Борис Видгоф: Меняется руководство, меняется все что угодно. Но команда «Трактор» была и будет всегда

Директор «Трактора» о первых шагах после возвращения в клуб

Во время вашей речи перед «Матчем звезд» у вас в голосе слышалось волнение. Это так?
Я «Трактор» уже знаю и болею за него почти 50 лет. Это, конечно, правда. Вы же видели, как приняли болельщики. Они тоже видят какую-то надежду, ждут чего-то лучшего. Знаете, меняется руководство, меняется все что угодно. Но команда «Трактор» была и будет всегда. Это мое глубокое убеждение.

Сейчас у вас очень много дел. Удается ли банально поспать?
Поспать удается, но меньше, чем обычно (улыбается). Но это нормальный процесс. Не в первый раз этим занимаемся и понимаем куда идти, что делать.

Какие первоочередные шаги сейчас предпримете?
Сейчас очень важно проанализировать те контракты, которые у нас есть, а также заниматься новыми. На сегодняшний день у нас подписано всего 11 контрактов. Сразу скажу, что не все контракты, которые подписаны, нас устраивают. Этот сезон показал. Работы очень много. У нас нет главного тренера и это первоочередная задача. Понятно, что сейчас я не могу называть никаких фамилий. Думаю, что болельщики всё понимают.

Состав команды сильно изменится?
Да, конечно. У нас сегодня 11 подписанных контрактов, а их будет где-то под 30.

Болельщиков волнует вопрос главного тренера.
Мы, в первую очередь, ориентируемся на то, чтобы этот человек был челябинцем. В прошлый раз в 2010 году я сказал, что «Трактор» будет бороться за Кубок Гагарина и журналисты, конечно, долго смеялись и крутили пальцем у виска. Но буквально через год-два мы уже боролись за него. Сейчас мы многое хотим, но важно понимать – сможем ли мы договориться, будут ли какие-то хорошие варианты. Сейчас, к сожалению, пока не могу об этом сказать.

В свое время очень много хороших игроков разъехалось из Челябинска.
Это самая большая беда, против которой я всегда был. И когда мы в Суперлигу выходили, и в 2010 году. Мы всегда главным ориентиром ставили возвращение наших воспитанников. Механизм возврата очень тяжелый. Есть контрактная система и ее обойти никак нельзя. Это только договариваться, разговаривать и по-другому никак. Есть обязательства, которые нарушать нельзя. Это очень сложный и длительный процесс. Сейчас в плане персоналий и фамилий мне сказать нечего. Пока. Но скоро скажем. Думаю, что в середине мая у нас много чего будет.

Все новости