Нашли ошибку?

Сборная России U17. Владимир Ионин: «В МХЛ самое сложное – привыкнуть к большим скоростям»

16-летний нападающий «Трактора-95» еще год может играть за школьную команду, но в этом сезоне уже тренируется с «Белыми медведями». Большую часть лета он провел в Канаде, оттачивая навыки катания в спортивном лагере для хоккеистов. Завтра Ионин уезжает в сборную России U17, чтобы принять участие в выставочных играх в Финляндии. Обо всех событиях своего насыщенного лета нападающий рассказал официальному сайту «Трактора».

Вова, ты тренируешься с командой МХЛ всего неделю. Тяжело, по сравнению со школой «Трактор»?

Тяжело. Сразу видно, что совсем другой уровень. Можно сказать, «Белые медведи» - полноценная команда мастеров, только ребята младше. Скорости здесь гораздо больше, надо быстрее думать на поле. Я еще не привык. В игровом плане, в плане организации все сильно отличается от нашей школьной команды.

В чем конкретно есть различия?

Количество тренеров, персонала. В команде МХЛ есть сервис-мены, массажисты. В нашем «Тракторе-95» было всего два тренера, иногда в поездки брали доктора, и все. А здесь все более профессионально. И сразу заметно разницу в возрасте. Мне 16 лет, а некоторым уже 21. Тяжело угнаться за старшими ребятами, а надо бороться с ними за место в составе. Они более взрослые, более опытные, быстрее думают на поле. В нашем возрасте разница в 3-4 года сильно сказывается в плане игры.

Что скажешь о работе с Сапожниковым?

Хороший тренер, с чувством юмора. Все нам подсказывает, объясняет – спокойно, по делу. Не замечал, чтобы он кричал на игроков, как большинство тренеров.

Андрей Сапожников не так давно завершил карьеру игрока. Ты видел его на льду?

Видел, но плохо помню, если честно. Андрей Викторович последние годы играл в «Витязе». Я тогда не мог подумать, что через пару лет он станет нашим тренером.

В каком звене тренируешься?

В пятой пятерке. Партнеры у меня хорошие – Слава Войнов, Женя Дадонов. (смеется)

После первой тренировки с МХЛ я чувствовал себя неуверенно, и папа сказал: «Что ты переживаешь, вон с тобой в тройке Женя Дадонов играет, чего с ним бояться!»

Нравится тебе кататься рядом с игроком NHL?

Да, Женя большой профессионал в плане техники, мощности. У него есть чему поучиться - хоккейному мастерству в обводке, финтам всяким, нестандартным решениям на поле. Мы вместе с ним делали упражнения, так Женя чудеса вытворял. (Дадонов и Войнов катаются с «Белыми медведями» - прим. Пресс-службы «Трактора»)

Расскажи про лагерь в Канаде. Чем занимались на тренировках?

Я был там месяц и две недели. В основном работали над катанием. Я туда ехал именно для того, чтобы исправить катание – считалось, что это слабая сторона моей игры, тяжелое оно было, неманевренное. Но я потренировался и исправил недостатки. Вот на днях у нас была двусторонняя игра «Белые медведи» против «Трактора-95». Мы с Лешей Закарлюкиным играли за команду 95 года. Мне после матча сказали, что катание действительно изменилось – стало полегче. Все даже говорят, что я похудел сильно после Канады. На самом деле нет, вес у меня прежний – 90 килограммов как было, так и осталось.

Ты пропустил месяц предсезонных сборов и «Белых медведей», и «Трактора-95». Как тебе разрешили?

Мой агент заранее договаривался с тренерами «Трактора-95» - у нас тогда был Анатолий Тимофеев – и они меня отпустили. Потом выяснилось, что меня приглашают пройти предсезонку с «Белыми медведями». Я об этом узнал за три дня до отъезда в Канаду. Все уже было запланировано, документы готовы. Папа тогда поговорил с администратором клуба, с директором – договорились, что меня отпустят в Канаду, а по приезду я прихожу и начинаю тренироваться с «Белыми медведями». Конечно, тренерам хочется, чтобы свои ребята тренировались у них в команде, а не где-то за океаном, они все-таки ревностно к этому относятся. Но мы нашли компромисс.

Ты освоил что-то новое в Канаде, а теперь тренеры не пытаются тебя переучить?

У меня уже не тот возраст, чтобы переучиваться. Надо делать то, что говорит тренер – бежать, лезть на ворота, в нужных моментах сталкиваться, иногда играть жестко, если это требуется по ситуации.

Кстати, насчет жесткой игры. В канадских лагерях учат драться…

Да, у нас два раза в неделю были занятия по боксу. Без спаррингов, просто отрабатывали технику, удары. Надеюсь, что в ближайшее время не придется без нужды применять это на практике.

Тем не менее, травмы у тебя случаются. Как на это реагируют родители?

Конечно, они переживают. Для родителей, особенно для мамы, я еще маленький мальчик. Но я с 5 лет в хоккее, к синякам и ссадинам уже привыкли. Вот когда случаются серьезные травмы, родители сильно переживают, везде со мной ездят, помогают восстанавливаться... У нас никогда не идет речь о том, чтобы сменить хоккей на что-нибудь более спокойное. Моя жизнь – это хоккей, я не представляю, чем еще мог бы заниматься. Хотя, я в школе нормально учусь. Ну, как нормально…

Как все хоккеисты?

С нас спрос все-таки меньше, чем с остальных. Если тихо сидишь – тебя не дергают. И обращают внимание на тех, кто много работает. Но я правда хорошо учусь. В аттестате за 9 класс всего одна тройка. Я старался, что мог исправлял.

Говорят, в хоккейных классах творятся полнейшие безобразия на уроках…

Слухи преувеличены. Примерно как с нашей молодежной сборной на Чемпионате мира – они чуть-чуть пошалили, а скандал раздули на весь мир. Ничего уголовного у нас на уроках нет.

Учителя общаются с вашими тренерами?

Да, бывает, что учителя звонят и просят тренеров успокоить своих ребят, чтоб мы вели себя прилично. Но у нас половина класса – из школы Макарова и других команд, на всех сразу не повлияешь. Так что тренер в последнее время не особо обращал внимание на звонки классного руководителя. Но сейчас у нас новые тренера – не знаю, как с ними будет. Может, они строгие в этом плане.

Кроме Евгения Галкина, кто будет работать с «Трактром-95»?

Олег Васильевич Черкасов. Он раньше был вторым тренером «Трактора-94». Я с ним хорошо знаком. С Евгением Владимировичем Галкиным вот на днях познакомились, на двусторонней игре. Очень хорошие тренера. Они сразу нашли правильный подход к ребятам: не орут, спокойно все подсказывают, заметно, что им нравится с нами. Игроки отвечают тем же – слушают их, хотят с ними работать, выполнять их установки. Все очень довольны. Тренера взялись за команду с огромным желанием, и задачи перед нами поставлены высокие – третье место на финале будет считаться «удовлетворительным».

Сейчас «Трактор-95» играет на турнире в Магнитогорске. Тебя туда не звали?

Нет, нам с Лешей Закарлюкиным сказали, что мы не поедем на турнир, а останемся здесь, с «Белыми медведями», чтоб потренироваться перед сборной.

Что за игры будут у России U17?

Три выставочные игры в Финляндии против их национальной сборной. Из «Трактора» будет три человека: я, Леша Закарлюкин и Валера Ничушкин. Придется серьезно биться за место в составе. На последнем турнире прошлого сезона я нормально отыграл, вот меня снова вызвали. Значит, дают шанс, и надо бороться, чтобы закрепиться в этой команде. Самый главный турнир будет в Канаде на Новый год, хотелось бы туда попасть.


Расскажи, где и с кем ты жил в Канаде этим летом.

Я жил с канадской семьей - муж Дони и жена Ким. Очень хорошая семья, мне понравилось у них. Здорово, что покушать они готовили привычную, почти русскую еду – макароны, картошку. Фастфуда было немного, не так, как в других семьях. В прошлом году в доме у канадцев, где я жил, даже сковородки и кастрюли не было, а тут целый набор. Дони и Ким поселили меня в подвале. Не удивляйтесь, это не такой подвал, в который сваливают ненужный хлам, как принято в России. Нет, там полноценные комнаты. У меня стояла кровать, мощная аудиосистема, камин, телевизор, две игровые приставки. В это время в Канаде была сильная жара – говорят, такое первый раз за 50 лет. Дома находиться просто невозможно. А у меня в подвале прохладно было, это очень хорошо, мне нравилось. Пришел с жары, в подвал спустился и отдыхаешь.

Что за программа, по которой семьи берут хоккеистов к себе жить?

Это не программа, агент Александр Владимирович Тыжных сам ищет своих знакомых в Канаде. Люди там все дружелюбные. Их просят взять к себе хоккеистов на месяц-полтора, и они спокойно соглашаются. Относятся к нам, почти как к своим детям. Кормят, помогают во всем.

Обычно это работающие люди или пенсионеры?

Работающие. Но мне в этот раз повезло. «Повезло» в кавычках – глава семьи, Дони, был все полтора месяца со мной, не работал и сидел дома, потому что у него была сломана челюсть.

Как ты общался с человеком со сломанной челюстью?

Он разговаривал, правда, плохо. Я и так не очень хорошо знаю английский, а его мне особенно тяжело было понимать. Но мы нормально нашли общий язык. Если совсем плохо, можно жестами объясняться.


Ребята, которые с тобой тренировались, тоже канадцы и американцы?

Да. Сначала было сложно со всеми общаться. Понять я много чего могу, а вот говорить тяжело. Первое время, когда только приехал, я вообще почти ничего не мог сказать. Все надо мной ржали. (улыбается) Но постепенно я освоился, в том числе с английским языком. Парни-американцы отмечали, что к концу сборов я стал говорить лучше. Не просто стандартными фразами, а нормально мог общаться, что-то спросить, понять, что отвечают. На крайний случай и у меня, и у ребят был google-переводчик – если что, писали и переводили.

Новый вратарь «Белых медведей» Михаил Вишневецкий родом из Америки. Он почти в той же ситуации, как ты в Канаде, только наоборот…

Он хорошо говорит по-русски. Акцент есть, конечно, но все понимают, что он говорит. так что Майк со всеми общается без проблем.

До начала чемпионата осталось меньше месяца. Твоя цель на этот сезон?

Хотелось бы играть в «Белых медведях». Может быть, мне еще рановато - ребята в команде все равно сильнее в плане игры, быстрее, мощнее меня. Но я буду стараться подняться на их уровень.

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт/водительские права).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.