Нашли ошибку?

Ян Булис: Меня в России уже ничем не удивить

Самый тяжелый матч был в Казани

Ян, как тебе старт чемпионата? Доволен результатами?
Наверное, пока да. Мы идем впереди таблицы, занимаем верхние места. Главное, чтобы так и продолжалось. Впереди игры и нужно побеждать, набирать очки.

Какой матч был самым сложным?
Самым… Я даже и не знаю (улыбается). Хотя, с «Ак Барсом» в Казани. Там очень тяжело было - 2:6 проиграли. Мы столько шайб давно не пропускали.

А какой для тебя была игра против «Атланта»?
Тоже получилась тяжелой. Может, мы такими были уставшими после поездки, но «Атлант» смотрелся намного быстрее нас. Слава Богу, спасли матч и выиграли.

Это твой бывший клуб…
Особые чувства были год назад, когда первый раз вышел против них в форме «Трактора». Сейчас уже не так. Конечно, много знакомых лиц, но «Атлант» уже воспринимается так же, как и любая другая команда.

Жаль, что Николишина нет сейчас в «Тракторе»

Расскажи, почему решил остаться в «Тракторе» на этот сезон?
Я еще перед отъездом в Чехию после окончания сезона разговаривал с Валерием Белоусовым и Владимиром Кречиным. Они сказали, что хотят, чтобы я остался. Потом я приезжал за формой, и все было сделано, как мы и договаривались. Слава Богу. А после поехал домой готовиться к новому сезону.


С Андреем Костицыным вы играли в «Монреале».
Мы с ним только один сезон виделись там, Андрей тогда только там начинал в фарм-клубе. Мы немного разговаривали, но друзьями нас называть было сложно. Сейчас уже намного лучше знакомы.

А с Андреем Николишиным были хорошо знакомы?
Да, Николишина знаю очень хорошо! Мы с ним четыре года играли вместе в «Вашингтоне». Отличный парень. Я уже давно его не видел. Даже и не знаю, где он сейчас живет.

В прошлом сезоне он играл на Украине.
Андрей до сих пор играет?!

Да, а перед тем, как ты пришел в «Трактор», он выступал здесь и был капитаном команды. Его очень любили и болельщики, и хоккеисты.
Да, я знаю, что он здесь играл. Помню, когда я еще выступал за «Атлант», видел Андрея в составе «Трактора». Я думал, что он уже с хоккеем закончил. И, конечно, не знал про его выступление на Украине. Жалко, что Николишина сейчас здесь нет.

Помнишь, что ты сыграл первый матч за «Вашингтон», когда Николишин получил травму?
Да, это я помню. Перед тем сезоном я хорошо провел тренировочный лагерь, много очков набрал, и у меня был шанс заиграть в НХЛ. И как бы так сказать, чтобы не обидеть Андрея… Он получил серьезную травму колена и выбыл до декабря. Поэтому у меня получилось начать карьеру в «Вашингтоне».

Гарнетт надежен и от этого нам намного легче

В прошлом сезоне у тебя было всего шесть голов, а в этом уже за первый месяц столько же. За счет чего так прибавил?
Я не знаю (смеется). Но, конечно, лучше, когда шайбы начинают залетать в ворота с начала сезона. Сразу играется комфортнее. Но главное, что команда побеждает. Как я уже сказал, хочется, чтоб так было весь сезон. И еще обойтись бы без травм.


Разговаривал с кем-нибудь из ребят, которые играют в НХЛ, по поводу локаута?
С одним-двумя людьми общался на эту тему. С Миланом Хейдуком из «Колорадо», например. Я вообще, когда перебрался в Россию, перестал следить за НХЛ и даже не знаю, кто и где сейчас играет. Посмотрел недавно игру «Монреаля» и понял, что никого не знаю, кроме Томаша Плеканеца. И то потому, что он чех. Другие мне не знакомы, я с ними не играл.

Локаут - это хорошо или плохо?
Тяжело сказать. Но я помню тот локаут, когда мне пришлось вернуться играть в Чехию… Думаю, для всех в НХЛ это плохо. Для игроков, для менеджеров. После последнего локаута столько денег потеряли из-за того, что не играли целый сезон. Я думал, они научатся на этом. Но нет. Смотрел новости – видимо, ничего пока не получается и непонятно, когда начнется там сезон. А для КХЛ это, конечно, хорошо. Сюда приехали отличные хоккеисты, команды укрепили составы. Так что, думаю, для России это только в плюс.

Все в меньшинстве пропускают, а «Трактор» забивает. Как так получается?
Я знаю, что мне не нужно отвечать, а то все изменится и начнем пропускать (смеется). Здорово, что так агрессивно действуем в меньшинстве. Так просит тренер и у нас пока получается. И Майкл Гарнетт здорово играет. А раз он надежен, то и нам намного легче.

Все нормально. Петри так просто шутит

Почему ты выбрал номер 38?
У меня раньше был восьмой номер. Восьмерка мне всегда нравилась. Первые три-четыре года в «Вашингтоне» я получал травмы каждый сезон – то плечо, то палец ломал. Тогда я задумался о том, что надо поменять номер. Ничего особенного, просто понравилось, как выглядит 38. Вот и выбрал. Но не помогло, травмы все равно приходят – челюсть, колено (улыбается).

За другими видами спорта следишь?
Конечно. Мне нравится смотреть футбол. И еще гольф.

А за большими соревнованиями следил?
Да. За Олимпиадой. Больше всего следил за легкой атлетикой. Мне она тоже нравится.

После последнего выезда в Челябинск приехала твоя семья. Родные теперь приходят на матчи?
Да, недавно жена с детьми приехали ко мне. Моя дочь Нела еще совсем маленькая, всего три годика. Ей сложно, конечно, смотреть целый матч. А сын уже может. Кстати, Ян здесь тоже тренируется. Он катается во дворце в центре.


В «Юности»?
Да. В «Юности» в Школе Макарова. У меня сейчас даже свободного времени нет. И теперь хочется ехать на базу и отдыхать перед играми, а раньше наоборот, думал - зачем нужна база, когда есть дом (улыбается).

Сыну даешь советы относительно хоккея?
Конечно, помогаю. У меня мало времени ему подсказывать. Тяжело потому, что они в Чехии живут, а я здесь. Не видимся по три месяца. Мой папа, его дед, с ним занимается - на каждую тренировку ходит, на игры. Учит, как и меня учил. Конечно, для Яна лучше было, если бы я был с ним постоянно. Могли бы с ним кататься, и я бы подсказывал... Но пока, к сожалению, не получается.

В одном из интервью Петри Контиола сказал, что ты попросил тренера вас больше вместе не селить.
Нее-е-т. Он просто шутит (смеется). Мы с ним хорошие друзья и в Челябинске даже живем рядом. У нас квартиры практически в одном доме. Просто нам дали одноместные номера. Так что Контиола шутит.

Есть любимые места в Челябинске?
Конечно, есть места, куда можно сходить. Но в сезоне очень мало свободного времени – мы или на выезде, или, если дома играем, то на базе. Всего два-три дня в месяце, когда можно куда-то выйти и поужинать. Но мне город нравится, тут есть куда тут сходить. Я в центре живу и могу прогуляться, все посмотреть, дойти куда-то пешком.

Что в России тебя больше всего удивляет?
Тяжело ответить на этот вопрос. У меня нет ответа. Сейчас уже ничего, а сначала было дело. Первый, второй сезоны я удивлялся, когда переехал из Ванкувера в Мытищи. Жизнь абсолютно другая. Но если человек хочет в хоккей играть и получать хорошие деньги, то ему надо быть в России. И если он нормальный, то привыкнет ко всему за месяц-два. Меня вот сейчас уже ничем не удивить (улыбается).

ВНИМАНИЕ!

Проход на арену возможен исключительно при наличии QR-кода для вакцинированных или переболевших коронавирусом за последние шесть календарных месяцев, а также при предъявлении удостоверения личности (паспорт/водительские права).

Согласно решению Роспотребнадзора РФ,принятому на заседании регионального оперативного штаба по противодействию распространения короновирусной инфекции.