Нашли ошибку?

Журнал «Трактора»: Вадим Чупа. Семейный доктор «Белых медведей»

Как же стать профессионалом в такой непростой и специфичной области, как спортивная медицина? До начала успешной карьеры спортивного врача Вадиму Чупе несколько лет довелось стоять за операционным столом старейшей и самой известной больницы Челябинска. В отделении плановой хирургии горбольницы №1 под руководством Рудольфа Еремина перспективного выпускника Челябинского мединститута оставили работать после окончания интернатуры. В 1995 году в его жизни произошло значимое событие – приглашение стать врачом хоккейной команды «Мечел». Как признается сам Вадим, большую роль в этом сыграл случай – в «Мечел» его «сосватал» двоюродный брат Юрий Шумаков, работавший в команде. Эта счастливая случайность и определила дальнейший род занятий молодого хирурга, связав его судьбу с большим спортом. В 2002 году вместе с тренером «Мечела» Николаем Макаровым Чупа перешел работать в ХК «Трактор».

Из операционной – в большой хоккей

У вас есть возможность сравнивать – чем же отличается работа в обычной больнице от работы врача спортивной команды? Во-первых, в отношении к травме как к таковой и прежде всего в сроках реабилитации. Во-вторых, в видах деятельности. В больнице приходилось и в травмпункте дежурить, и в отделении гнойной хирургии, и обычное хирургическое дежурство нести с коллегами по больнице. Здесь же я один и занимаюсь всем подряд.

То есть спортивного врача можно назвать врачом общей практики? Безусловно. Раньше таких врачей называли земскими, семейными. Необходимо владеть знаниями практически всех медицинских специальностей. И даже педиатра, ведь приходится лечить не только игроков и их взрослых родственников (бабушек, дедушек, жен, родителей), но и детей. В первую очередь они обращаются ко мне, и я уже решаю, как поступать дальше. Что находится в моей компетенции, делаю сам. В остальных случаях помогаю, договариваюсь с больницами.

А почему вы решили стать врачом? Когда у меня умерла мама, я был во втором классе. И для меня стало целью – лечить людей. Так что в выборе профессии у меня с первого класса вопросов не было.

Смогли бы вы сейчас работать врачом в обычной больнице? А почему нет? Мы активно взаимодействуем с городскими больницами. Одному невозможно справиться с таким объемом работы. И к кому бы ни обращался, никто не отказывает. Все лечебные учреждения города помогают нам. Наиболее тесно сотрудничаем с городской физиогрязелечебницей, городским физдиспансером, первой, третьей и восьмой горбольницами, областной, со всеми профильными учреждениями города и области. 

Пользуетесь ли вы специализированной литературой по спортивной медицине? Есть ли в ней необходимость? Конечно. Врач всегда должен учиться.

А свой 14-летний опыт не хотели бы передать другим, написав нечто подобное? Мне предлагали это неоднократно. Но… Не то чтобы руки не доходят, просто времени совсем нет. Сейчас чемпионат идет, о каком писательстве может идти речь. А после чемпионата надо лечить скопившиеся травмы. В отпусках у игроков тоже постоянно что-то случается. И так 24 часа в сутки. Может быть, на пенсии созрею для создания каких-нибудь пособий.

У игроков и тренеров есть свои кумиры. А у вас? Кого бы вы назвали лучшим спортивным врачом Челябинска? Страны? В Челябинске – Любовь Тюрину из боксерского клуба «Спарта» и Татьяну Чернову из волейбольной «Славянки». Коллеги по КХЛ все примерно одного уровня. Если возраст брать в расчет, то наиболее опытный – врач московского «Динамо» Валерий Конов.

Каким-нибудь спортом сами занимаетесь? Нет. Дзюдо занимался в свое время. А сейчас некогда совершенно. Ну когда заниматься? Сначала на тренировке стоишь, наблюдаешь за игроками, после нее начинаешь восстанавливать травмированных, проводишь необходимые процедуры, кого в больницу, кого на обследование… На играх еще напряженнее. И это постоянный процесс.

Есть ли отличия в специфике работы врача хоккейной команды от работы врача других спортивных команд? Разумеется. Травма не везде одна и та же. К примеру, в баскетболе больше страдает лучезапястный сустав и колени. В боксе, естественно, идут сотрясения, переломы носа, рассечения. В футболе страдают ноги игроков. Хоккей – силовой вид спорта, где неизбежны столкновения. Отсюда и специфика травм. Но есть и общее. 

Получается, что знание травматологии для спортивного врача определяющее. А приходят ли в эту сферу врачи других специальностей, не только хирурги? Конечно. Например, один из врачей в КХЛ раньше работал урологом. Но в основном, все же травматологи и хирурги.

Медицинские паспорта КХЛ сделали революцию 

Как вы оцениваете уровень спортивной медицины в стране? Отличается ли она от западной и чем? Уровень достаточно высокий. И наша спортивная медицина очень отличается от западной, прежде всего, своей структурой. Например, в командах NHL нет врача в нашем понимании. Есть только постоянный врач-реабилитолог. Лишь на игры приглашают пять-шесть узких специалистов – стоматолога, окулиста, невропатолога, хирурга, реаниматолога. А игроки сами ищут себе врачей, и если получают травму, лечиться идут самостоятельно. 

И какая система правильнее, по вашему мнению? Наша, конечно же. Советской системой спортивной медицины и раньше восхищались.

Хотели бы вы посмотреть, как в медицинском плане все устроено в клубах NHL? Может быть, пройти там стажировку? Было бы интересно самому, а не по рассказам увидеть, как у них организована медицинская работа. На сборах мне приходилось сталкиваться с медициной Финляндии, Чехии и Словакии – и по травме, и по стоматологии обращаться. И, честно говоря, ничего особенного я не увидел. Может быть, здания красивее, новее окна-двери. А вот посмотреть, как все устроено в клубах NHL, было бы любопытно.

Насколько медицинское обеспечение клубов России соответствует заявленным высоким целям КХЛ? Все зависит от финансовых возможностей клуба. Если зарплаты игроков везде подравняли, я не думаю, что и медицинский уровень подравняют. Про нас могу сказать, что в новом дворце должно стоять самое новое оборудование. Надеюсь, что последние события в мире финансов этому не помешают.

Вы были на совещании медицинского центра КХЛ по вводу новой электронной системы медицинских паспортов для всех игроков Лиги. Расскажите об этом подробнее. Ваше личное отношение к нововведению? Мое отношение – самое положительное. Это настоящая революция! Такой системы в мире нет пока больше нигде. Россия стала первой страной, где мониторинг здоровья в спорте идет с самого раннего возраста. Мы взяли лучшие идеи, существующие в NHL, бейсболе США, а также австралийском теннисе, и создали из этого свою систему. 

На каждого хоккеиста теперь будет заведен электронный медицинский паспорт с зашифрованным номером, создана общая база данных, которая не будет разглашаться в широких кругах. В медицинский портал КХЛ будет иметь доступ врач команды. Если игрок переходит в другую команду, он забирает свою электронную карту, к которой другой врач подбирает свой код. В паспорт будет внесено все, начиная от общего анализа крови. Врач сразу видит – что за игрок, какие травмы были, какие наследственные заболевания, предрасположенность, вплоть до того, что генный паспорт будет заложен. Уверен, что такая система очень удобна и необходима, особенно на трансферном рынке. 

Насколько сложнее стало следить за здоровьем игроков после трагедии с Алексеем Черепановым? Изменилась ли работа по проверке здоровья игроков в «Тракторе»? Мы провели еще одно обследование игроков, ничего нового не выявили и убедились в полученных летом данных. В «Тракторе» работа идет по-прежнему. А в случае с Черепановым еще нет заключения судмедэкспертизы. Поэтому преждевременно делать какие-то выводы о причинах смерти.

В роли буфера

Насколько важна роль врача в команде? Как у вас складываются отношения с игроками, слушаются ли они вас беспрекословно? Отношения хорошие. Проблем в плане выполнения моих рекомендаций не возникает. Тут принцип такой: колхоз – дело добровольное. Я же не буду игрока дома опекать – выпил он таблетку или нет. Люди все взрослые, адекватные, сознательные. Что бы ни случилось, они сразу мне звонят. И днем, и ночью. 

Должен ли спортивный врач быть психологом, психотерапевтом? Без сомнений. Спортивный врач является буфером между командой и тренером, находится между ними.

Вы между молотом и наковальней? Что-то в этом роде. Вот, например, Кваша – наковальня, а Назаров – молот. А я между ними. 

Отличаются ли пациенты-спортсмены от остальных пациентов? Отличаются. Спортсмены более сознательные, так как спорт и здоровье – это их хлеб. Они даже стараются форсировать выздоровление, сроки восстановления после травм, чтобы быстрее в строй вернуться. Но есть и такие, которые пользуются тем, что травму получили. Начинают дурака валять. Все от человека зависит. Ведь главное что? Умения и знания врача и желание больного, а также его доверие к врачу. Исходя из взаимодействия этих частей, результат и получается. 

Являются ли современные игроки профессионалами? Насколько они следят за своим питанием? Ведь это очень важный компонент подготовки к матчам и восстановления после них? Профессионалы они уже давно. За их питанием, в основном, мне приходится следить, но они тоже в курсе. Особенно в этом плане дисциплинированны ребята, которые приезжают из NHL. Наши пока не очень.

Было ли в вашей практике такое, что у хоккеиста возникали проблемы игрового плана из-за религиозных убеждений? Речь о соблюдении поста, например. Или же из-за того, что человек являлся вегетарианцем и придерживался строгой диеты? Я сталкивался с тем, что игроки постились. Могу сказать, что крайне тяжело сидеть на посту и при этом выносить такие физические нагрузки. К посту человек изнутри должен быть готов. Можно себя ограничивать, не обязательно соблюдая все рамки от и до. А вот вегетарианцев в «Тракторе» нет.

Как вы относитесь к нетрадиционным способам восстановления после игр, например, иглоукалыванию, китайской медицине? Если это делают хорошие специалисты, которые знают все тонкости, – тогда замечательно. Но сейчас салоны восточной медицины есть в каждом квартале и лечат там все подряд. Этого не должно быть. У нас в команде эти методики не практикуются, только традиционные. Если игрок желает, то сам находит себе специалиста. Лишь бы это на пользу шло.

Вы можете согласиться с утверждением, что профессиональный спорт не для здоровья?Однозначно. Профессиональный спорт не идет на пользу здоровью, так скажем. Некоторые играют с травмами, с которыми в обыденной жизни, допустим, слесарь или водитель не работали бы. А хоккеисту приходится играть, выходить и через боль выполнять свою работу. Когда спортсмен заканчивает карьеру, сразу начинают все травмы вылезать. И суставы меняют, коленные и тазобедренные, потому что до такой степени все бывает изношено…

Картина удручающая. Не сложно ли в эмоциональном плане быть спортивным врачом?Сначала было тяжело. А сейчас уже привык.

Какие случаи из вашей практики запомнились? Самый смешной случай произошел на восстановительных сборах несколько лет назад. Один из игроков решил удаль свою молодецкую продемонстрировать и прокатиться ночью с горки в аквапарке. Воды на ней не было. Пока он доехал до бассейна по сухой горке, плавки на нем сгорели. Может быть, после этого стринги и придумали. Ему же пришлось лечиться от ожогов, страшное было зрелище. Зато проблем с местами на пляже у него не возникало – все расступались. Особенно иностранцы в шоке от этого были. А самая неприятная травма на моей памяти – когда один из челябинских игроков лег под шайбу, и с расстояния трех метров она ему попала прямо в лицо. Слава богу, обошлось. Думал, будет страшнее. Другой жуткий случай был, когда одному из игроков в одно мгновение клюшкой выбило сразу восемь зубов и сломало верхнюю челюсть.

Впрочем, все мы понимаем, что занимаемся профессиональным хоккеем… 

P.S. Следующий номер официального клубного журнала «Трактора» будет посвящен старту сезона 2009/2010. По вопросам размещения рекламы в журнале, а также в другой полиграфии клуба обращайтесь по телефонам - 8 909 0786283 и 8 906 8615422

{mosimage}


ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.