настоящих мужчин.

Сегодня Альберт Петрович Данилов возглавляет научно-методический центр «Локомотива» (примеч. материал 2004 года), занимается прогнозированием развития подготовки резерва, созданием пособий в помощь детским тренерам, а, кроме того, специальной методической работой в интересах первой команды во время и после матчей чемпионата. Группа под руководством Данилова ведет игровую статистику: подсчитывает количество бросков, выигранных и проигранных вбрасываний, проводит анализ технико-тактических действий. В общем, хоккей по-прежнему захватывает его жизнь все 24 часа в сутки…

Альберт Петрович, а если я попрошу вас, не задумываясь, назвать самые памятные события вашей жизни, связанные с хоккеем? - напоследок спрашиваю юбиляра.
Пожалуйста, - Данилов не берет ни секунды на размышление. - Сезон 1956 года, когда «Трактор» занял 4-е место, а мы получили значки мастеров спорта. Это было событие, ведь тогда подобное звание очень ценилось. Финальные соревнования в Омске, когда мы вывели команду в высшую лигу, а наше звено забросило все три шайбы, и одну из них - я. Получение звания заслуженного тренера РСФСР за работу в Свердловске, выход и утверждение с «Автомобилистом» на высшем уровне. Чемпионство молодежной сборной России в 1999 году: тогда в ее составе было много мальчишек, с которыми я работал во второй команде в Ярославле. Конечно, значок «заслуженного работника физической культуры», полученный как раз сразу после дня рождения в 2001 году, и залп Афанасенкова - это для меня настоящий салют!

Жалеете о чем-то, что так и не осуществилось?
О собственных ошибках, которые очень болезненно переживались. Человек - властелин своей судьбы, мы сами создаем и разрушаем все, что имеем в жизни. Сожалею, что когда-то не владел должной выдержкой, был эмоционально не сдержан, говорил правду в глаза, а лучше было смолчать. Иногда своими словами и последующими резкими поступками я перечеркивал труд нескольких лет, не хватало терпения подождать иного разрешения ситуации, так было и в Свердловске, и в Перми… Но, в конце концов, все, что ни делается, все к лучшему. Я оказался в Ярославле, и теперь этот город - мой дом.

Коллектив хоккейного клуба «Трактор» от всей души поздравляет Альберта Даниловича с 85-летием! Мы желаем Вам крепкого здоровья и хорошего настроения!

Сергей Михалев родился 5 октября 1947 года в Челябинске. Мастер спорта. Заслуженный тренер РФ.
Достижения тренера: серебряный призер Универсиады 1989, серебряный призер чемпионата мира среди юниоров U18 1999/2000, серебряный призер чемпионата мира среди молодежи U20 2005/2006, победитель открытого чемпионата России 1992/1993 тренер ЦСК ВВС Самара, чемпион России МХЛ 1993/1994, 1995/1996, серебряный призер чемпионата России МХЛ 1992/1993, 1994/1995, серебряный призер чемпионата России РХЛ 1996/1997, обладатель Кубка Европы 1997 тренер «Лады» Тольятти, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2002/2003, бронзовый призер чемпионата России ПХЛ 2000/2001 гл.тренер «Северстали» Череповец, чемпион России ФХР 2007/2008 гл.тренер «Салавата Юлаева» Уфа.
Включен в Зал Славы отечественного хоккея январь 2015. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени

Сергей Михалев ушел из жизни 21 апреля 2015.

Родился и вырос в поселке Шершни на окраине Челябинска. Там и играл в футбол и хоккей - раньше не останавливались на одном. В поселок однажды приехал С.Марочкин, который привел меня в 1962 году в «Калибр» к Ю.И.Милованцеву. Довольно поздно - в 15 лет - полностью переключился на хоккей, даже не зная толком правил. На следующий год случайно попал в «Локомотив», где подключали и к футболу. На одной из игр меня заметил М.Н.Ахмедзянов, который пригласил к себе в «Спартак». В то время я не представлял, что существуют правила перехода. Когда в «Калибре» узнали, что я перешел в другой клуб, обратились в Федерацию хоккея Челябинска, которая отстранила меня на один год. Но меня в городе в лицо мало кто знал, и я выступал под другой фамилией.
На следующий сезон Ахмедзянова пригласили тренировать молодежную команду «Трактор», вместе с ним перешел и я. С трудом пробился в ее состав. В сезоне-64/65 заняли третье место. Тогда у нас была сильнейшая команда на Урале. Но в основной состав «Трактора» не попал и перешел в «Буревестник» к Н.С.Сидоренко, чья хоккейная и жизненная школа помогла многим хоккеистам, в частности мне. Очень благодарен ему за это.
Весной 1966 года закончил 11 классов, поступил в институт механизации и электрификации сельского хозяйства, в котором проучился три курса. В то время место «Буревестника» во второй лиге отдали «Восходу», и почти все ведущие игроки перешли туда. У нас осталась одна молодежь, с которой начали с нуля. Но за два года вернулись во вторую л игу и успешно выступали там. В общей сложности за «Буревестник» выступал четыре сезона, был капитаном команды.
Учебу в институте и серьезное занятие хоккеем невозможно было совмещать из-за нехватки времени, да и в Челябинске у меня не было возможности для дальнейшего роста. Поэтому в 1970 года уехал в «Салават Юлаев», в котором тренером был челябинец В.П.Каравдин. Он меня сразу поставил в основу. На протяжении семи лет играл в Уфе и заочно учился в Башкирском сельхозинституте. В год его окончания в 1974 мне присвоили звание «Мастер спорта» и забрали служить в СКА Куйбышев, где первый сезон работал Ю.И.Моисеев.
После возвращения в «Салават Юлаев», отыграл еще два года и закончил свою карьеру хоккеиста. В 1977 поехал учиться в Москву в Высшую школу тренеров, по окончании которой в 1979 вернулся в Уфу в качестве третьего тренера. Потом стал тренером-селекционером, вторым тренером и с 1987 по 1990 годы работал главным тренером «Салавата Юлаева», где мне было присвоено звание заслуженного тренера России.
В 1990 произошла смена тренерского состава, и я остался без работы. Тогда-то меня и пригласил к себе в «Ладу» третьим тренером Г.Ф.Цыгуров. Я считаю, что Геннадий Федорович - один из сильнейших тренеров России, и очень счастлив, что работал с ним в одной связке.
А в 1999 году пригласили тренировать череповецкий клуб. Г.Ф.Цыгуров с пониманием отнесся к этому приглашению и отпустил меня.

Вы закончили выступать как хоккеист в 30 лет и тут же пошли в Высшую школу тренеров. Хотели работать тренером?
Нет. В 1977 году в «Салават Юлаев» пришла большая группа молодежи, а со ставками тогда строго было. На 30-летних же смотрели, как на ветеранов. Но предложение закончить выступать было неожиданным. Играл - о будущем не думал, к тренерской деятельности не присматривался. Я ведь инженер-механик был по образованию, институт физкультуры не заканчивал. Силы играть еще были. Звали, например, в Тюмень, но не согласился, так как предложили поработать в уфимской СДЮШОР. А в ноябре прошел набор в ВШТ: которая открылась годом ранее.

Вы были первым из уфимцев в этой школе?
Нет, первый Г.Казаков. У меня была договоренность, что вернусь в клуб, да и все стажировки проходил в Уфе. Через два года закончил обучение с красным дипломом. Мне ВШТ дала много. Интересно было учиться. Сейчас такой школы нет.

Но главным тренером стали не скоро?
Возглавляли команду сначала М.Азаматов, затем В.Садомов. «Салават Юлаев» ходил туда-сюда по лигам. И как-то неожиданно руководство сняло Садомова. Башкирский спорткомитет решил назначить главным меня и вызвал из отпуска «осчастливить». Я долго отказывался, но был членом партии и понял, что все уже решено.

А почему не соглашались?
Это было безнадежное дело. 15 человек покинули команду (многих призвали в армию). Ситуация была, как перед нынешним сезоном. Да если б предложение в апреле было, а то перед самым сезоном! Я, правда, поставил условие, чтобы молодежь из уфимского «Авангарда» (а был момент - в первой лиге выступали две команды из столицы Башкирии) к нам перевели.

То есть омолаживание коллектива при вас было вынужденным?
Да. Те же Муфтиев и Денисов тогда заиграли.

Видимо, нынче они в «Северстали» не случайно и не только из-за материальных условий?
Конечно. Давно их знаю, три раза в «Ладу» приглашал. Но они то за границу уезжали, то местное руководство улучшало им условия. Они нормальные ребята, и в этом году не ушли бы из Уфы, но весной в «Салавате Юлаеве» совсем было аховое положение.

Но главным в Уфе вы были недолго?
Три года. В 1990 году, как тогда было модно, устроили альтернативные выборы главного тренера. Недобрал 3-4 голоса. Пожалуй, мне не хватило твердости. Я ведь был б числе основателей хозрасчетного хоккейного клуба, одного из первых в стране. Помимо тренерской должности, занимал и директорскую. Но сам ушел с этого поста. А тот, кого поставил на него, меня и снял. А месяцем ранее - в марте - был освобожден из «Трактора» Г.Ф.Цыгуров. Который меня, безработного, пригласил с собой в Тольятти.

Сергей Михайлович, вы 20 лет прожили в Уфе. Сейчас еще считаете себя уфимцем?
Нет, я - челябинец! В Челябинске 22 года прожил - побольше, чем в Уфе. Родина там.

Виктор Панин родился 5 октября 1943 года в Челябинске. Нападающий. В «Тракторе» провел 5 сезонов, сыграл 105 матчей, в которых набрал 31 (24+7) очко.

Матч «Трактора». Сезон 1961/1962. Игроки «Трактора» в форме с полосами слева направо В.Панин, А.Юшков, Ю.Воробьев.

Использованы материалы: «Властелин своей судьбы» 8 октября 2004 года, официальный сайт ХК «Локомотив» Ярославль; «Хоккей. Автобиография с комментариями», авторы Алексей Щербашин, Сергей Чернышев, Футбол Хоккей Южного Урала №3 (370) 2000 год.

Все новости
Похожие новости