Нашли ошибку?

Равиль Гусманов: У Белоусова на льду не работали, а играли

Ты родился в Набережных Челнах, как оказался в Челябинске?

Родители переехали. Они узнали, что в Челябинске хорошая хоккейная школа «Трактор», и приняли решение привезти меня сюда.Я тогда учился в пятом классе, мне было одиннадцать лет.

Так что в хоккей привели родители?

Инициатива шла от родителей. Мой отец очень любит хоккей, рано поставил меня на коньки – года в два уже. И всё пошло само собой, я стал потихонечку играть, сам заинтересовался, стало нравиться. Играл сначала на «Золотую шайбу», турнир дворовых команд.

Кто был первым тренером в «Тракторе»?

Владимир Гаврилович Мурашов. Отличный тренер, благодарен ему за всё. Он довёл нашу команду до самого выпуска. У нас была очень хорошая команда, играли на первенстве СССР. Оттуда я потом попал в молодёжную сборную, и мы выиграли чемпионат мира.

В то время в школе «Трактор» занимались Гончар, Карпов, Назаров, Ячменев и многие другие будущие известные игроки. Вы были знакомы?

Не то, что близко, но знакомы были. Знали друг друга немножко. Я был старше многих из них, играл за «Трактор-72».

В это время из школы «Трактор» выпустились настоящие «звёзды»…

Да, действительно начиная с команд 70 года рождения - очень плодовитые года были. И не зря мы тогда два сезона подряд с «Трактором» выиграли бронзовые медали, а могли и попасть в финал. Не знаю точно, чем можно объяснить, я думаю, всё зависит от тренеров. А они у нас в школе «Трактор» просто замечательные, и я думаю, с ними мало кто в России может сравниться.

Кто был кумиром, образцом для подражания в юности?

Когда я подрастал, в то время блистала цсковская тройка Крутов-Ларионов-Макаров. Я засматривался их игрой. Особенно игрой Сергея Макарова.

Удалось познакомиться с Сергеем Макаровым?

Так и не удалось.

Дебют за «Трактор» хорошо помнишь?

Не совсем отчётливо. Меня выпустили на площадку на небольшое время, на несколько смен – как обычно, ещё молодой же. Если мне не изменяет память, это был сезон 1990-91. В то время в команде было очень много молодых ребят 70-71 года рождения – Валерий Карпов, Сергей Тертышный, Сергей Гомоляко, Андрей Сапожников, Олег Давыдов, Игорь Варицкий, Андрей Кудинов. Для меня это стало плюсом. У нас был очень сильный состав, молодой, боевитый.

Первая шайба за «Трактор»?

Точно не могу сказать, но мне, кажется, впервые я Уфе забил. Никогда не зацикливался на этом и не ставил задачи запомнить шайбы, матчи. Хотя многие, конечно, в памяти остаются.

Цыгуров ещё тренером был?

Не так долго. Но с Геннадием Фёдоровичем тоже успел поработать. А со следующего сезона уже Белоусов был.

Как у него прошёл первый сезон, как приняла команда?

Очень хорошо, здорово. Он как раз принёс в игру этот техничный хоккей, наши ребята раскрылись, стали очень много забивать. Скажем так, стали не работать на льду, а играть. Именно играть в тот хоккей, который нравился болельщикам.

Ты много лет работал под его руководством. В чём секрет успеха Белоусова, что он добился таких высот в тренерской карьере?

Он очень хороший психолог. Всегда знает, на кого можно прикрикнуть, кого, наоборот, похвалить, чтобы игрок встрепенулся и стал играть. И, конечно, очень грамотный технически и тактически специалист. Много уделяет просмотру игр, анализу. Он всё время и много работает над собой. Поэтому и столько всего добился.

Можно сказать, что в начале 90-х годов была челябинская команды мечты?

Не стал бы говорить так громко, но команда была хорошая. Не зря же столько игроков «Трактора» привлекались в это время в национальную сборную на чемпионаты мира и Олимпийские игры. Больше половины команды у нас тогда играли за сборную. А когда мы проиграли в полуфинале две игры по буллитам «Динамо», я считаю, нам просто не повезло…

Сказалось то, что ЦСКА перестал воровать таланты?

В армию уже не забирали, воспитанники играли дома. Может быть, и это сказалось.

Вы были тогда нацелены на «золото»?

Да. У нас все линии хорошие были – и вратарская, и защитники, и нападение. Команда без слабых мест. Если не четыре, так три звена были ведущими. Белоусов проповедовал атакующий хоккей, был результат. Любая пятёрка могла решить исход матча.

Тогда в сезоне 1992-93 в полуфинале «Динамо» сравнивает счёт на последней минуте…

Выигрывали одну шайбу, они сняли вратаря, забили шайбу. В третьем матче мы снова вели в счёте, но по буллитам проиграли. Мне кажется, мы тогда сильно раскрылись в концовке, надо было больше думать об обороне.

Обидно тогда было?

Не знаю… Я молодой тогда был, особенно не переживал, думал, что всё впереди. Проигрывать всегда неприятно, очень хотелось выиграть, но так получилось. Что уж поделаешь…

И на следующий год неприятное дежавю…

Два одинаковых сезона. Та же самая история. Все ставки делались на нас. А мы перегорели…

Говорят, сыграл и судейский фактор… Якобы судьи больше благоволили «Динамо».

Нет, я бы не стал так говорить. Нас не засудили. Сами виноваты, упустили свою победу. На последних секундах играли так неграмотно – так нельзя. Всё решили мелочи – ненужный проброс и другие ошибки. И всё это стоило нам медалей другого достоинства.

Вот сейчас по прошествии пятнадцати лет ещё чувствуется сожаление – ведь могли же принести первое «золото» Челябинску…

Конечно, жалко. Но я никогда не сожалел ни о чём, значит – судьба…

Символ «Белые медведи» помнишь, как появился?

Да. Мы играли на Кубке Шпенглера. И в Швейцарии в рекламных целях придумали нам символ – «Белые медведи». Ещё тогда Серёга Гомоляко играл под трёхзначным номером как самый яркий игрок команды.

И когда команда восприняла, что они теперь «Белые медведи»?

Хорошо, всем понравилось. Форма была очень красочная, яркая и интересная. У меня даже эта майка осталась на память, дома лежит.

Потом ты уехал за океан. Так хотелось заиграть в НХЛ?

Конечно, как каждому хоккеисту. Можно было ещё раньше уехать, но я решил сыграть на Олимпиаде. В те времена НХЛ особенно привлекала, и у нас тогда был не такой сильный чемпионат, как сейчас. Подписал контракт с «Виннипегом». Контракт нормальный, средний, двусторонний. Попробовал свои силы, но в НХЛ так по-настоящему сыграть и не удалось. Но ни о чём не жалею. Не хотелось бы на кого-то спирать, говорить, что тренер меня не понял. Хотя я много забивал в фарм-клубе, но, значит, был не настолько хорош, чтобы попасть в НХЛ, не смог доказать, не так играл… Я попытался. Не получилось… А так доволен всеми годами, проведённые там. В тех командах, в которых играл, был на лидирующих ролях, много забивал. Хоккей в Америке очень популярен, даже на игры фарм-клубов ходят 10-15 тысяч человек. С семьёй жили нормально. Всё было хорошо. Я там отыграл четыре года и потом Валерий Константинович позвал назад. Приехал в Магнитку и так там и остался.

Тяжело было освоиться в чужой стране?

Первый год, конечно, тяжело было. Особенно для семьи, для жены с ребёнком. Мы туда приехали с маленьким ребёнком. Трудно было без знания языка, без друзей, всё было новым и неизвестным. Ностальгия, домой хотелось, туда, где родители, друзья. Но, как говорится, время всё лечит. А потом стало легче – обжились, привыкли.

Потом спустя несколько лет ты снова возвращаешься в Америку.

Подписал контракт с «Миннесотой». Но там мне ни одного матча даже не дали сыграть. Сразу отправили в фарм-клуб, а у меня уже и возраст был такой немаленький. Что-то доказывать поздно было, поэтому сразу вернулся домой.

Нет сожаления, что так и не сложилось в НХЛ?

Абсолютно нет, нисколько. Я очень доволен, тем, что попробовал. Я теперь могу спокойно сказать: «Да, я попытался». Мне представился шанс, я им воспользоваться. В том, что я играл в фарм-клубах – ничего зазорного в этом нет. Всё равно это богатый опыт – и жизненный и хоккейный. Он мне пригодился и пригодится ещё.

Почему ты вернулся не в «Трактор», а в «Металлург»?

Тогда в Челябинске была такая хоккейная тишина. Никакой заинтересованности в хоккее не было. Никому ничего не надо было. Меня никто и не звал сюда.

Что случилось с «Трактором» после таких удачных сезонов…

Я не знаю, чем это объяснить. Честно, не знаю всех этих нюансов. Не могу сказать. Все игроки уехали в «Магнитку» или в Тольятти, кто куда. Я в то время поехал в Америку. Я с ребятами пообщался, они мне рассказали, как тут всё потихонечку затихало. Денег не платили. А в «Металлург» приехал из-за тренера, Валерий Константинович уже работал там. Он позвал меня. И плюс ко всему там играло уже пол-«Трактора», все знакомые ребята – это тоже было одной из причин.

Как первый сезон в Магнитогорске?

Всё очень здорово получилось. Мы выиграли всё, что можно, во всех турнирах в которых участвовали. Проиграли в чемпионате только две-три игры. Выиграли Кубок Европейских чемпионов. Плюс за сборную России играл на чемпионате мира. Первые сезоны в «Магнитке» - это были очень насыщенные для меня года. Играл, получал удовольствие, всё было просто отлично. Жаловаться не на что.

Почему Белоусов не смог выиграть «золото» с «Трактором», но смог с «Магниткой»?

Может, он сделал выводы из этих поражений. Он работает над собой, анализирует, понял, что можно изменить, улучшить. И, в конце концов, добился своего.

«Магнитка» Белоусова отличалась от «Трактора» Белоусова?

Как раз сопоставима была, и манера игры та же самая. Мы придерживались той старой игры в пас, так называемой советской школы.

Больно было видеть падение «Трактора»?

Конечно. Всегда переживал за «Трактор». По возможности приходил на матчи. Всегда считал «Трактор» своей родной командой, воспитавшей меня. Радовался, когда они вернулись в Суперлигу. Конец 90-х - тяжёлые времена для «Трактора», и приятно, что сейчас клуб восстанавливает свои позиции, руководство города, области и болельщики снова проявляют большой интерес к хоккею и «Трактору». И мы тоже игроки, видим это, и стараемся своимипобедами возродить славу челябинского хоккея.

«Трактор» сможет когда-либо достичь таких же успехов, как в начале 90-х? Побороться за медали?

Почему нет? У нас отличная школа, и все наши победы ещё впереди. Подрастает хорошая молодёжь, которая сможет привести «Трактор» к победам.

Челябинск и Магнитогорск - смог расставить по приоритету?

Челябинск – город, который поставил меня на ноги, научил играть в хоккей. Магнитогорск – это те титулы и победы. Оба города мне дороги.

За столько лет Магнитогорск стал второй родиной?

Конечно, десять лет... Это было очень хорошее время.

Какое из чемпионств «Магнитки» оказалось самым памятным?

Может быть, последнее. Первые два, скажем так, были более предсказуемыми, легко обыгрывали всех. А в 2007 году в начале сезона на нас никто не ставил, но мы выиграли, несмотря ни на что. Но мне дорого всё, каждое чемпионство.

Ностальгия по Магнитке есть?

Нет, я бы так не сказал. Это всё уже в прошлом. Я сейчас играю в «Тракторе», переживаю за свою родную команду, стараюсь принести ей пользу.

Тогда было предчувствие, уверенность, что ещё вернешься в «Трактор»?

Да, всегда хотел поиграть за «Трактор» ещё.

Хотелось закончить карьеру именно в родной команде?

Никогда не задумывался, где в какой команде заканчивать. Тогда просто наступил момент, что нужно было что-то в своей жизни менять. Были предложения и из других клубов, но, когда «Трактор» проявил ко мне заинтересованность, я с огромным удовольствием приехал домой играть.

Дворец спорта «Юность» какие воспоминания навевает?

«Юность» - это моя юность. Вспоминается тот «Трактор», который два раза завоевал бронзу, та наша команда. Вспоминаются эти победы, где нам опять чуть-чуть не хватило…

У тебя огромная коллекция наград – наверняка, целая комната?

Да, наград много. Когда я играл в Магнитке, жена в Челябинске сделала мне сюрприз – комнату с трофеями и фотографиями. А медалей достаточно много, начиная от российских соревнований до сборной. У меня даже «Золотой шлем» где-то лежит, это приз лучшей тройке чемпионата (прим. в сезоне 2000-01 Гусманов выиграл этот приз с Разиным и Гольцем). Есть даже медаль Петра Великого «За трудовую доблесть». Много всяких медалей, всех и не вспомнишь.

Говорят, у тебя хранится свитер сборной СССР?

Да, мы как раз играли под новый год на молодёжном чемпионате мира. И получилось так, что до нового года было СССР, а после - СНГ. И когда мы выиграли чемпионат, поднимали флаг вроде международной федерации хоккея, не было у страны тогда ещё флага. И гимн какой-то не наш был, не помню.. Марсельезу что ли играли. Непонятно было, какую страну мы представляли. И вот эта майка, последняя с гербом СССР, всё ещё у меня хранится.

Какие тогда были чувства – страна развалилась?..

Молодые были, особо не задумывались. Мне было 20 лет… Я считал, что у меня вся жизнь впереди, тогда никакие проблемы не ощущались. Сейчас те времена воспринимаются как-то по-другому, а тогда всё было в норме и в порядке.

Как началось выступление за основную сборную страны?

Давно это было… Лет двадцать назад или чуть меньше. Я сначала ездил в олимпийское турне по Америке. На турнире «Известий» играл. Очень престижный тогда был турнир. С Тихоновым успел поработать. Что сказать, он человек-легенда.

Ну и как великий и грозный Тихонов?

Я молодой был. Жизнь шла сама собой, всё навалилось как снежный ком. Ни о чём тогда не задумывался. Тренировки не казались тяжёлыми. Выходил – и играл, радовался этому.

Горд был, что играешь за сборную?

Конечно. С открытым ртом ходил. В облаках летал. Хотя если честно, всё тогда было ещё неосознанно. Это потом я думал: «Ничего себе – я играю за сборную!». А тогда всё шло само собой.

Олимпийские игры – незабываемые впечатления?

Олимпийские игры – очень значимое событие в жизни любого хоккеиста. Я очень рад, что получил шанс туда попасть. Непередаваемое удовольствие жить в олимпийской деревне, где все спортсмены вместе, где можно видеть всех звёзд мирового спорта рядом с собой. Очень впечатлило, что там была ледовая арена… в скале, ничего подобного я в своей жизни не видел. Это было очень интересно. К сожалению, сыграли не так успешно – четвёртое место заняли. Но одно участие в Олимпийских играх много стоит.

Четвёртое место тогда это был худший результат сборной за всю историю. Что произошло, чего не хватило?

Не знаю, так получилось – это хоккей. Помню, финнам проиграли два раза. Не так удачно сыграли, но это был для меня очень богатый опыт, большие эмоции. Что можно сказать – это Олимпиада, с ней ничего не сравнится.

Сборная России столько лет не могла выиграть медали чемпионата мира, что происходило с командой?

В хоккее многое зависит от страны, руководства, это сейчас хоккей на подъёме, а тогда ему уделялось не так много внимания. Это, скорее всего, безразличие к хоккею в те тяжёлые времена. Всё же откладывает отпечаток и на спорт: тяжёлые времена в стране, то же самое в хоккее. Всё взаимосвязано: сейчас страна на подъёме и успехи в спорте пошли в гору. Необходимо внимание всех -начиная от болельщиков, заканчивая президентом. Сейчас совершенно другая ситуация – и это здорово, сейчас городишься Россией, нашим хоккеем, видишь, сколько болельщиков. Тогда за границу, к сожалению, болельщики нас поддерживать не ездили, а сейчас посмотрите, сколько их много.

«Серебро» в 2002 году - успеха или неудача? Ведь могли выиграть «золото»…

Пятьдесят на пятьдесят. Вполне могли и выиграть. Проиграли с разницей в одну шайбу. Достаточно хорошая команда была, но, к сожалению, немножко не хватило. В то время выход в финал расценивался как успех, так что я считаю, что это достаточно хороший результат. Потом нас ещё Путин принимал.

Не жалеешь, что больше не удалось надеть свитер сборной России?

Да нет… Я же говорю, не о чём никогда не жалел.То, что в НХЛ не попал, не жалею. Что было – то было. Я рад той карьере, которая у меня сложилась. Мне грех о чём сожалеть. Тот чемпионат 2002 года был последним для меня. На следующий год меня вызвали на сборы, но я получил травму. Лично своим выступлением за сборную вполне доволен, и забивал, и очки набирал. Сам получал удовольствие. Поэтому и играешь в хоккей – это игра, азарт, эмоции. Если бы я занимался другим видом спорта, например, бегом, я бы карьеру уже давно закончил. Но хоккей – это совершенно другое дело. Это игра, я получаю от неё удовольствие. Выхожу не как на работу, а как на игру.

Практически на твоих глазах вырос Евгений Малкин. Как он смог вырасти в такую «звезду»?

Он пришёл в команду очень молодым. Сразу было видно, что достаточно талантливый парень и такой работоспособный. Работящий, несмотря на свой талант. Благодаря своему труду он так много всего добился.

Вот сейчас все говорят о Евгении Кузнецове. Посоветуешь, как ему вырасти в хорошего хоккеиста?

У него тоже есть задатки. Но надо ещё работать и работать – тогда всё получится. Ведь без работы ничего не достичь.

У тебя был юбилей – 750 матчей в чемпионате России – важная дата?

Да, знаю, что много матчей сыграл… Но это ничего не значит, абсолютно. Вообще ничего.

Цифры ничего не значат?

Цифры, счета, турнирные таблицы… меня всегда это мало интересовало. Также никогда не запоминаю подробности. Смотрю, конечно, какая команда на каком месте идёт, интересуюсь.Также никогда не смотрю, на кого попадаем в плей-офф. Выхожу на каждый матч, чтобы победить. Стараюсь смотреть не в прошлое, а в будущее. Много было побед, наград, но они в прошлом.

Представляешь жизнь без тренировок, игр?..

Я понимаю, что рано или поздно придётся заканчивать с игровой, скажем так, деятельностью. Сейчас тяжело сказать. Хотя, я считаю, в принципе готов к этому, а как на самом деле будет – ещё не знаю, посмотрим (улыбается).

Тренером себя представляешь?

В принципе опыта, игровой практики достаточно. Поживём – увидим.

Детским тренером?

Почему нет. У меня сейчас пацанёнок растёт. С удовольствием бы передал ребятишкам свои знания.

Филат уже катается?

Да, уже катается.

В хоккей – обязательно?

Никто его не заставляет. Но он живёт в хоккее с утробы матери, у него другого выбора и не было. А как сложится дальше, посмотрим.

Дочка к хоккею не ревнует?

Наоборот, ей важно знать, как папа сыграл, забил – не забил. А вообще мне с семьёй очень повезло. У меня золотые папа и мама, огромное спасибо за всё, что они для меня сделали. Затем я благодарен судьбе, что она свела меня с Ириной – моей любимой, которая подарила мне трёх замечательных детишек: двух дочерей - Настю и Ульяну, и пацаненка Филата.

Что хотелось бы ещё достичь в карьере? Что ещё успел?

Хотелось бы с «Трактором» что-нибудь выиграть, какую-нибудь медаль.

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.