Анвар Гатиятулин: «Вернулся домой с радостью. И — с чувством ответственности»

Главное приобретение челябинского «Трактора» в начавшемся межсезонье — главный тренер Анвар Гатиятулин, вернувшийся в родной клуб после двухлетнего перерыва. Свое первое большое интервью в старом\новом качестве 44-летний специалист, подписавший с клубом трехлетнее соглашение, дал «Европейско-Азиатским Новостям».

— С какими чувствами возвращаетесь в «Трактор»?

— С радостью, конечно. В Челябинске мой дом, родной клуб. Честно говоря, соскучился по городу, соскучился по «Трактору», по болельщикам, которые всегда с командой, несмотря ни на что, соскучился по работе главным тренером. И когда появился вариант с возвращением, не рассматривал другие предложения.

А еще есть чувство ответственности. Я понимаю, что у всех, кто верит в «Трактор», болеет за клуб, переживает за него, большие ожидания. В клубе серьезные кадровые перемены, сильно изменится и состав «Трактора». По большому счету это будет новая команды, которую придется создавать во многом с чистого листа.

Плюс вся эта ситуация с коронавирусом, которая добавила неопределенности. Так что нас ждет очень непростой сезон, и предстоит очень много серьезной работы.

Радует то, что «Трактор» поддерживает руководство области. Мы с Иваном Анатольевичем Савиным (гендиректор клуба — прим. ЕАН) на днях общались с президентом клуба, губернатором Челябинской области Алексеем Леонидовичем Текслером, с его первым заместителем Виктором Викторовичем Маминым. Разговоры были очень плодотворные, конкретные. Видно, что это руководители, искренне заинтересованные в успехе команды, в построении мощной организации. Готовится стратегия развития клуба. Взгляды на нынешнюю ситуацию и на развитие «Трактора» у нас совпадают. Все это внушает оптимизм, и мне, как главному тренеру, такая поддержка очень важна.

— Хоккейный мир невелик, и вы наверняка видели, что происходило с командой в прошлом сезоне…

— Какую-то информацию я конечно, получал, и переживал за команду. «Трактор» для меня много значит.

— Два последних сезона в качестве помощника в санкт-петербургском СКА и в сборной России. Что вам дали эти два года?

— У меня только положительные слова, впечатления о системе СКА. Я очень благодарен руководству клуба, лично Роману Борисовичу Ротенбергу за возможность работать на таком уровне, увидеть изнутри, как выстроены процессы и взаимоотношения в одной из сильнейших хоккейных организаций, которая ставит перед собой только самые высокие цели. Также благодарю коллег по тренерскому штабу, игроков, весь перcонал СКА за совместную работу в течении этих двух сезонов. Это большая и очень хорошая школа, неоценимый опыт. Кроме того, я ведь до этого так долго помощником главного тренера еще не работал, и смог прочувствовать себя в этой роли.

Также благодарю и Федерацию хоккея России за возможность работать на уровне национальной сборной — это большая честь для любого специалиста. Принять участие в двух чемпионатах мира, увидеть изнутри всю эту «кухню», работать с полной отдачей с лучшими игроками страны и против сильнейших команд в мире, нести ответственность за результат — это многого стоит.

К тому же ФХР проводит действительно огромную работу по развитию детско-юношеского хоккея, а эта тема мне близка. Разработана прекрасная программа «Красная машина», которая упростит работу детским тренерам, и в то же время даст возможность молодым игрокам развиваться более профессионально.

— Как полученный опыт сказался на вас как на тренере? Чему вы научились? Поменялись ли ваши взгляды на хоккей?

— Конечно, информации для изучения было много. На тех же чемпионатах мира, где команды играли против нас совсем по-разному. У каждой был свой игровой почерк.

Взгляд на хоккей? Да, изменился. Если говорить о каких-то тактических схемах, то я или убеждался в правоте тех идей, мыслей, которые уже были у меня, или видел, что, как, почему и против кого не сработает.

Важнее другое — хоккей в целом становится все более активным, быстрым, агрессивным. А значит, растут и требования: к игрокам, к их физическим кондициям, к технической и тактической подготовке, к тренерскому штабу — как оптимально выстроить подготовку игроков. И этим требованиям надо соответствовать. 

— У вас есть какие-то конкретные пожелания к менеджменту клуба по части селекции?

— Я пока в эти процессы не вникал подробно, только приступил к работе. С сегодняшнего дня начну принимать участие в комплектовании команды. Но знаю, что уже подписаны контракты с рядом игроков. Однозначно, есть линии, которые требуют усиления, будем активно над этим работать. Всех ребят, которые на сегодня остались в команде, я так или иначе знаю, просто с кем-то успел поработать вместе, с кем-то нет. Многое будет зависеть от того, как нам удастся выстроить работу тренерского штаба. Всегда есть очень много важных нюансов, деталей. Мелочей нет.

— Есть ли понимание, кто будет вам помогать? (на момент интервью «Трактор» подписал соглашение с тренером вратарей Симо Вехвилайненом — прим. ЕАН)

— Пока говорить рано, ведутся переговоры. Но костяк останется челябинским.

— Что из увиденного вы готовы применять в «Тракторе»?

— Сначала надо понять, каким будет состав команды, и от этого уже выстраивать варианты.

Конечно, я всегда, и когда приступал к работе в «Белых медведях», и в молодежной сборной, и в «Тракторе», был сторонником атакующего, активного хоккея. И болельщики наши, у которых есть вкус именно к такому хоккею, ждут от нас этого. Играя в этот хоккей, с бОльшим акцентом на атаку, в сезоне 2016-17 мы выиграли Кубок Губернатора Челябинской области. Но когда стартовал регулярный сезон, результат был отрицательным, и поэтому пришлось поменять тактику, сделав акцент на игре в обороне. И это дало положительный результат.

Мы будем играть в тот хоккей, который позволит нам достичь максимальных результатов. Но, повторюсь, сначала надо определиться с составом, понять возможности игроков.

Конечно, какое-то время уйдет на построение игры, на ее отладку. Я прошу у болельщиков понимания и немного терпения. Я надеюсь, что они, как и всегда, будут с нами, с командой, с клубом, поддерживать и верить в нас. Мы же постараемся сделать так, чтобы зрители получали удовольствие от матчей. 

— На днях нижегородское «Торпедо» объявило о том, что генеральным медежером клуба станет 32-летний Максим Гафуров, который до этого работал в компании InStat, где занимался реализацией проектов по хоккейной аналитике для НХЛ, КХЛ и североамериканских лиг. Как вы относитесь к тому, что большой спорт все больше цифровизуется, и в аналитике все больше используются так называемые «большие данные»?

— Не могу оценивать конкретные действия и решения коллег. Но развитие аналитики, статистики идет большими темпами, и это достаточно серьезно влияет на работу тренерского штаба. В СКА, например, эта работа очень хорошо отлажена. В статистических отчетах можно увидеть немало интересных цифр и показателей, на которые иногда ты можешь не обратить внимание. Соответственно, тренеры могут гораздо больше времени уделить непосредственной работе с какими-то тактическими или техническими деталями при подготовке к игре с конкретным соперником. Наличие серьезной статистической, аналитической службы в клубе — требование времени.

«Трактор» уже несколько лет сотрудничает с той же InStat, и мы продолжим это сотрудничество.

— Как скажется на вашей работе ситуация с пандемией коронавируса? По сути, встал весь спортивный мир, регулярные сезоны не закончены ни у нас в КХЛ и МХЛ, ни в заокеанских лигах, ни в европейских чемпионатах. И пока нет понимания, когда можно будет приступить к подготовке к новому сезону. «Трактор», как известно, закончил сезон рано — в феврале. Приходилось ли вам сталкиваться с такими долгими перерывами?

— Как игроку — да, когда приходилось восстанавливаться поле тяжелой травмы. Как тренеру — нет.

Ситуация, конечно, необычная. Главное — здоровье людей. Что же до нас — все команды в равных условиях. Значит, надо правильно выстроить работу в сложившейся ситуации. Пока мы не получали от лиги каких-то сигналов, что новый сезон и сроки подготовки к нему как-то смещаются. Но мы должны быть готовы к любому варианту развития событий.

— Будете корректировать тренировочные планы?

— Конечно. Все игроки после окончания сезона получили программы индивидуальной подготовки. И я надеюсь на профессионализм ребят. С другой стороны, понятно, что их возможности для тренировок сейчас минимальны. Мы с тренерским и медицинским штабом уже размышляем над тем, как их скорректировать с учетом новых условий, каким образом сохранить необходимый уровень и виды нагрузок, чем можно заменить те же бег или бассейн. Хотя, конечно, ледовую подготовку ничем не заменить, и это будет проблемой. Будем выстраивать и различные варианты предсезонной подготовки, с учетом возможного развития событий.

— В последние несколько сезонов уже осенью в «Тракторе» был полный лазарет…

— Мы проведем анализ и учтем ошибки, которые, возможно, были допущены. Думаю, что с учетом прошлого опыта, и с учетом ситуации с пандемией и необходимостью самоизоляции, резко форсировать нагрузки на игроков не будем.

— Вы всегда умели работать с молодыми игроками. Сейчас в системе «Трактора» выросло очередное поколение молодых игроков, которые могут «пересидеть» в фарм-клубах, и так и не заиграть в главной команде.

— Надо внимательно посмотреть на ребят. В предыдущий период моей работы в клубе у нас было выстроено хорошее взаимодействие с тренерским штабом «Челмета» именно во главе с Алексеем Тертышным, который в «бронзовом» сезоне 2017-18 вошел в тренерский штаб «Трактора» и внес свой профессиональный вкладв те победы, а также с коллегами из «Белых медведей». Был хороший контакт со школой «Трактор». Я надеюсь, что точно так же будет и на этот раз. Значит, мы будем иметь информацию о тех ребятах, которые прогрессировали и продолжают расти. Посмотрим на них на практике, на тренировках. Кто-то из них пройдет с командой предсезонную подготовку. Шансы закрепиться в «основе» будут равные. От каждого из ребят будет зависеть, насколько именно они окажутся готовым к конкуренции за место в составе.

— Не могу в этой связи не спросить о вашем сыне Илье, который в прошлом сезоне играл в «Челмете» и «Белых медведях». В Челябинске традиционно со скепсисом смотрят на родственников в клубе…

— Старался, чтобы никогда не пересекалось личное и рабочее. Но сейчас так сложилось, что я работаю в главной команде, а Илья — игрок клубной системы. И никуда от этого не деться.

В «Челмете» и «Белых медведях» есть свои тренерские коллективы, которые и оценят объективно каждого игрока. Могу лишь сказать, что на площадке и в раздевалке он для меня прежде всего игрок, такой же, как и остальные. Спрос с него будет таким же строгим, как и с других ребят. И никак иначе. Ему 20-й год, он взрослый парень. При профессиональном подходе и самоотдаче, не снижая требования к себе, он может вырасти в хорошего игрока. Все зависит от самого Ильи. Знаю, что в прошлом сезоне были травмы. Знаю, что он серьезно готовится. Соскучился по хоккею. Как и все мы — игроки, тренеры, болельщики… Надеюсь, скоро увидимся!

P.S. Мы беседовали с Анваром Гатиятулиным в той же самой тренерской, где восемь лет назад автор этих строк разговаривал с великим Валерием Белоусовым. Сейчас, конечно, все здесь выглядит по-другому: сделан качественный ремонт, современная мебель, компьютер, принтер, большая панель на экране. Все условия. Но новый главный тренер сидит на том же месте, что и его предшественник когда-то.

«Я помню, — улыбнулся Гатиятулин, когда я напомнил ему об этом. — Вот там был большой шкаф, рядом стоял диван, был большой стол...»

Сейчас уже можно говорить, что возвращение в «Трактор» Анвара Гатиятулина было делом не самым простым. Сам тренер за пару лет отсутствия в клубе, кажется, почти не изменился: все так же доброжелателен, уважителен, подчеркнуто вежлив, основателен и почти безбрежно спокоен (во всяком случае, внешне). Прямой, открытый взгляд. Не скуп на эмоции, но совершенно точно их бережет. Разве чуть седины в волосах прибавилось.

Большие интервью ему по-прежнему даются с некоторым трудом. Кажется, что Анвар Рафаилович готов скорее слушать, нежели говорить. А когда говорит, то всегда аккуратно, даже дипломатично подбирает точные слова и фразы.

Конечно, он понимает уровень ожиданий от его возвращения. Руководства области, болельщиков, хоккейного мира. У тренера есть время и кредит доверия — полноценный трехлетний контракт. Но есть понимание и уровня проблем, с которым столкнулся родной клуб. А они велики и многообразны.

Тянуть «Трактор» из того болота, в котором он застрял — дело не только Анвара Гатиятулина. Но и всех, кто имеет прямое отношение к команде. И нужно не только помогать — куда важнее порой просто не мешать...

Источник фото: Дмитрий Толстошеев специально для ЕАН

Все новости