Нашли ошибку?

Ветераны «Трактора». Николай Бец: Не представляю свою жизнь без хоккея

В 60-х годах на матчи «Трактора» собиралось по 10 тысяч зрителей

Николай Филиппович, вы пришли в школу «Трактор» в 1959 году еще, будучи совсем юным. Как тогда обстояли дела с экипировкой, льдом, и прочими вещами?
В 17 лет я уже попал в команду мастеров, предварительно, отыграв пять лет за школу. Форму нам тогда выдавали. Помню, что были такие смешные шлемы, похожие на велосипедные, а в общем, вся экипировка была очень простой и без излишеств. Только коньки приходилось доставать самим.

Можно ли назвать то время – временем хоккейного бума в Челябинске?
Безусловно. Если учесть, что в то время практически не было развлечений, популярность хоккея была очень высока. Тогда мы играли на открытом стадионе, на том месте, где сейчас располагается Ледовый дворец спорта ЧТЗ. На игры собиралось по 10 тысяч человек, также были регулярные встречи с заводчанами. Все было очень открыто тогда.

В то время многие хоккеисты играли в футбол за различные команды. Были такие факты в вашей биографии?
Лично я играл в футбол. Преимущественно летом, так как сезон, по сути, у нас был недолгим – с октября по март. Тогда были очень развиты спортивные секции и в свободное время мы посещали эти занятия плюс – играли во дворе в различные игры. Хоккейные тренировки были у нас 3-4 раза в неделю, все же остальное время мы проводили на улице.

Вы говорили, что в то время катались на «канадских» коньках. Как такое могло получиться в начале 60-х годов?
За юношескую команду я играл еще в «Ласточках». Это были коньки типа «дутышей» с очень толстыми лезвиями. В дальнейшем же, и правда играл в так называемых «канадских». На ботинок мы привязывали лезвия и так катались. Пластиковые же коньки появились, на моей памяти, глее-то в начале 80-х годов…

Канада в то время казалась вам какой-то сказочной страной?
Да, конечно. Помню, когда Анатолий Ольков вернулся со сборов национальной команды, которая проходила их в Канаде и «возил» нас еще совсем молодых на площадке. Это был какой-то космос, и Канада действительно казалась страной из сказки.

Какие были интересы у молодежи в те времена?
Только улица, хотя появление телевизора помню очень хорошо (смеется). И летом и зимой мы играли в спортигры: в колдуны, лапту, во все те игры, которые сейчас забыты. Также во дворах были теннисные столы, перекладины, которые также вносили разнообразие в наш досуг.

У вас был кумир в то далекое время?
В «Тракторе» назову Анатолия Олькова, Рудольфа Документова, голкипера Сергея Никонова, Виктора Ивановича Столярова, который был моим первым тренером. Да много было хоккеистов, которые нравились по игре…

Тогда в хоккей играли в тридцатиградусные морозы на открытых площадках. Расскажите об ощущениях…
Морозы нас совсем не пугали. Когда из-за холодов отменяли школьные занятия, все учащиеся очень радовались, потому что весь день можно было провести на улице. Играя же в хоккей, просто посильнее укутывались, и также не чувствовали мороза.

Чем отличаются тренировки на открытом льду от тренировок в залах?
На воздухе лед перемороженный и шайба словно костяная и непредсказуемым отскоком от бортов. Это минус. Зато играешь на свежем воздухе, что всегда более приятно.

Однажды забросил новокузнецкому «Металлургу» пять голов

Возьмем челябинский хоккей образца 1960-го, 1980-го и 2010-го годов. Общее и отличное?
В то время хоккей был техничнее, и ребята разностороннее. Молодежь любила весь спорт, играя и в футбол, и в баскетбол, и в волейбол. Чего стоит только один Борис Копейкин, впоследствии игравший в чемпионате СССР по футболу за ЦСКА. Вадим Смирнов выступал и за челябинский «Локомотив», и в хоккее за «Трактор». Сейчас же есть ребята, которые толком и по мячу даже пнуть не могут. В этом я и вижу главное отличие того хоккея от нынешнего.

Давайте вспомним, как вам поступило предложение сыграть за первую команду «Трактора»?
Тренером в детской и юношеской команде у меня был Виктор Иванович Столяров. Он же и тренировал тогда команду мастеров «Трактора» и стал инициатором приглашения.

А вспомните свой первый матч за «Трактор». Коленки не дрожали?
Честно говоря, очень сложно восстановить те события в памяти. Определенное волнение, несомненно, было. Я сразу стал играть в первой тройке нападения вместе с Кунгурцевым и Шевелевым, и это предавало уверенности, и, возможно, сказалось на том, что заиграть получилось практически сразу…

Вы забросили за «Трактор» 219 шайб. Есть какая-то самая памятная?
На самом деле их очень много. Вспомню свои два гола при возвращении в высшую лигу, которые я забил «Кристаллу» из Электростали. Также памятна игра с новокузнецким «Металлургом», когда мы победили 7:5, а я забросил пять шайб.

Сейчас есть мода на оригинальное празднование заброшенных шайб. Тогда не было такого?
Нет, конечно. Ничего особенного мы не придумывали. Все было достаточно спокойно.

Давайте вспомним «бронзовый» сезон 1976/77 года…
Это действительно был большой успех для города. Тот коллектив, который выигрывал бронзовые медали, за год до этого стал пятым в чемпионате и был ничуть не слабее, просто в сезоне 1975/76 те же ЦСКА, «Спартак», «Химик», «Крылья советов» были посильнее и не дали нам ворваться на пьедестал. На самом деле я считаю, что тогда и были лучшие годы «Трактора». У нас был великолепный состав, перспективная молодежь, отличные отношения внутри команды. Все это в совокупности и привело в итоге к медалям.

Как тогда праздновали победу?
Для нас сделали банкет в ресторане «Южный Урал». Посидели, отпраздновали и разошлись.

Кроме медалей что-то еще дарили игрокам?
Да, дарили, но в основном всякие вещи, полезные в быту. Мне помню, подарили чайный сервиз. Больших подарков не было.

Хоккеисты тогда считались обеспеченными людьми?
Конечно, нет. Ставка в команде варьировалась от 1200 до 1600 рублей, при условии, что средняя пенсия составляла 1200. Рабочие на заводе получали больше…

Всегда воспитывал у хоккеистов чувство патриотизма к Челябинску и «Трактору»

Сколько лет вы уже работаете в школе «Трактора»?
В 1978 году я закончил профессиональную карьеру и три года помогал Геннадию Цыгурову в команде мастеров. Получается, что в школе я работаю с 1981 года. То есть уже 29 лет. Так что скоро юбилей.

Команды каких годов рождения вы тренировали?
Первая моя команда – это были ребята 1970 года рождения. Отличный коллектив, который я взял в возрасте 10 лет и вел до конца. С этой командой, в которой играли Андрей Баталов, Станислав Туголуков, Сергей Тертышный, Павел Лазарев, Евгений Бобыкин, Дмитрий Иванов, Андрей Кудинов, мы трижды становились чемпионами СССР. Посмотрите какая россыпь имен. Затем мне дали команду 1975 года рождения, с которой мы были чемпионами четырежды. Из той команды в сборную страны попадали Виталий Ячменев, Владимир Кречин, Дмитрий Леонов. Этот год также оставил только положительные воспоминания. После них я «с нуля» взял ребят 1985 года, которых довел до выпуска. С ними мы выигрывали «золото» и «серебро» российских первенств. К сожалению, в последние два года много ребят разъехалось. Артем Козицын уехал в Москву, Иван Пудов в Омск. Алексей Хакало в Уфу, Григорий Шафигулин в Ярославль и команда от этого, конечно, не могла выиграть. На наш заключительный финал чемпионата страны я взял в команду пятерку 1984 года, в которой были Саша Семин, Саша Шинин, но их в финальном турнире забрали в сборную страны, фактически обескровив «Трактор». Естественно, что достичь положительного результата тогда было практически невозможно. Затем у меня был 1993 год, который я тренировал пять лет. Помню, за Максимом Шалуновым приезжали из Ярославля. Хотели забрать его, но мы дружно тогда отстояли Максима для команды, и он остался здесь.

У каждого тренера есть свои постулаты, касающиеся тренировочного процесса. Какие они у вас?
Я изначально ориентируюсь на развитие игрового мышления у хоккеистов. Ставлю именно его во главу угла. Нужно думать на площадке и понимать к чему приведет каждое игровое действие. Также воспитывал у своих игроков чувство патриотизма к бренду «Трактора» и дух победителей. Выигрывать каждую игру – такая у меня была установка. Когда остальные команды занимались чисто силовой подготовкой, мои ребята играли в гандбол, баскетбол, где, по сути, и наигрываются какие-то взаимодействия. Чувство локтя – вот что важно.

Были ли у вас любимчики среди хоккеистов?
Были, но виду я никогда не подавал. В «Тракторе-70» было очень много хороших ребят: Леша Коковин, Леня Штефан, Дима Иванов, Сережа Тертышный, Женя Бобыкин, Стас Туголуков, Андрей Кудинов, Паша Лазарев. Про Пашу, вообще, отдельная история. Мне тренеры говорили, гони ты его прочь, у него слишком много лишнего веса. Все на предсезонке бежали 3 километра за 11-12 минут, а Паша за 17. На тренерском совете все посмеивались, а я говорил, что выгнать-то никогда не поздно. Куда денется пацан, если его погнать из школы? Да никуда. Поэтому мы и по сей день очень хорошо дружим. В «Тракторе-75» нравился Виталий Ячменев, поигравший в НХЛ вместе с Уэйном Гретцки, Саша Бойков, игравший за ХК МВД в финале Кубка Гагарина прошлого сезона. Про Ячменева также отдельная история. Когда его брали играть за юношескую сборную страны, у команды были сборы в Альбервилле и в один из моментов, поднимаясь в горы на автобусе, Витале стало плохо. Тогда тренеры сборной практически поставили на нем крест. Говорили - хиляк. Теперь все видят, какой «хиляк» вырос в итоге. Нельзя так. Это неправльно.Григорий Шафигулин и Артем Козицын очень нравились мне в «Тракторе-85». Хороши были и Ваня Пудов, Женя Попов, Леша Хакало, Сергей Свирепо. Была такая история. Приезжает ко мне в летний лагерь папа Артема Козицына, и говорит, подпишите переход Артема в московское «Динамо». Естественно, что я сказал нет, не отдам своего игрока. В итоге все получилось против моей воли. Артем отыграл сезон в Москве и уехал в Северную Америку, где получил тяжелую травму, поставившую крест на его карьере. Вот такая судьба…Теперь Артем хочет стать тренером, но я говорю ему, что это очень непросто. Быть тренером это огромнейшая ответственность, ведь каждый считает себя в праве давать советы как тренировать и строить отношения с игроками. Каждый считает себя умнее тренера, и я думаю, что это немного неправильно.

Почему успешные годы в хоккейных школах идут как бы «волнами». Допустим, «Трактор-70» был очень успешным, а «Трактор-71» менее?
Все зависит от подбора игроков, но большая роль здесь принадлежит и тренеру. Именно он является тем рычагом, который даст ход молодым хоккеистам.

Виктор Михайлович Перегудов в интервью говорил, что Андрей Назаров и Сергей Гончар дарили ему машину. У вас было что-то подобное?
Кстати, я немного тренировал и «Трактор-74», который впоследствии вел Виктор Перегудов, но подобных подарков у меня все-таки не было. Хотя поступок ребят вызывает уважение.

Чем вы сейчас занимаетесь в школе «Трактора»?
Мы вместе с Виктором Михайловичем Перегудовым занимаемся с детьми. Ставим катание, прививаем любовь к хоккею и спорту и определяем для ребят места на площадке. В прошлом сезоне у нас был 2002 год. Сейчас 2003.

В семье мы постоянно говорим о хоккее

Школа «Трактор» ведет свою историю с 1947 года. Вы же пришли в нее в 1959 году. Ваше мнение, как получилось, что школа «Трактор» стала одной из ведущих в России? Что этому способствовало?
Только традиции. Москва боялась, и будет бояться нас. Так сложилось. Есть здесь у нас на Урале почва для роста хоккеистов, поэтому Челябинск был и остается кузницей кадров для российского хоккея.

Вспомните, как строился дворец спорта ЧТЗ?
Стройка была очень важная. Тогда дворец был просто необходим городу. Понятно, что строился он по современным меркам довольно допотопно, но по тем временам он все равно был хорош.

Получается ли сейчас посещать матчи клуба?
К сожалению, очень редко. В прошлом сезоне был всего на 2-3 играх.

Смотрите ли вы хоккей по телевизору?
Я очень люблю хоккей и сейчас, после подключения кабельного телевидения испытываю сильные эмоции от просмотра матчей КХЛ и НХЛ.

Как вы относитесь к тому, что наши молодые российские хоккеисты уезжают играть в юниорские лиги США и Канады?
Еще мой сын Максим и Сережа Гончар уезжали в Северную Америку в 90-е годы. Максим начинал в одной команде с Валерием Буре, и у них даже было соревнование, кто больше забьет. В итоге Валера оказался в «Монреале», а Максим в «Сент-Луисе», где сыграл всего несколько матчей. Северная Америка это рулетка, где угадать повезет или нет невозможно. А то, что из Челябинска будут уезжать молодые игроки это факт, у нас слишком талантливые хоккеисты.

Как вы оцените идею создания Молодежной хоккейной лиги?
Главное, что благодаря МХЛ мы сохраним много молодых хоккеистов, которые были бы потеряны в 16-17 лет. Так что лига, несмотря на год существования, идет правильным путем.

Есть такая проблема. Большая группа игроков после окончания школы не имеют возможности продолжить карьеру дальше. Часть уходит в МХЛ, часть растворяется в жизни. Что нужно сделать, чтобы не терять игроков?
Сложно сказать. Нужно уметь разглядеть талант. Кто-то будет играть в НХЛ, кто-то в КХЛ, кто-то в высшей или первой лиге. Это жизнь и ничего здесь не исправить.

Расскажите о своей семье…
Олег сейчас работает тренером в школе «Трактора». Максим прошлый сезон отыграл в Оренбурге, и я пока не знаю, где он проведет следующий сезон. У Максима есть высшее образование, и, думаю, он найдет себя в дальнейшей жизни.

Есть ли у вас внуки и занимаются ли они хоккеем?
Скажу больше. Есть даже правнук. Также у меня есть три внучки: два у Максима и одна у Олега.

Считаете ли вы, что в семьях должна быть преемственность, ведь ваши сыновья пошли по вашим стопам. Или все-таки дети должны выбирать свой путь сами?
Родителям всегда приятно, когда дети превосходят их. Но решать всем равно им…

Как-то влияли на карьеру своих сыновей?
В нашей семье мы постоянно говорим о хоккее, поэтому без подсказок просто никак. От этого никуда не уйдешь.

Как предпочитаете отдыхать?
Люблю игры: бильярд, теннис, шашки. И везде люблю выигрывать. Это для меня основной жизненный принцип.

Если бы сейчас на площадку вышли «Трактор-77» и «Трактор-2010». Как бы сложилась игра?
Понимаете, время не стоит на месте, поэтому сравнивать команды нет смысла. Каждый хоккей хорош по-своему.

Представляете себе жизнь без хоккея?
Нет. Это очень трудно. Для меня хоккей это все. Без хоккея жизни для меня нет.

Вы сделали в хоккее все или все-таки нет?
Нет. В этой жизни сделать всего просто нельзя.

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.