День в истории

6 октября родились Сергей Мыльников и Михаил Емельянов.

Сергей Мыльников родился 6 октября 1958 года в Челябинске. Вратарь. Заслуженный мастер спорта СССР. В «Тракторе» провел 12 сезонов, сыграл 388 игр.
Чемпион мира среди молодёжи U20 1976/1977, 1977/1978, чемпион Олимпиады 1988/1989, чемпион мира 1985/1986, 1988/1989, 1989/1990, серебряный призёр чемпионата мира 1986/1987, бронзовый призёр чемпионата мира 1984/1985, чемпион Европы 1984/1985, 1985/1986, 1986/1987, 1988/1989, серебряный призер чемпионата Европы 1989/1990, победитель суперсерий с клубами NHL 1985/1986, 1988/1989 в составе ЦСКА, входил в список лучших хоккеистов чемпионата СССР 1978/1979, 1985/1986, 1986/1987, 1987/1988, 1988/1989, обладатель приза «Золотой шлем» 1987/1988.
Включен в Зал Славы отечественного хоккея в 2014. Награждён орденом «Знак Почёта» 1988.
29 августа 2017 года именной стяг С.А.Мыльникова был поднят под своды Ледовой арены «Трактор» им. В.К.Белоусова.

Сергей Мыльников ушел из жизни 20 июня 2017.

Как судьба связала вас с хоккеем?
Когда мне было 6 лет, отец работал на Тракторном заводе. Тогда транспорта почти не было, и мы ходили пешком на открытый стадион ЧТЗ. Мы ходили смотреть тренировки, очень рано, часов в семь утра (команды тренировались рано, только утром был хороший лед). И я уже тогда видел звезд, например, ЦСКА – Гусева, Фетисова. Из наших – «Бригадир» Цыгуров, Нестеров, Бец, вратарь – Иванов. Чуть позже я уже играл с ними в одной команде.
По пути проходили мимо котлована, он до сих пор там так и стоит. В этом котловане тренировалась команда Петра Дубровина. Отец был болельщиком «Трактора» и был знаком с Дубровиным. Вот он его и попросил: «Петр Васильевич, посмотри паренька моего, может, возьмешь». Тогда шестилеток в хоккей не брали, самым молодым было по 9-10 лет. Но Петр Васильевич дал мне шанс. Так я и начал заниматься.

Сразу стали вратарем?
Нет, в подготовительную группу сначала ходил. Формы никакой, конечно, не было. Просто катался: и нападающим был, и защитником. Потом попал в команду постарше. А уже в юношеской команде начался серьезный хоккей. Я сыграл с ними четыре финала в первенстве СССР – за 55, 56, 57 и за свой 58 год рождения. Тренером был Юрий Михайлович Перегудов, практически всю свою сознательную жизнь я провел с ним. И фундамент хоккеиста во мне заложил именно он. Вратарем же меня сделал Петр Дубровин. Спросил меня: «не хочешь в воротах постоять?». Я ответил: «Хочу!». Мне дали форму, я ее одел, на лед вышел и упал – встать не могу. Ребята еле подняли, до ворот докатили, поставили. В общем, первую тренировку я провалялся. Пацаны туда проедут, потом обратно, атака уже ко мне идет, а я встать не могу.

О чем тогда мечтали? Были ли мысли о славе, олимпийских медалях?
В то время мне казалось все это недосягаемым. Не думал об этом. В сборной я начал играть только в молодежной, в юношескую меня не брали. А в «Тракторе» мы были вместе с Сашей Тыжных, у нас была конкуренция…
Когда пришло время служить в армии, Тыжных взяли в ЦСКА, а я думал, что буду служить в Свердловске, но в дело вмешался случай. В «Трактор тогда работал Анатолий Кострюков, он спросил у вратаря команды Леонида Герасимова, кого бы он хотел взять в напарники. С Герасимовым мы жили в одном дворе, и он посоветовал Кострюкову присмотреться к молодому. В 1977 году «Трактор» завоевал бронзовые медали чемпионата СССР, и в этом же году меня взяли вместе с Тыжных (правда, я был вторым вратарем) на молодежный чемпионат мира в Чехию, где сборная выиграла золото. На следующий мы повторили успех, уже в Канаде.

Какой была внутренняя жизнь «Трактора»?
Команда у нас была дружная. Были ветераны, средний возраст, молодежь. Но в те времена очень мало поднимали молодежи в основной состав. Если кто-то из молодых попадал в команду – это был праздник. Как складывались взаимоотношения между ветеранами и молодежью? По-разному. Опытные игроки молодых учили, как-то воспитывали.

Какие воспоминания остались у вас о челябинских болельщиках?
Помню, в Челябинске идет чемпионат СССР среди юношеских команд, наш зимний стадион битком набит болельщиками. Представляете, полный стадион народа, пришли смотреть на нас, на пятнадцатилетних пацанов?! Может быть, из-за этого мы и дрогнули – проиграли ЦСКА, было очень обидно.

Когда вы были в Челябинске последний раз?
В этом году, в январе – хоронил отца. А после уже вместе с Сергеем Гимаевым были на золотой шайбе, на открытой коробке в Ленинском районе проводили мастер-класс.

Что бы вы хотели пожелать «Трактору» и челябинским болельщикам на 70-летие клуба?
Здоровья, терпения и всего самого наилучшего. Я знаю, что челябинские болельщики самые лучшие и преданные. Лучше я не видел. По 2-3 ночи стояли в очередь за билетами у дворца спорта «Юность», чтобы попасть на игру. Огромное спасибо вам, мы всегда играли только для вас. Пусть они сами судят нашу игру, смотрят и оценивают. Я всю жизнь играл для болельщиков и прошу извинить, что не доиграл в Челябинске, но так сложилась жизнь! Не судите меня строго.
Руководству сегодняшней команды хочется пожелать удачи, чтобы это сезон был успешнее, чем прежний, чтобы все желания и мечты сбылись. Команде в юбилейный год – успехов, чтобы молодые пацаны росли, чтобы в команде были доморощенные хоккеисты, чтобы они играли и дорастали до сборных команды России. Анвару Гатиятулину и всему тренерскому составу – чтобы все получалось и срасталось, чтобы было больше побед и меньше огорчений, чтобы «Трактор» попал в плей-офф и прошел там как можно дальше.

Михаил Емельянов родился 6 октября 1972 года в Челябинске. Вратарь. Мастер спорта. В «Тракторе» провел 12 сезонов, сыграл 163 матча.
Серебряный призер чемпионата Европы среди юниоров U18 1991/1992, серебряный призер чемпионата России ПХЛ 2000/2001 в составе «Авангарда» Омск, чемпион высшей лиги 2005/2006 в составе «Трактора».

Как ты попал в хоккей?
Отец меня привел. Мы гуляли по Детскому парку на ЧМЗ. Там была «коробка» и висело объявление, что набираются желающие играть в хоккей.

Сколько тебе было лет?
Наверное, восемь.

Ты сам встал в ворота?
Сначала я просто учился кататься. А с экипировкой было еще хуже, чем сейчас, и мы катались без формы. Мне еще с детства нравилось наблюдать за игрой вратарей, наверное, потому, что у них экипировка отличается от остальных.

Вратарскую маску ты выбирал каким образом?
Я не выбирал. Дали то, что было.

Многие вратари любят, например, клюшки, щитки, краги определенной фирмы. Как ты относишься к тому, в какой форме играешь?
К сожалению, выбирать не приходится, поэтому хорошо, если удается менять время от времени экипировку.

Кто из вратарей тебе тогда нравился?
В то время лучшим был Третьяк.

Он был твоим кумиром?
Да. Даже потому, что о нем больше всего говорили.

Тебе Третьяк нравился тем, что ты был похож на него по сложению и тебе его манера была ближе, чем остальных вратарей?
Нет, просто он был очень популярный, хотя сходство действительно есть.

А из наших, челябинских вратарей, кто тебе больше импонировал?
Безусловно, Мыльников.

Вспомним челябинских вратарей: Леонид Герасимов, Сергей Мыльников, Андрей Зуев, Виктор Королев. По их манере игры (не по славе) кого бы ты выделил?
Лучше всех я, конечно, знаю Андрея Зуева. Очень его уважаю. Андрей - действительно очень хороший вратарь. Много сезонов он играл практически один и выносил колоссальную нагрузку. Ему можно позавидовать. У него есть такое качество - Андрей умеет сконцентрироваться в нужный момент. Даже непонятно, как ему удается отражать шайбу?! Когда он себя хорошо чувствует, ему очень тяжело забить.

Как ты приобретал вратарские кавыки - делал специальные упражнения, читал книги, или кто-то из тренеров подсказывал?
Все тренеры, с которыми доводилось работать и в детстве, и в команде мастеров, конечно, уделяли внимание работе с вратарями, хотя специального тренера, как за рубежом, пока нет.

Тренеры были или защитники, или нападающие...
Да. Только Виктор Демченко играл в воротах. Я застал время, когда он год-два уже был тренером, мы занимались. Но это был уже такой возраст, когда тяжело переучиваться.

Как же ты приобретал вратарские навыки, не имея тренеров-вратарей?
Есть такое мнение, что у нас в стране все вратари - самоучки. Я, наверное, такой же.

А когда ты смотрел, как играют вратари, то улавливал особенности их игры, пытался ли подсмотреть то, что могло бы помочь в твоей вратарской практике?
Без специалиста тяжело даже из того, что видишь, сделать какие-то выводы. Да и лет мне было немного. И то, что удавалось подсмотреть, надо было воплотить в игре, а это - совершенно разные вещи. Безусловно, что-то видел, но в основном - играю интуитивно. Хотя есть какие-то определенные каноны, которые все знают, например, что ближний угол надо закрывать, а при полете шайбы в дальний - ловить.

Как ты считаешь, какой должен быть характер у вратаря?
Трудно сказать. Все люди разные. Я внешне всегда очень спокоен, а внутри, конечно и волнуюсь, и переживаю.

Эта невыплеснувшаяся энергия мешает тебе?
Может и да, но сложно что-то с собой поделать.

Ты уже несколько сезонов «сидишь на лавке», и только в этом сезоне стал с Зуевым играть попеременно. Что ты чувствовал, когда постоянно не играл?
Конечно, когда играешь, приятнее, особенно, когда игра получается. А когда сидишь в запасе, чувствуешь свою невостребованность.

Когда ты играешь в «основе», а ошибок наши защитники, к сожалению, допускают немало, ты на них обижаешься, сердишься или молча «несешь свой крест», вытаскивая все, что после них достается?
Я думаю только о том, как сыграть надежнее, лучше. А о том, что кто-то ошибся, мыслей нет. Всегда ловлю шайбу, пока есть возможность и силы.

Ты пропускал курьезные шайбы?
Конечно. Если все вспомнить... Например, забивали из средней зоны... Бывало из ворот выходил: «Мечел» играл на Дальнем Востоке, в Комсомольске-на-Амуре - я выходил в угол за шайбой, ошибался и не успевал вернуться в ворота...

Как ты считаешь, вратарь должен выходить так далеко из ворот?
В ряде случаев это помогает защитникам. Когда останавливаешь шайбу, им легко ее подобрать, потому что соперник будет уже «на плечах» нашего защитника, у него будет удобный момент для обработки шайбы. Но с другой стороны, это надо тренировать с детства. Сколько не смотрю, вратари и советской, и российской школы не очень в этом преуспели. У канадцев другой стиль игры.
Михаил, вратарю легче играть, когда он высокий или среднего роста, но более широкий? Есть какие-то нюансы?
Конечно, нюансы есть. Считается, что габаритный вратарь перекрывает большую площадь ворот, у него манера игры такая, что может не реагировать на шайбу, а просто перекрыть ворота. С другой стороны, считается, что вратарю среднего роста легче отбивать шайбы низом и верхом. На мой взгляд, все зависит от конкретного случая.

Часто вратари падают на лед. Что предпочтительнее: оставаться на ногах или пытаться лежа перекрыть хотя бы нижнюю часть ворот?
Довольно часто вратари падают. Считается лучше, когда вратарь играет в стойке и отбивает шайбы, не опускаясь на лед, потому что в случав добивания можно сделать другие движения. А из положения сидя или лежа движения ограничены, тяжелее играть.

Скажи, пожалуйста, какая у тебя любимая команда в России?
«Трактор», конечно.

Ты с детства хотел играть именно за «Трактор»?
В детстве я над этим не задумывался. А сейчас дома приятно играть - знают и болельщики, и все родственники. Не хотел бы я никуда уезжать.

Если бы тебя пригласили на более солидные «хлеба» в России или за рубеж?
Не знаю, очень хорошо надо подумать.

Использованы материалы: Михаил Емельянов «Большинство вратарей в России – самоучки», автор Игорь Золотарев, Футбол Хоккей Южного Урала № 40 (209) 21-29.10.1996.

Все новости
Похожие новости