Нашли ошибку?

Никита Тертышный: Мне дали шанс, и я смог им воспользоваться

Никита Тертышный: Мне дали шанс, и я смог им воспользоваться

Форвард «Трактора» Никита Тертышный, который стал одним из главных открытий старта сезона, в интервью KHL.ru рассказал о своей результативности, сравнении с Сергеем Мозякиным, отношении к критике и будущем отцовстве.

В прошлом сезоне Никита Тертышный стал лучшим снайпером и вторым бомбардиром регулярного чемпионата ВХЛ, а потом выиграл вместе с «Югрой» Кубок Петрова. Летом он вернулся в родной Челябинск, подписав просмотровый контракт. После результативной игры на Sochi Hockey Open с ним было подписано полноценное соглашение. Потом Тертышный забил первый гол «Трактора» в новом регулярном чемпионате, набирал в очки в семи матчах со старта сезона, стал лучшим бомбардиром команды и идёт в числе самых результативных игроков лиги.

«Даже не мог предположить, что так скоро вернусь в «Трактор»

Ваша результативная серия из семи игр закончилась на матче с минским «Динамо». Думали об этом, или после такого поражения мысли совсем другие были?
Даже по ходу сезона не думал о своей результативной серии. Видел, что выкладывали информацию, ребята об этом говорили, но я на этом не зацикливался. Такие серии бывают у всех, у кого-то – и больше. Просто 0:5 в матче оставил осадок – конечно, было очень неприятно, что мы так проиграли, еще и на домашнем льду. Такую игру надо просто забыть.

Вообще ожидали от себя такой результативности на старте чемпионата? Вы были даже третьим бомбардиром КХЛ.
Просто на предсезонке серьёзно поработали и у нас в звене сложилось хорошее взаимопонимание – Томаш Гика и Лукаш Седлак тоже набирают очки. Я не представлял, что буду результативно играть, просто хотелось закрепиться в составе, а там уже пошло по нарастающей. И, слава богу, что всё получается.

Как вам удалось так быстро сыграться с Седлаком и Гикой?
Сначала мы играли вместе с Виталием Абрамовым, мы с ним сразу нашли общий язык, потому что у нас одинаковый стиль игры и схожее мышление на площадке. Немаловажно, что у нас хорошие отношения и в раздевалке. Я знаю английский язык, и мы много общаемся. В нашей пятерке ещё защитники Сергей Телегин и Ник Бэйлен, а они играют вместе второй сезон и хорошо друг друга понимают. За счёт всего этого у нас и получается такое взаимопонимание.

С Абрамовым у вас есть конкуренция за место в звене?
Конкуренция у нас есть во всех звеньях. Но всё зависит от тренеров: поставят в другое звено – пусть будет так, надо работать дальше. Виталик ищет свою игру, ему пока тяжело перестроиться после АХЛ. Но, думаю, скоро у него всё пойдёт на лад. Нас потом могут и вместе поставить обратно. Возможно, будут какие-то новые звенья, у тренеров должны быть варианты в запасе.

То, что вы забросили первую шайбу «Трактора» в сезоне, символично?
Для болельщиков – да, символично. Я вернулся и забросил первую шайбу, хотя она такая курьёзная получилась. Я бы сказал, что это стечение обстоятельств и удача. Хотя, конечно, приятно забивать стартовый гол сезона, тем более, для меня это дебютная шайба в КХЛ вообще.


Год назад с какими эмоциями вы уезжали в «Югру»? Попрощались с Челябинском надолго или собирались скоро вернуться?
Так как меня обменяли в начале сезона вместе с правами, то подумал: «Ну всё». Даже не мог предположить, что так скоро вернусь. У меня были предложения из других клубов в межсезонье, но они не устраивали меня по семейным обстоятельствам. С женой мы не могли бы переехать куда-то на Дальний Восток, хотелось быть где-то ближе к Челябинску, к центру России. Поэтому «Трактор» был лучшим вариантом. Я разговаривал с Иваном Савиным и Анваром Гатиятулиным, и они объяснили, какую роль мне предоставят в команде. Мне дали шанс, и я смог им воспользоваться.

Инициатива шла именно от «Трактора»?
Да. После того, как я выиграл Кубок с «Югрой», на меня выходили несколько клубов, но эти предложения мне не подходили. По условиям лучше всего было остаться в Ханты-Мансийске. И через две недели после подписания нового контракта мне позвонили из Челябинска. В итоге приняли решение подписать просмотровый контракт с «Трактором», чтобы было понятно, дотягиваю я до уровня КХЛ или нет.

Какие-то обиды на «Трактор» остались? Вас ведь и в детстве недооценивали: в школе отправляли во вторую команду 1998 года рождения – «Белые Медведи».
Я играл в школе ЦСКА, когда мой отец выступал в Москве, и там у меня все хорошо получалось, играл во второй пятёрке. Тренер мне говорил оставаться там в интернате, но родители решили забрать меня в Челябинск. Год я отыграл в «Трактор-98», там тогда были одни звёзды, которые сейчас выступают на высоком уровне. Потом меня отправили в фарм-клуб, так как ребят много, и конкуренция в команде была очень высокая. Меня только на выпуске потом пригласили в «Трактор». Дальше попал в ЮХЛ, потом в МХЛ, так что всё шло по нарастающей. Где-то я был маленький, физически слабый, поэтому двигался потихоньку, ступенька за ступенькой.

«Кубок Петрова починили в Челябинске, он теперь самый прочный»

«Югре» вы можете выразить слова благодарности, что она отпустила вас в «Трактор»?
Да, огромное спасибо «Югре», ведь меня могли и не отпустить. Генеральный менеджер Сергей Гусев очень нравится мне как человек, он по-честному относится к игрокам. Как бывший хоккеист он понимает всё изнутри. Сергей Владимирович делает всё для развития пацанов. Побольше бы таких людей в нашем хоккее – и у нас бы больше загоралось «звёздочек». Руководство и тренерский штаб создают отличный микроклимат в команде. Сейчас там новые хоккеисты, но «Югра» продолжает выигрывать. Я везде говорю, что Ханты-Мансийск мне стал вторым домом.

Чемпионство ВХЛ придало вам уверенности в своих силах?
Конечно, был толчок. Когда я уезжал в «Югру», у меня были амбиции добиться большего. Тогда я женился, выиграл Кубок, так что всё складывается, слава богу, хорошо. И сейчас в «Тракторе» великолепная атмосфера, все друг друга уважают, один позитив. Даже после проигрыша от 0:5 от минского «Динамо» не было негатива, хотя это неприятное поражение перед своими трибунами. Сейчас первая цель – регулярный чемпионат, потом первый раунд плей-офф, второй, третий… и, конечно, Кубок Гагарина.

Не громкое ли заявление?
У всех есть амбиции. Всё должно быть постепенно, ступенька за ступенькой. Если, конечно, всё время думать о Кубке, мы не будем жить настоящим временем. Сначала нужно хорошо отыграть в регулярке, а потом проходить раунд за раундом. В «Югре» у нас было так же.

Из «Югры» в этом сезоне в КХЛ ещё выстрелил Кирилл Пилипенко в ХК «Сочи», а также целый ряд других игроков ВХЛ – Жабреев, Рашевский…
В ВХЛ в принципе много хороших ребят. У меня был партнёр Антон Берлёв, он вообще в КХЛ не выступал, но, я считаю, мог стопроцентно играть в третьем звене, но ему не давали шанса. То, что у ребят не получается закрепиться, зависит не только от них, там много нюансов. И в КХЛ очень высокая конкуренция, чтобы попасть сюда, надо быть на ведущих ролях в ВХЛ. Пилипенко – лучший бомбардир чемпионата, MVP плей-офф, я был уверен, что у него в Сочи всё хорошо будет. Он голеадор, может отдать и забить, в него просто надо верить.

Как вы умудрились сломать Кубок Петрова во время празднования?
Он уже был расшатанным, чашка погнулась. Это копия Кубка. Так что приехал в не очень хорошем состоянии, а мы его ещё и уронили. Как именно – не знаю, я уже с утра это увидел. Такое бывает во время празднования, это эмоции. Зато весело было (смеётся). В КХЛ есть доверенное лицо, которое ездит с Кубком Гагарина, а в ВХЛ мы передавали друг другу, подписывали бумагу, что за него будем ответственны. Но, когда я привозил Кубок Петрова в Челябинск, то его починили. Теперь это самый прочный кубок. Здесь у всех тех, кто связан с железом и ремонтом, золотые руки.


С Сергеем Телегиным вы подружились ещё в Ханты-Мансийске?
Я, когда приезжал в «Югру» в аренду два года назад, знал, что там играют челябинские ребята – Иван Савчик и Серёга Телегин. Мы начали общаться, тем более что в Хантах такая атмосфера, что все друг другу как родные. Я впервые с таким сталкивался, и вот теперь в «Тракторе» так же. Я со многими здесь хорошо общаюсь, но Серёга мне ещё по возрасту подходит. То, что мы вместе с севера вернулись, нас тоже сплотило. У нас есть своя компания, с которой мы играем в видеоигры, в тот же PUBG, – я, Телегин, Карпухин, Фатеев. Неплохо играем, других людей по миру побеждаем.

Что за ритуал у вас с Телегиным перед матчем, когда вы идёте на лёд, и он кладёт вам руку на голову?
Мы ещё в «Югре» так делали. По очереди друг друга выводим. Это не ритуал, просто привычка. У всех команд есть какие-то свои традиции.

«Кто-то боится детей, а я, наоборот, хочу быстрее стать отцом»

То, что ваш отец, Алексей Тертышный, находится в тренерском штабе «Трактора», помогает?
Все постоянно спрашивают: «Отец, отец…». Интересно, а у Никиты Михайлиса тоже пытаются узнать, как ему с отцом работается?

Тоже спрашивают.
У нас только рабочие контакты. Со мной он общается так же, как и с другими. Конечно, вне арены он для меня отец, папа, а здесь Алексей Викторович, тренер по нападающим. В команде тоже никто не подшучивает, все прекрасно понимают, что никакого блата нет. Всё только через работу. У меня и дядя работает с защитниками в «Челмете». В прошлом году в начале сезона у меня в ВХЛ были и отец, и дядя в тренерском штабе. Если кто-то что-то на этот счёт говорит (хотя сейчас это уже редкость), то я просто не обращаю внимание.

В прошлом сезоне в интервью вы жаловались на критиков в Челябинске…
Это было ещё в сезоне 2019/2020: «Трактор» неудачно играл и находился внизу турнирной таблицы, и вот тогда был хейт. Понятно, люди злились, потому что хотели, чтобы мы выигрывали. Это понятная реакция. В соцсетях писали, было неприятно. Тогда мне было тяжело выдержать это психологически, а потом, когда повзрослел, стал по-другому реагировать. Сейчас хейта уже нет. Хотя я понимаю, что если что-то пойдёт не так, он может вернуться. Главное – как это всё воспринимать. Нужно не грузиться, а с позитивным настроем идти дальше. Приятно, когда люди поддерживают команду, даже если мы проиграли. Это добавляет тебе веры. И мы тоже должны благодарить болельщиков своей игрой.

Журналисты вас сейчас много хвалят, один из них даже сравнил вас по стилю с Сергеем Мозякиным. Не боитесь, что перехвалят?
По стилю, может быть, похож, но Мозякин – он такой один. Не знаю даже, когда ещё подобный игрок может появиться. Как играла тройка Мозякин – Коварж – Зарипов – это был какой-то космос! Я себя с такими людьми точно не сравниваю. Если позаимствовать у этих игроков какие-то хорошие качества – это да. До Мозякина мне ещё как до Китая пешком. Я вообще не особенно читаю, что про меня пишут в прессе. Надо просто работать, что тут «звездиться»? Это только начало чемпионата. Всё можно легко упустить.

В свободное время вы в видеоигры, получается, играете?
Нет, конечно. Я в интервью говорил об этом, и мне теперь все в раздевалке: «Игроман!» (смеётся). Свободное время провожу с женой – гуляем, на сериал турецкий подсели. В перелетах книжки читаю, когда приезжаем, тогда уже в игры играем по сети. Есть ребята в КХЛ, которые даже выступают в какой-то спортивной лиге по Counter-Strike, – Марсель Шолохов из «Трактора», Антон Бурдасов, Игорь Ожиганов. Я же чисто для души. Киберспорт всё больше и больше увеличивает свою аудиторию, хоккеисты тоже немного играют.

Также вы любитель татуировок.
Просто с детства я хотел сделать татуировку. И у нас была договорённость с родителями, что если мне исполнится 20 лет и я не передумаю, то смогу сделать. И поехал в Москву в тату-салон Тимати, хотя его я не встретил (смеётся). Мне просто нравится, я делаю не для красоты, каждая татуировка связана с каким-то приятным моментом, воспоминанием.

Говорят, вы кошатник?
Да, я люблю кошек. У нас есть кот, и мы даже думали второго завести, но пока не стали. Я люблю и собак, у нас даже была одна, но мы отдали её на следующий день. Всё сгрызла. Кошки мне как-то по духу ближе – корми да чеши его, а он сам по себе ходит. Тем более, с собакой гулять нужно, а у нас на это нет времени. Также она скучает одна дома. Кот, думаю, тоже тоскует без хозяев, но не сильно. У него всегда всё хорошо.

Вы уже объявили в соцсетях, что ваша жена ожидает малыша. Готовы к скорому отцовству?
Я уже столько книжек перечитал – будь здоров! Хотя мне все говорят, что в жизни не так будет. Но это помогает быть готовым психологически. Кто-то боится детей, а я, наоборот, хочу быстрее стать отцом. Кому-то в 23 года рано, но для меня – самое то. Я воспитан так, что детей надо заводить пораньше. Для меня семья – это всё. Кто будет, девочка или мальчик, пока секрет. Скорее бы уже зима, чтобы стать батей.

Олеся Усова, специально для khl.ru

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.