Нашли ошибку?

Дерон Куинт: Когда-то и я прожигал время и деньги на вечеринках

«Попробую побить рекорд Дэллмана»

У вас уже десять заброшенных шайб в этом сезоне. Вы лидируете в «Тракторе» и по голам, но и по набранным очкам. Защитники не так уж часто могут похвастаться подобными результатами.
Чудеса, да и только (смеется). С одной стороны, мне, конечно, везет, но с другой, десяток шайб – это прямое следствие того, что я постоянно бросаю по воротам. Жаль, что мои голы не всегда помогают команде победить. В самом деле, я бы с удовольствием обменял их на пару побед.

У лучшего снайпера среди форвардов в «Тракторе» на счету 5 шайб – вдвое меньше, чем у вас. Говорят вам что-то на этот счет нападающие? Завидуют, наверное?
Особых разговоров на эту тему не было (улыбается). Думаю, что в самое ближайшее время парни исправят ситуацию. Еще не сыграно ведь даже половины сезона. Пока с нападением у нас есть определенные проблемы, чего уж тут скрывать.

Уже подумываете о том, чтобы побить рекорд Кевина Дэллмана, который настрелял 28 шайб в регулярке-2008/09? Кстати, вы знакомы с ним?
Знаю его, но совсем немного. Два года назад он, конечно, провел фантастический сезон. Побить его рекорд будет крайне сложно, но если я не сбавлю обороты, то можно попробовать.

«Сезон в Нижнекамске оставил смешанные впечатления»

Как вам Челябинск?
Отличный город. Главное, что тут очень любят хоккей. На каждом матче нас поддерживают тысячи преданных болельщиков. На высоком уровне и клубная инфраструктура. В общем, я всем доволен.

Один живете?
Да, моя семья – жена и две дочки – остались в Америке. Но они уже приезжали ко мне в гости.

Сколько дочкам?
Пять лет старшей, и три – младшей.

До Челябинска вы немало поиграли в Европе, тогда семья была с вами?
Мы жили все вместе, когда я играл в Берлине. Жене и дочкам пришлось вернуться в Штаты чуть больше года назад, когда я отправился в Нижнекамск. Им там было бы сложновато.

Сколько человек в «Тракторе» владеют английским?
Так... Человек 10-12 довольно сносно говорят.

Это больше, чем было в «Нефтехимике»?
Да. Там набиралось три-четыре человека, поэтому-то в «Тракторе» мне намного комфортнее.

В Челябинске журналисты терзают вас после каждого матча. Прежде сталкивались с таким вниманием к себе? Утомляет?
Я понимаю, что такова моя работа, поэтому воспринимаю все это спокойно. Что касается прежних лет, то в Германии внимания ко мне было не меньше.

Вполне возможно, что «Трактор» будет бороться за путевку в плей-офф именно с «Нефтехимиком». Что думаете об этом совпадении?
Думаю, что «Трактор» должен выходить в плей-офф в этом сезоне. Уверен, что с новым главным тренером мы справимся с этой задачей. Нам по силам обойти в таблице и «Нефтехимик», и еще целый ряд команд.

А вас хотели удержать в Нижнекамске этим летом?
Мы обсуждали возможность продления контракта, но я решил, что лучше сменить команду. Хотелось играть в большом городе, поэтому предложение из Челябинска принял с удовольствием.

Сами как оцениваете год, проведенный в «Нефтехимике»?
Пожалуй, прошедший сезон оставил смешанные впечатления. Я всю свою жизнь играл в атакующем ключе, а в Нижнекамске во главу угла ставились действия в обороне, поэтому мне было сложно приспособиться. Тренировки у Крикунова, к тому же, слишком уж тяжелые. Но команда выступила хорошо: мы на равных бились с «Салаватом» во втором раунде и уступили в шести матчах.

«Я единственный хоккеист в моем родном городе»

Расскажите о вашем родном городе, о штате Нью-Хэмпшир.
Я родился и вырос в маленьком городке под названием Дарем. Население его составляет 15 тысяч человек. Штат Нью-Хэмпшир – один из самых маленьких в США, находится на северо-востоке. В этой части страны много лесов, больших гор, на которых занимаются горнолыжники. Климат практически ничем не отличается от уральского.

Знаете, что в Нью-Хэмпшире живет примерно столько же людей, как и в Челябинске?
Узнал совсем недавно от своего отца (улыбается). На прошлой неделе мы говорили по телефону, и он сказал, что искал в интернете информацию о Челябинске и с удивлением обнаружил, что здесь живет больше миллиона человек. Я всегда любил мегаполисы, мне нравится, что в большом городе у тебя есть множество вариантов, как провести свободное время.

Какие виды спорта популярны в тех местах, откуда вы родом?
Бейсбол и американский футбол, как и повсюду в США.

Однако, если не ошибаюсь, Нью-Хэмпшир не представлен ни одним клубом в главных североамериканских лигах.
Так и есть, поэтому люди болеют за клубы из Бостона: баскетбольный «Селтикс», бейсбольный «Ред Сокс» и хоккейный «Брюинс». До Бостона километров 80 где-то, и все ездят туда. Также в штате Массачусетс базируется футбольная команда «Нью-Инглэнд Пэтриотс».

Почему вы выбрали хоккей? Наверняка Ведь занимались и другими видами?
В детстве я занимался еще европейским футболом, но игра в хоккей доставляла мне все-таки наибольшее удовольствие, поэтому в итоге я сделал имено такой выбор.

Из вашего города вы единственный профессиональный хоккеист?
Думаю, что да (смеется). Во всем штате, конечно, больше. Например, мой близкий друг, с которым мы вместе росли, Фред Мейер сейчас играет за «Атланту» в НХЛ.

«Боже, как давно это было…»

Теперь давайте поговорим о годах, проведенных вами в НХЛ. И начнем с дебютного сезона. Уже в декабре 1995 года вы вписали свое имя в историю НХЛ, повторив рекорд, установленный в далеком 1931 году Нелсом Стюартом. Как защитнику удалось забросить две шайбы за 4 секунды?
Случай был, конечно, просто потрясающий. Боже, как же давно это было… Я забил первый гол, потом Алексей Жамнов выиграл вбрасывание, шайба попала ко мне, и я бросил ее по борту. На старых аренах из стекол выступали небольшие кусочки металла – с их помощью стекла крепились на бортах. Так вот, когда вратарь соперника поехал за ворота, чтобы остановить шайбу, она угодила в этот самый кусочек металла и отскочила в сетку.

Как думаете, будет ли когда-то побит этот рекорд?
Довольно проблематично будет забить два гола еще быстрее, но кто знает, может, кому-то и удастся.

В том сезоне в «Виннипеге» было много игроков из России: Жамнов, Королев, Твердовский, впервые обратил на себя внимание Хабибулин. Но был и еще один, сыгравший лишь в четырех матчах. Сегодня Равиль Гусманов – один из ваших тренеров.
(Улыбается) Да, действительно интересно, как жизнь сводит тебя с разными людьми.

Вы общались с ним до этого сезона?
Да, встречались на Кубке Шпенглера в 2005 году, когда я играл за «Айсбэрен», а Равиль – за магнитогорский «Металлург». Ну и в прошлом сезоне, когда он еще был действующим игроком.

В 1996 году «Джетс» переехали из Канады в США и стали называться «Койотис». В штате Аризона впервые появился клуб НХЛ. Какие воспоминания остались у вас от того времени?
Поначалу у клуба было немало проблем. Например, с ареной, которая не была предназначена для проведения хоккейных матчей. Другая проблема была в том, что в Финиксе всегда жарко, средняя температура около 25 градусов. В такой обстановке хочется заниматься чем угодно, только не хоккеем. Но постепенно мы адаптировались.

В дебютном сезоне вы сыграли 51 матч, а потом стали выходить на лед все меньше. Почему?
Я был молод, мне же двадцати еще не исполнилось, когда я начал играть за «Виннипег». После переезда в Аризону клуб решил сделать ставку на опыт и подписал ряд игроков постарше. Я потерял постоянное место в составе, но это только подстегнуло меня усерднее работать на тренировках.

«В 99 случаях из 100 у тебя сносит крышу»

Одним из первых легионеров в истории «Трактора» был канадец Джейсон Дойг, с которым вы поиграли вместе в «Виннипеге» и «Финиксе». Знаете, чем он запомнился челябинским болельщикам?
Чем же?

Тем, что перебывал чуть ли не во всех ночных клубах города и покинул команду, не сыграв и 15 матчей.
(Смеется) Интересно. Я помню Джейсона, в 90-е годы он был большим, сильным защитником.

Сами по молодости были любителем ночных клубов?
Когда ты только начал взрослую жизнь, а уже играешь в НХЛ и зарабатываешь миллионы, в 99 случаях из 100 у тебя сносит крышу. В молодости все совершают необдуманные поступки, потому что хочется попробовать все, что тебе предлагает жизнь. Когда-то и я прожигал время и деньги на бесконечных вечеринках, но жизнь меняется, и вот мне 34 года, у меня жена и дети (улыбается).

В сезоне-1999/00 вы сыграли 4 матча за «Нью-Джерси», а эта команда выиграла тогда Кубок Стэнли. Вам достался перстень?
Нет, ведь я провел там совсем немного времени. Команда была у «дьяволов» в те годы просто великолепная, мне приятно даже то, что я сыграл за нее несколько матчей.

В следующем сезоне вы приняли участие в другом историческом событии – первом сезоне «Коламбуса».
Здорово было тогда. На протяжении трех, по-моему, первых сезонов на каждой домашней игре был аншлаг. Новая команда, новая арена, бешеная поддержка трибун – все получали удовольствие от игры. В том сезоне я однажды забросил три шайбы за период – тоже яркое воспоминание.

Тренировал «Коламбус» тогда, кажется, Дэйв Кинг?
Да.

Знаете, что он работал в России?
Конечно, в Магнитогорске. Я даже знаю, какой следующий вопрос вы зададите (смеется).

Какой же?
Читал ли я его книгу.

Так что? Читали?
Нет, но я наслышан о ней (смеется). У меня от работы под его руководством остались самые положительные воспоминания. Дэйв давал мне много игрового времени.

«Хочу научиться кричать как Назаров»

В 2001 году вы сыграли за сборную США на чемпионате мира в Германии и заняли там четвертое место. Вам уже тогда понравилась эта страна?
В какой-то степени. Когда я собрался поехать в Германию, мне помогло то, что скауты многих немецких клубов своими глазами видели меня в деле.

В сезоне-2002/03 вы вернулись в «Финикс», где играли вместе с Андреем Назаровым. Были удивлены, узнав, что он работает тренером?
Удивило скорее то, что он работает тренером уже четвертый сезон, хотя сам старше меня на два года. Назаров запомнился мне как жесткий игрок и приятный в общении человек. Видел и слышал, как он кричит на своих игроков, стоя на тренерской скамейке. Если стану тренером однажды, то хочу научиться кричать так же громко (смеется).

На следующий год вы переехали в Чикаго, где почти 10 лет спустя воссоединились с Алексеем Жамновым и Игорем Королевым. Сегодня поддерживаете с ними отношения? Знаете, где они сейчас?
Алекс работает в Чехове. Этим летом, как и предыдущим, он звонил мне, звал в «Витязь», но не срослось. Хочу пожелать его команде выступить в этом сезоне лучше, чем в предыдущем. Игорь Королев еще недавно играл в «Локо», но уже завершил карьеру.

В 2004 году, когда начался локаут, вы поехали в Италию. Затем поиграли в Швейцарии и Германии. Чем запомнилась каждая из этих стран?
В Италии я провел всего несколько месяцев. Прекрасная страна, великолепная еда (улыбается), доброжелательные и общительные люди. Просто сказка, а не жизнь. Но уровень хоккея оставляет желать лучшего. Затем я поиграл пару месяцев в Швейцарии за «Клотен». Там тоже условия великолепные, а чемпионат намного сильнее итальянского. Но я твердо решил, что хочу уехать в Берлин. Огромный город, сильный чемпионат, новая арена на 15 тысяч зрителей, все говорят на английском языке. Думаю, что, если не считать Россию, это лучшее место в Европе, куда может поехать хоккеист из Северной Америки. Я провел там четыре прекрасных года.

Вы пытались вернуться в НХЛ в 2007 году, подписав контракт с «Айлендерс», но дело ограничилось пятью матчами.
Все обстояло немного не так. Не могу сказать, что хотел вернуться в НХЛ. Просто в Германии закончился сезон, и у меня появилась возможность сыграть за «Айлендерс» в конце регулярного чемпионата НХЛ. Когда сезон закончился, я поспешил улететь в Берлин к жене и своим дочерям.

«Я еще не наигрался!»

Лучший игрок, с которым вам когда-либо пересекались в одной команде?
Сложный вопрос. Мне доводилось выходить на лед со множеством игроков, чьи имена навсегда останутся в истории хоккея. Если вы хотите услышать какое-то конкретное имя, то я назову… (после продолжительной паузы) Джереми Реника. Этот человек был настоящим профессионалом. Великолепный игрок, который понимал, что работа хоккеиста не заканчивается в тот момент, когда он уходит со льда. Джереми всегда уделял внимание болельщикам, подписывал автографы всем желающим, фотографировался с каждым, кто просил его об этом. Для меня Реник был и остается образцом того, каким должен быть профессиональный хоккеист.

А кто ваш самый близкий друг из числа тех, с кем вы играли?
Я играю в хоккей уже не один десяток лет. За эти годы у меня было множество друзей. В каждой новой команде, в каждом новом коллективе ты встречаешь людей, которые становятся твоими хорошими друзьями. Поэтому здесь еще сложнее выбрать одного человека. Давайте я лучше скажу, кто мой самый близкий друг в «Тракторе»? Это Геннадий Разин, с которым я играю вместе уже второй сезон. Рад, что мы оба перешли в «Трактор» этим летом.

Как долго собираетесь еще играть?
Пока не почувствую, что пора заканчивать.

С «Трактором» у вас контракт на год?
Да, но я готов играть в Челябинске до тех пор, пока клуб во мне заинтересован.

Может быть, и карьеру готовы закончить в «Тракторе»?
Как я уже сказал в начале нашего разговора, мне в Челябинске все очень нравится, так что почему бы и нет.

А думали о том, чем будете заниматься после? Вот ваш бывший одноклубник по «Финиксу» Тревор Летовски, завершивший карьеру в прошлом сезоне, вернулся домой и тренирует детей. Вам это было бы интересно?
Думал и даже обсуждал этот вопрос с женой. Мне скоро исполнится 35 – не за горами время, когда нужно будет заканчивать с хоккеем. Точно сказать, буду ли я заниматься тренерской работой, не могу, но я рассматриваю подобный вариант. Правда, я, скорее, вижу себя тренером-ассистентом. Слишком уж большая ответственность ложится на плечи главного тренера. Мне будет тяжело психологически. Серьезно подумаю над этим, когда придет время, потому что пока я еще не наигрался!

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт/водительские права).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.