Ветераны «Трактора». Валерий Карпов: В 1993 году мы были молоды, злы и голодны до побед. И могли выиграть для Челябинска чемпионство

2 апреля гостем пресс-центра «Трактора» стал чемпион мира 1993 года и один из известнейших воспитанников школы «Трактор» Валерий Карпов. В часовом интервью знаменитый нападающий рассказал, почему предпочел менеджерскую деятельность тренерской, поделился мыслями о заокеанском этапе своей карьеры и оценил шансы Евгения Скачкова заиграть в NHL за «St. Louis Blues».

Первый гол за «Трактор» я забил в ворота ЦСКА. Он получился курьезным


Валерий, вспомним твои первые шаги в хоккее. Кто привел тебя в школу «Трактор» и как все складывалось поначалу?

С пяти лет меня поставили на коньки отец с тетей. Причем сначала это были фигурные коньки. Два года я зимой катался на них на стадионе АМЗ (где мы жили в то время) в Парке Пушкина, а в спортшколу «Трактор» попал уже в семь лет, когда там начался набор.

Когда первый раз удалось посетить матч «Трактора»?

Был еще совсем мальчишкой. И даже помню этот матч. Получилось так, что моя тетя летела из Ленинграда в Челябинск вместе с армейской командой. Завязалось знакомство и в результате ей дали два билета на игру. Помню, что тогда мы сидели на правом балконе за скамейкой «Трактора».

Кто был твоим первым тренером?

До четвертого класса нас тренировал Валерий Филиппович Рякин. После, когда мы уже начали учиться в хоккейном спецклассе – Валерий Михайлович Пономарев.

Насколько известно, с Пономаревым в свое время случилась очень неприятная история, после которой он уже не мог тренировать. Не вспомнишь, что произошло?

Там была цепочка историй. Закончилось тем, что с Валерием Михайловичем случился несчастный случай, и он оказался недееспособен. Мне очень его жаль. Это был отличный тренер и отличный человек. Пономарев много дал нам как хоккеистам, а особенно – нашим игрокам обороны из «Трактора-71». Посмотрите – из той команды вышло три защитника высокого уровня – Олег Давыдов, Андрей Сапожников и Денис Цыгуров.

Помнишь свой дебют за «Трактор»?

Да, и очень хорошо. Это случилось в Москве в игре с ЦСКА. Мне тогда было всего 17 лет. Кстати и свою первую шайбу за «Трактора» я забросил московским армейцам, только уже годом позже. Впечатления от дебюта были довольно расплывчатые. Тогда уже не играл Вячеслав Фетисов и лидерами того ЦСКА являлись Валерий Каменский, Вячеслав Быков и Андрей Хомутов. Хотя даже и без своей первой пятерки москвичи казались мне командой с другой планеты.

Забрал себе первую заброшенную шайбу?

Нет, тогда такой традиции просто не было, хотя детали того гола помню хорошо. Шайба получилась довольно курьезной. В воротах ЦСКА тогда играл Максим Михайловский. Было вбрасывание в правом круге в зоне москвичей, шайба отскочила ко мне, и я ее как-то случайно ковырнул в сторону ворот. Смотрю – зажегся красный свет…

Ты очень подробно помнишь свой первый гол. А все остальные так же?

Нет, конечно. Какие-то врезаются в память. Какие-то нет. К тому же у меня не так много заброшенных шайб, как у признанных бомбардиров.

Вопрос, который интересует многих. Мог ли «Трактор» стать чемпионом в сезонах 1992/1993 и 1993/1994?

Мог. Особенно в первый год. Все было очень реально. В третьей игре с «Динамо» мы выигрывали и проиграли в итоге по буллитам, уступив в серии. Попади мы тогда в финал на «Ладу», то шансов у тольяттинцев было бы немного. Ту нашу злую молодую и голодную до побед команду они бы не прошли. Ведь там тогда многим выдавали зарплаты автомобилями. Нам же в Челябинске – колбасой и сапогами. Но время все же было замечательное. Каждый крутился как мог и большое спасибо хочется сказать начальнику команды тех лет Марку Моисеевичу Винницкому, который делал тогда для команды все и даже больше. Во многом благодаря ему «Трактор» тогда и держался на плаву.

В Анахайме хоккей для людей поначалу был в диковинку


В 1991 году в составе молодежной сборной СССР ты завоевал «серебро» молодежного чемпионата мира. В той команде блистали Павел Буре, Вячеслав Козлов, Дарюс Каспарайтис, Борис Миронов, Дмитрий Юшкевич. Тогда уже было видно, что потенциально это готовые игроки уровня NHL?

Наверное, да. Хотя в те годы уровень NHL мы в Челябинске мало себе представляли. Это было очень далеко от нас. Ближе было москвичам, которые уже тогда что-то планировали по поводу отъезда. А все вышеназванные ребята в то время, несомненно, были потенциальными звездами. Плюс – с нами еще тренировался Леша Ковалев, который был на два года младше и не попал в окончательный состав, но на сборах он творил просто чудеса. Можно также вспомнить и Сергея Березина, прилично поигравшего за океаном. Команда была действительно классная и готова была побеждать, но случилось так, что за последние две игры нам нужно было взять два очка. Но, увы, не вышло. С финнами мы сыграли 5:5, а канадцам уступили, пропустив гол за полторы минуты до конца встречи. Было очень обидно.

Тогда у тебя не было мыслей об отъезде в NHL, но может быть, в мечтах была Москва?

Нет. Цели уехать в Москву не было. В Челябинске меня устраивало все. Тогда имели место такие вещи, как патриотизм и эмблема родного клуба. Но тут случился переходный этап в жизни страны, да и желание поиграть с мастерами, которые выиграли Олимпиаду-1992 в Альбервилле просто зашкаливало. Ну и, конечно, работа с Тихоновым. Это была большая школа для каждого. Получилось же совсем иначе. Я приехал в ЦСКА и за предсезонку там разъехались абсолютно все системообразующие игроки. Пару-тройку матчей в чемпионате еще удалось сыграть с Серегой Зубовым, Андреем Коваленко и Славой Буцаевым. Когда же уехали и они, то в 21 год я оказался третьим по возрасту в команде. Я приехал туда учиться, а оказалось наоборот. Мне пришлось передавать свой «опыт». В итоге я вернулся в «Трактор».

Расскажи про свой отъезд за океан и трех сезонах в «Anaheim Mighty Ducks»…

В Челябинске у нас тогда была шикарная команда. Три практически равных пятерки, каждая из которых могла сделать результат. Кто-то был задействован в первой сборной страны, остальные же хоккеисты играли за олимпийскую команду. Когда мы с олимпийской командой выиграли приз «Известий» на нас обратил внимание тренер первой сборной Борис Михайлов и пригласил на сборы. Дальше – чемпионат мира, в котором мы завоевали «золото», а у меня получилось довольно неплохо сыграть. Тогда фактически я и попал на драфт, но первый матч в NHL сыграл только на следующий сезон, потому что мечтал выступить на Олимпиаде. Конечно, если бы я поехал за океан сразу, может, было бы и легче закрепиться там, но мечта есть мечтой. Об этом я и сказал Алексею Касатонову, бывшему в то время уже двукратный олимпийским чемпионом, который советовал ехать в NHL как можно быстрее.

Дальше была Олимпиада. Сыграли немного лучше, чем получилось в этом году у наших хоккеистов. После этого я полетел за океан в лагерь новичков. Чуть раньше, чем того требовалось. Причин было несколько – это и нежелание служить в армии в Челябинске и чемпионат мира по футболу, который проходил тогда в США (смеется). Кстати, удалось посетить игру Россия vs Бразилия в Сан-Франциско.

Ну а если серьезно, первый год в «Anaheim Mighty Ducks» оказался немного скомканным. Хорошо показал себя в летнем лагере и оказался в первой тройке нападения «уток» вместе с Полом Карией и Анатолием Семеновым. Но дальше случился локаут, и мне пришлось лететь обратно в Россию.

Второй год получился намного лучше, даже несмотря на травму кисти. Третий же вышел неудачным. Тогда я основательно готовился к сезону. У нас была группа игроков, в которую входили Сергей Гончар, Витя Козлов, Андрей Назаров, Вася Турковский, Саша Харламов. Мы вместе наняли тренеров – по физподготовке, по акробатике, по плаванию и усиленно провели тот предсезонный этап. Я даже сместил из-за тренировок празднование своего 25-летия.

Начался сезон, и стало понятно, что у тренера были свои взгляды на хоккей. Когда я забивал – играл много. Не забивал в следующем матче – он ставил меня в checking-line. В одном из первых матчей – в Хартфорде я получил сотрясение мозга. Когда играешь в четвертом звене это неудивительно. На это сезон для меня был закончен. К новому году я восстановился и сыграл несколько матчей за фарм-клуб – «Baltimore Bandits», после чего уехал играть в независимую команду «Long Beach Ice Dogs». Вот такая эпопея.

На следующий год попытался закрепиться в лагере «Calgary Flames», но после того, как мне сказали ехать в фарм-клуб, вернулся в Россию и стал искать варианты продолжения карьеры в Европе или на родине. В итоге оказался в Магнитогорске.

Насколько тогда был популярен хоккей в калифорнийском «Anaheim Mighty Ducks», ведь команда существовала буквально первые годы?

Хоккей был непопулярен. Он был диковинкой. Люди ходили на матчи с какой-то познавательной точки зрения. Возможно, кто-то и разбирался в тонкостях игры, хотя как можно разбираться в хоккее и при этом жить в Калифорнии. Это не Канада и не восточное побережье. Зал, конечно, был продан полностью. Должны были быть аншлаги, но пустых мест всегда было достаточно. Объяснялось это просто. Многие фирмы выкупали билеты для своих сотрудников, а те попросту не ходили на игры. Сейчас, конечно, отношение к хоккею там другое. Все-таки победа в Кубке Стэнли многое меняет в сознании людей.

Сложно ли дался переезд в США с бытовой точки зрения?

Нельзя сказать, что он прошел безболезненно. До «Anaheim Mighty Ducks» я много ездил по миру и знал, что такое жизнь в Европе и Америке. Что касается покупки автомобиля, дома и всего прочего, то меня выручали мои знакомые, друзья и агенты. Язык же был проблемой лишь в первый сезон.

Как оценишь в целом заокеанский период своей карьеры?

Если бы удалось – то дело не ограничилось бы тремя годами. Можно было остаться и пытаться пробиться в основной состав через фарм-клубы. Но я не хотел и принял другое решение. После чего провел отличные сезоны в магнитогорском «Металлурге».

У Скачкова должно все получится


Евгения Скачкова приглашают в «St. Louis Blues». Как оценишь его перспективы?

Женя здоровый, нормально играющий парень. Поэтому, почему нет? Все у него должно получиться.

Ему не поздно в свои 25 лет ехать в NHL?

Наоборот, это самый оптимальный возраст! Почему его раньше не звали? Видимо, не показывал того уровня игры, который необходим. А сейчас показывает. Во сколько уехали за океан наши первые звезды? В 31-32 года. Поэтому у Скачкова даже есть запас.

Андрей Попов и Евгений Скачков недавно попали в расширенный список кандидатов в сборную России. Твое мнение об их перспективах?

Думаю, что для Андрея Попова сейчас важнее просто «повариться» в этой атмосфере. У Скачкова же переспективы хорошие. Но здесь многое зависит от Вячеслава Быкова. В плане того, на каком месте он видит Женю в этой сборной.

Затронем тему Вячеслава Войнова и Евгения Дадонова. Стоит ли им оставаться в AHL или все же лучше вернуться в Россию?

Нужно знать ситуацию в клубах. Держат ли их руководство на карандаше или давно махнуло на них рукой. Здесь все сугубо индивидуально и основывается на чувствах каждого отдельного игрока. Чувствует ли он в себе силы продолжать играть там или нет. Единственное что отмечу, что ребята уехали за океан немного рановато. Нужно было подождать пару лет.

То есть в 18-19 лет лучше оставаться играть в России?

Если ты не Малкин, Овечкин или Ковальчук, вокруг которых строятся команды – то да. Прозябать там смысла нет, потому что эта мельница может запросто перемолоть практически любого молодого талантливого хоккеиста.

Самый памятный турнир – чемпионат мира 1993 года


Ты был признан лучшим игроком чемпионата страны в сезоне 1992/1993. Получил ли какой-то памятный приз?

Дали «Золотой шлем». Вроде делать ничего и не хотели, но после выигрыша чемпионата мира в 1993 году Челябинске получился хороший праздник. Я бы сказал, что награждали меня больше не за приз лучшему игроку, а за золотые медали мирового форума.

А что-то типа хоккейного музей у тебя есть?

Да, конечно. В нем и хранится этот «Золотой шлем».

А было ли какое-то торжество после прилета с чемпионата мира и как, вообще, праздновали?

Сначала мы выпили шампанского в раздевалке, потом немного отметили в номерах, пока переодевались, ну а затем был большой банкет.

На том чемпионате мира очень ярко засверкали звезда Эрика Линдроса, которого прочили в преемники великого Уэйна Гретцки. Вспомнишь, каким он был тогда и какие у него были реальные перспективы?

Его звезда зажглась пораньше. Еще по молодежным сборным он, будучи младше нас, был лидером команды. Все передачи начинались и заканчивались на Линдросе. Было видно, что он станет суперигроком. Ну а славу Гретцки всегда прочат кому ни лень. Преемников было много. Да, Линдрос тогда забросил много голов и отличился как на площадке, так и вне ее. После проигранного в полуфинале матча с Россией он, например, выломал дверь в своем гостиничном номере.

Всего ты участвовал в пяти чемпионатах мира. Какой был самым лучшим?

Конечно, чемпионский – в 1993 году. Дебют. Победа. Неповторимые эмоции. В 1996 году был хороший турнир, когда из NHL приехало 12 или 13 человек. Но тогда были определенные проблемы с дисциплиной. Заокеанским легионерам позволяли многое, игрокам внутреннего чемпионата – меньше. Получилось, что команда разделилась на два лагеря. Это особо не ощущалось, но все равно сыграло свою роль. Например, тогда, когда мы в матче за третье место, ведя против американцев 3:0 умудрились проиграть в овертайме, пропустив гол в большинстве. Вот они – мелочи. В 2002 году наша команда вышла из группы и прошла звездных чехов, затем – финнов и лишь в финале проиграла великолепной команде Словакии. Тоже был хороший форум.

После NHL мог оказаться в пражской «Спарте», но выбрал «Магнитку»


Почему ты вернулся из-за океана именно в Магнитогорск?

Было два варианта развития карьеры. Пражская «Спарта», которая тогда играла в Евролиге, и магнитогорский «Металлург», где было полкоманды друзей, знакомый тренер, хорошие перспективы и близость дома. Это в итоге и перевесило.

Какой из титулов, завоеванных с «Металлургом» самый памятный для тебя?

Наверное – титулы сезона 1999/2000, когда мы выиграли и чемпионат страны и Евролигу. Тогда я ловил себя на мысли, что, уезжая на выходные домой в Челябинск, быстрее хочу вернуться в Магнитку, испытывал желание быстрее увидеть партнеров по команде и продолжить вместе делать одно общее дело. Атмосфера в той команде была просто обалденная!

Как ты относишься к тому, что майки с твоей фамилией висят и под сводами «Арены Трактор» и под сводами «Арены Металлург»?

Кому-то это мешает? И в Челябинске и в Магнитогорске, мне кажется, я оставил достаточно заметный след, поэтому, почему нет?

Ты завершал карьеру в «Тракторе» и вписал свое имя в историю, вернувшись в сезоне 2005/2006 с командой в Суперлигу. Какие были эмоции?

Эмоции были очень хорошие. Возможно не столь яркие как у моих одноклубников, которые были помоложе. Если быть точнее, то я был счастлив и удовлетворен, что мы сделали дело, которое нам поручили. Также была радость за наших горожан, которые, наконец, получили шанс видеть в своем городе лучшие команды страны.

А как вызревало решение о завершении карьеры?

На самом деле я не хотел заканчивать карьеру именно тогда. Силы и желание играть еще были. Но получилось так, как получилось. И я закончил…

Считается, что для профессиональных спортсменов проблемой является первое время после завершения карьеры. Как было в твоем случае?

Могу сказать, что в определенной степени я и сейчас нахожусь не на том месте, на котором хотелось бы. Я поработал год в «Автомобилисте», понял, что это мое и что у меня, судя по результатам, неплохо получается. Мне это было очень интересно. Но не каждый человек может сразу себя где-то найти. Я не предполагал закончить карьеру и пытался продолжать играть дальше, не выстраивал запасные аэродромы. Поэтому первое время было непросто. Но только первое время.

Мне больше нравится творить в сфере менеджмента, создавать команду, лепить ее из игроков, выстраивать. Это целое искусство


Почему ты предпочел менеджерскую деятельность тренерской?

Когда я был игроком, я отдавал себе отчет в том, что мне больше нравится творить в сфере менеджмента, создавать команду, лепить ее из игроков, выстраивать. Это целое искусство. Это мне больше по душе. Хотя с другой стороны, если попробовать тренировать на высшем уровне, то все может удачно сложиться. У меня есть опыт детского тренера — четвертый год мы организуем и проводим работу с детским лагерем.

Кто для тебя является лучшим примером менеджера?

Отчасти – Геннадий Величкин. Он всегда делал для команды все, что в его силах. При том, что комбинат можно назвать всемогущим, условия в команде всегда были хорошими. Но есть определенный недостаток – Величкин не был хоккеистом. Для меня же хоккей – это моя жизнь. Может мне пока не хватает определенного управленческого опыта, но это все дело наживное. Все когда-то начинали. Я считаю, что все необходимое для такой деятельности у меня есть.

«Автомобилист» стал одним из открытий этого сезона. Почему именно Марек Сикора был назначен тренером? Ты пригласил его по старой памяти, по работе в Магнитогорске?

Абсолютно верно. Когда руководство «Автомобилиста» поставило задачу найти тренера, изначально этот пост предложили мне. Но я не стал брать на себя такую ответственность, потому что не имел достаточного опыта. Мне было интересно наблюдать за Андреем Назаровым, как он, не имея опыта, возглавит команду. Честь и хвала ему, он неплохо справился. Я начал искать тренера для «Автомобилиста», и кандидатуру Сикоры мне подсказала жена: «Почему бы тебе не позвонить Мареку?». Я нашел его в Америке, где он был с молодежной командой на чемпионате мира. У нас были хорошие отношения не только по работе, но и в человеческом плане. Поэтому Сикора, не долго думая, приехал по моему приглашению. Неудивительно, что когда я уходил из команды, он высказал такую точку зрения: «Надо тоже взять билет и улететь домой». Но, будучи человеком европейского склада, он доработал до конца, довел свое дело. Надеюсь, сейчас в Минске у Марека тоже все получится.

Что у тебя, на твой взгляд, получилось при работе в должности менеджера, а что нет?

Я не могу сказать, что что-то получилось или нет. Потому что я не довел дело до конца. Поставили задачу – набрать команду и вывести ее на новый уровень. Не определились с бюджетом. Было очень трудно что-то искать в темной комнате. Но я все-таки что-то нашел и пригласил в город хоккеистов… Главное и основное, что я сделал – привлек тренерский штаб в лице Марека Сикоры и Анатолия Чистякова – тандема, знакомого мне еще по Магнитогорску.

А у тебя есть сейчас какие-то предложения?

Конкретных нет.

Комментаторский опыт бесценен


Продолжаешь ли играть за команду ветеранов?

Да, я играл до недавних пор за свердловскую команду. Второй год подряд удается сыграть на турнире среди ветеранов в Москве, и в конце месяца буду выступать за подольскую команду на чемпионате мира среди ветеранов в Финляндии.

Что дают такие турниры и игры?

Прежде всего, это общение, возможность встретиться со старыми знакомыми. В очередной раз увидеть своих старых друзей – Игоря Варицкого, Сергея Гомоляко, Андрея Сапожникова.

Вы можете созвониться просто так в середине лета, и собраться вместе, отдохнуть?

Это не так просто. Тем более сейчас, когда ребята переехали в Москву. Один раз пробовали собраться, вроде получилось. Но все-таки это достаточно трудно. Встречаемся насколько это возможно, кто-то к кому-то в гости приезжает, где-то пересекаемся. Но чтобы в один день — нет, это непросто. С другой стороны лучше редко, чем ничего.

В свое время тебя приглашали комментировать матчи. Поступают ли сейчас такие предложения?

Я комментировал два раза – один раз еще будучи игроком. Проходили игры на кубок Башкортостана, и наша пятерка не играла. Матч транслировал федеральный канал. Это был первый сезон Сикоры. Тогда я сказал, что тренировочный процесс Сикоры отличается от тренировок Белоусова. После чего Валерий Константинович на меня обиделся за то, что, по его мнению, я не так сказал о нем. Второй раз я выступил в роли комментатора, когда уже закончил играть. Это уже было здесь, в Челябинске.

В том матче в «Юности» «Трактор» играл против СКА, и увидев тебя на комментаторской позиции прямо во время игры с тобой поздоровался Максим Сушинский…

(Улыбается). Да, это был достаточно забавный эпизод…

Если бы сейчас поступило такое предложение, принял бы?

Почему бы и нет. Это своего рода очередной полезный опыт. Это интересно и мне, и людям, возможно, понравилось бы.

Моя работа над кандидатской была честной


Как возникла идея создания летней хоккейной школы «Будущая звезда»?

Идея не то, что витала в воздухе, но определенный спрос у молодых хоккеистов на такого рода школы был. Эту идею и подхватил наш бывший хоккеист Станислав Туголуков, который 8 лет работает в системе «Dallas Stars» и занимается там молодежными командами. Он поделился этой идеей с нами, и мы подхватили ее, организовали такую школу. Трудно делать это в течение сезона, потому что все молодые хоккеисты связаны определенными обязательствами – они играют за свои команды, тренируются. Некоторые тренеры ревностно относились к тому, что кто-то из их воспитанников отпрашивались на наши занятия. Но надо понимать, что мы не лезем ни в какие тактические компоненты. Мы только с обучающей точки зрения показываем, как правильно делать те или иные вещи, работаем с клюшкой, коньками. После первого года проведения такой школы, мы сделали определенные выводы, и сейчас мы никак не пересекаемся с занятиями в хоккейных школах.

Ты имеешь степень кандидата наук. Расскажи, как проходила работа над кандидатской?

Она называлась «Совершенствование средств психологической саморегуляции хоккеистов высшей классификации». Я самостоятельно занимался проведением опытов, тестов. Перед играми брал нескольких игроков и непосредственно перед началом матча проводил несколько тестов, которые позволяют определить как человек готов чисто психологически. Анализировал же все эти результаты мой помощник, человек науки. Такие работы всегда пишутся в тандеме. С моей стороны все было сделано на совесть. Это была честная работа.

Нет ли желания написать книгу?

Не думаю, что мои воспоминания кому-то были интересны. По моему мнению, есть люди, у которых более интересная биография. Сейчас моя главная задача – написать диплом.

Я еще не закончил обучение в Академии Управления, где осваивал менеджмент игровых видов спорта. Поэтому сейчас ищу тему, ищу помощника, который поможет мне это сделать.

В этом году ты побывал на церемонии вручения премии «Признание». Какие впечатления она оставила?

Пригласил меня на эту церемонию директор хоккейной школы «Трактор» Евгенией Иванов. Мы пришли пораньше для того, чтобы нам показали сценарий. Позже начал собираться народ. Весь бомонд города был там. Было особенно приятно говорить на этом мероприятии добрые слова о своей родной хоккейной школе.

Также пару лет назад ты принимал участие в показе мод. У тебя довольно разнообразная жизнь…

Да, поэтому можно сказать, что во время церемонии «Признание» я уже был второй раз на сцене. Чувствовал себя уже более или менее своим. Если говорить о показе мод, то это было своего рода vip-дефиле перед праздником «Платье года». Я с большим удовольствием откликнулся на это предложение, потому что это тоже было очень интересное мероприятие. Хорошая практика ходьбы по сцене, да и просто общение с интересными людьми. После этого события у меня завязалась дружба со многими людьми, которые принимали в нем участие.

Нынешнему поколению хоккеистов точно есть куда стремиться


В конце апреля состоится очередной матч «Трактора» с фанатами. Было ли что-то подобное в твоей игровой практике?

Нет.

Если бы «Трактору» в 1993 году предложили сыграть против болельщиков, что бы вы сказали?

Почему бы и нет. Хотя тогда время было такое, что людям было не до хоккея. Сейчас же просто заходишь в этот дворец спорта, на арену, и по-хорошему завидуешь ребятам. Здесь не только играть, но и находиться приятно. Все эти проекты общения с болельщиками тоже немаловажны. Это здорово и замечательно.

Какие впечатления оставили игры финала «Трактора» 1993 года рождения?

По поводу «Трактора-93» хочу сказать, что очень сложно играть одной пятеркой. Хотя бы две должно быть.

А «Белых медведей» в плей-офф МХЛ?

У «Белых медведей» – пока все хорошо, и наверно здорово то, что столько игроков пришло в команду из основной. Хорошо, что молодежь, которая может играть за «Белых медведей», играет на более высоком уровне. И когда основная команда закончила играть, они могут помочь своим друзьям и выиграть первый Кубок Харламова. Пока все для этого есть.

Каково в целом твое мнение о нашей молодежной лиге? Не запоздало ли ее создание?

Лучше поздно, чем никогда. Это здорово, что она уже появилась. Это совершенно другой уровень. Ребята, которым от 17 до 21 года играют как взрослые, на тех же аренах, также ездят на выезды. Все тренеры во время матча в костюмах. Ребята видят, куда и к чему надо стремиться. Раньше не было связи молодежи с основной командой, а теперь они могут и посмотреть тренировку, да и у основной команды есть возможность выдернуть молодого игрока наверх. Идет живое общение. Есть куда стремиться. Наверное, у всех далеко идущие планы, связанные с хоккеем. Вот она – мечта.

Мечты сбываются. Это вполне про Евгения Кузнецова.

Женю я знаю давно. Когда закончил играть, то катался в ночной лиге во дворце на ЧТЗ. Он туда постоянно приходил. Было видно, что парень живет хоккеем и ему недостаточно тренировок. В то время Жене было всего лишь 12 лет. Но уже тогда было видно, что у человека есть и голова на плечах, и все задатки отличного хоккеиста. Также и по Евгению Малкину с ранних лет было видно, что все у него получится.

Если бы сейчас проводился матч нынешнего «Трактора» и «Трактор» 1993 года. Кто бы выиграл?

Нынешняя команда. Чисто физически они сильнее нас.


Биографическая справка

Валерий Карпов

Родился 5 августа 1971 в Челябинске

Нападающий

Воспитанник хоккейной школы «Трактор»

Тренеры: Валерий Филиппович Рякин, Валерий Михайлович Пономарев.

Карьера: «Мечел» Челябинск, «Трактор» Челябинск, ЦСКА Москва, «Anaheim Mighty Ducks» NHL, «San Diego Gulls» IHL, «Baltimore Bandits» AHL, «Long Beach Ice Dogs» IHL, «Металлург» Магнитогорск, «Лада» Тольятти, «Динамо» Москва

Титулы: Бронзовый призер Чемпионатов России 1993 и 1994 в составе «Трактора», Серебрянный призер Чемпионата России и обладатель Кубка России 1998, Чемпион России и Чемпион Евролиги 1999, Чемпион Евролиги, Обладатель Суперкубка Европы и Бронзовый призер чемпионата России 2000, Бронзовый призер чемпионата России 2002, Серебряный призер чемпионата России 2004 в составе магнитогорского «Металлурга».

Победитель Чемпионата России в Высшей лиге 2006 в составе «Трактора»

Участник 5 Чемпионатов мира (1993, 1996, 1999, 2001 и 2002). Участник Олимпийских игр 1994 (8 игр, 3 гола, 1 передача).

Титулы в сборной: Чемпион мира 1993 года (8 игр, 4 гола, 5 передач). Серебрянный призёр Чемпионата мира 2002 года. Серебрянный призер молодежного Чемпионата мира 1991 года.

Лучший игрок Чемпионата России 1993

Все новости